Историкам, изучающим документы, оставшиеся после Второй мировой войны, приходится сталкиваться с архивной информацией о деятельности Оперативного Штаба Розенберга. Некоторые стороны этой деятельности изучаются и даже публикуются.Вышедшая в серии «Трудов исторического факультета МГУ» книга под названием «Картотека «Z» посвящена практике ведения Штабом учетных карточек на ценности культуры оккупированных территорий России, Украины и Белоруссии (Изд-во МГУ, М., 1998). Авторы - М.Бойцов и Т.Васильева – на основе рассекреченных документов Особого архива впервые показали технологию сбора сведений и оценки объектов культуры для последующего вывоза их в Германию.

Действиям Оперативного Штаба по вывозу культурных ценностей в рейх, ущербу, нанесенному музейным, библиотечным и архивным фондам России, посвящена глава монографии ст. научного сотрудника Института российской истории РАН Маргариты Зинич («Похищенные сокровища: вывоз нацистами российских культурных ценностей», М. 2005).

Деятельность этой структуры Министерства по оккупированным восточным территориям, в том числе и её методов конфискации культурных ценностей, заслуживает более пристального внимания отечественных исследователей. Однако подробного исследования действий Штаба в историографии Второй Мировой войны так и не появилось. Между тем в российских и зарубежных архивохранилищах находится обширный документальный массив, позволяющий восстановить технологию ограбления (изъятия) и вывоза в рейх музейных, архивных и библиотечных собраний России.

Настоящий очерк не претендует на исчерпывающий обзор действий экспертов Оперативного Штаба Розенберга. Наше внимание привлекли архивные документы, находящиеся в архивохранилищах Москвы, Киева и Калининграда. Они позволяют составить представление о некоторых сторонах деятельности Восточного отдела Штаба.

Копии указов фюрера относительно организации Штаба, распоряжения Розенберга его руководству, директивные письма Геринга и Бормана о необходимости поддержки действий Штаба всеми партийными, государственными и военными структурами. В архивах имеются указания и инструкции руководства Штаба, формулирующие и подтверждающие право Оперативного Штаба осуществлять обследования культурных учреждений и конфискацию ценностей культуры на захваченных вермахтом территориях.

Документы, отражающие взаимодействие Штаба с военными комендатурами, рабочие отчеты и дневники территориальных структур и его представителей, докладные записки, акты, транспортные накладные и другие материалы позволяют выявить сферу полномочий Штаба, его структуру, персональный состав, методы работы и – главное – проследить судьбу некоторых культурно-художественных ценностей, оказавшихся под контролем различных служб Штаба Розенберга.

Основной целью этой организации, согласно указу Гитлера, являлась планомерная борьба с идеологией евреев, масонов и прочих «мировоззренческих противников» национал-социализма. По мнению самого Розенберга, собранные на захваченных территориях книги, архивы, музейные экспонаты, предполагалось использовать, прежде всего, как исходный материал для проведения соответствующей «исследовательской» и пропагандистской работы. В Берлине была сформирована так называемая «Восточная библиотека» с отделениями в Киеве и Риге, где аккумулировалась литература самой широкой тематики, позволяющая, по мнению руководства Штаба, получить необходимые сведения о культурном и политическом развитии советского общества при большевизме.

Некоторые эксперты Штаба Розенберга по специально составленному плану вели весьма интенсивную научную работу.

Официальная линия Штаба в отношении российских территорий менялась в зависимости от обстановки на фронтах. В самом начале агрессии предполагалось, что вывозить захваченные культурные ценности до окончательной победы над большевиками вряд ли целесообразно. Разве что в порядке исключения: спасти от опасности повреждения или уничтожения. Перед местным населением сотрудникам рекомендовалось пропагандировать себя спасителями культурных ценностей. На роль «спасителей» национальных культур оккупированных территорий претендовали и конкуренты Штаба – вермахт, специальное подразделение СС фон Кюнсберга, экономическая команда «Гёрлитц», СД, отделы пропаганды и прочие службы. На этом фоне, однако, Восточный отдел Оперативного Штаба выделялялся специальной выучкой кадров и нацеленностью на крупномасштабное разграбление культурного богатства Советского Союза. Об этом свидетельствуют многочисленные документы, рассказывающие о вывозе музейных ценностей, архивов и библиотек Новгорода, Гатчины, Царского Села, Тихвина, Смоленска, Пскова, Курска, Воронежа, Краснодара, Ростова-на-Дону, не говоря уже о культурных объектах Украины и Белоруссии. Причём, в периоды успехов германских армий, когда оккупированные восточные земли могли считаться «новыми территориями рейха», речь во многих случаях действительно шла о «каталогизации», «взятии на учёт», перебазировании культурно-художественных ценностей в централизованные хранилища (хотя и тогда вывоз достигал значительных размеров). В условиях дестабилизации ситуации на фронтах, приближения зоны боевых действий, основные силы Оперативного Штаба сконцентрировались на отправке российских ценностей в Германию.

Пропагандистские уловки относительно спасения культурных ценностей были решительно отброшены. В действиях отлаженных структур Штаба Розенберга нарастала организационная неразбериха. Постоянно ломалась структура Штаба. Его работа осуществлялась порой с лихорадочной поспешностью, что в некоторой степени препятствовало массовому вывозу культурных ценностей.

Структуры и состав Оперативного Штаба Розенберга, как уже было сказано, постоянно менялись в зависимости от положения на фронтах. Потеря того или иного крупного города вынуждал руководство Штаба ликвидировать свои зондеркоманды и рабочие группы. В первое время обработка и вывоз культурно-художественных ценностей России осуществлялись подразделениями Главной рабочей группы «Прибалтика» со штабом в Риге (северо-запад России) и Главной рабочей группы «Украина» со штабом в Киеве (южные российские города). С мая 1943 года уже действовала отдельная Главная рабочая группа «Центр» со штабом в Смоленске, тоже просуществовавшая весьма недолго.

Разумеется, имеющиеся в российских архивах документы Штаба Розенберга, не могут дать полной картины захвата и вывоза культурных ценностей. Во многих случаях они содержат только фрагментарную информацию, не позволяющую установить конечное местопребывание музейных коллекций, библиотечных, архивных фондов или отдельных экспонатов, захваченных Штабом.

Необходимо учитывать, что захват российских культурных ценностей осуществлялся и другими службами – например, СС и вермахта. Деятельность этих служб, их взаимоотношения со Штабом Розенберга требуют более детального изучения и дальнейшего сбора материала.


Никандров Н.И.

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России