(Материал для поиска)

Американская зона оккупации поверженной нацистской Германии. На сборные пункты в Мюнхене, Висбадене и Оффенбахе прибывают ценности, обнаруженные в самых неожиданных местах бывшего Третьего рейха. В замках, принадлежащих немецкой элите, в заброшенных шахтах, в цехах законсервированных военных заводов и монастырях американские поисковики из специальных подразделений обнаружили свыше 1,5 тысяч хранилищ культурных ценностей, вывезенных нацистами из оккупированных стран Европы.

Немалая часть культурных «трофеев», прихваченная побежденными оккупантами, осела в частном владении.

Военная администрация США законом № 52 потребовала от германских граждан сообщать обо всем имуществе, приобретенном во время войны на территории оккупированных стран. Закон предписывал владельцам предъявлять предметы американским властям без каких бы то ни было вопросов. По некоторым данным, на склады армейских комендатур США были сданы 14.000 предметов, в том числе вывезенных с территории России.

Отчетных документов о дальнейшей судьбе поступивших от граждан Германии ценностей в архивах пока не обнаружено.

Вместе с тем имеющиеся сведения позволяют путем наложения на реестр потерь, внесенных в Сводный каталог, идентифицировать принадлежность части «бесхозного» имущества к своим фондам.

В связи с этим особого внимания заслуживают следующие архивные свидетельства:

1. Ориентировка вермахта в Штаб Розенберга от 19 августа 1943 года «Два ящика, помеченные RMOZ-2 и RMOZ-3, содержат церковную мозаику, по приказу Верховного командующего 3-й Танковой армии будут переданы для дальнейшего использования рейхсляйтеру Розенбергу».

Оперативный штаб Розенберга распорядился передать ящики на склад Буксхайм под Мемминген, Салезианский монастырь».

Груз с маркировкой псковского сборного пункта прибыл в Буксхайм 24 августа 1943 года. (Федеральные архивы ФРГ, Кобленц ВАК, В 323, N 495)

2. Известны некоторые списки имущества, якобы приобретенного немцами на оккупированной территории России. По имеющимся реквизитам отдельных вещей, установить владельцев возможно после соответствующей идентификации с учетом деклараций и требований, включивших этот предмет советской стороной как утраченный.

Реальный интерес представляют предметы, возвращенные немецкими гражданами на склады Военной Администрации США.

В том числе:

А). Икона «Благовещение пресвятой Богородицы»,

ХV век, на дереве,

26х21.

Подарок г-ну Клингеру из Рейхенхалля псковской школой во время войны.

Икона была декларирована СССР: декларация 12655, порядковый №3. Требование А/4 – 489.

Найдена в Reichenhall. № Mun (Мюнхенский сборный пункт) 47978. В 1949 году отправлена в Висбаденский коллекционный центр. Передана под опеку Гессенского премьер-министра. Регистрационный № Опекунского управления: 457-05 Е. По архивным данным, икона находилась в одном из ящиков с культурными объектами, реституция которых не состоялась. (Федеральный архив (Кобленц), ф.323/729)

Б). Икона (в картонной коробке) с изображением 7 святых.

Найдена в России духовным советником Морхардтом из Эйхштетта в 1942/43 году.

Обнаружена офицерами США в Буксхайме. Отправлена в Мюнхенский сборный пункт в марте 1948 года. Из Мюнхена в 1949 году – в Висбаден. В 1952 году передана в Опекунское управление, а затем в Управление Верховного комиссара США в Германии. На карточке РСА есть отметка: передана под опеку Гессенского премьер-министра. О возможном отправлении в Берлин не указано.

(Федеральный архив (Кобленц), ф.323/729).

В). Картина «Деревня зимой», худ. Афанасьев.

Приобретена А.Штерлецем в Пушкине за 100 рейхсмарок.

Поступила в распоряжение американских властей в марте 1948 года от г-на Мурнау. В июне 1949 года отправлена из Мюнхенского сборного пункта в Висбаден, а в марте 1952 – в Опекунское управление при МИДе ФРГ. В этом же году картина передана в Управление Верховного комиссара США в Германии.

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/727).

Г). Картина «Пейзаж» неизвестного художника,

х.,м., в раме,

26х44.

(Летний пейзаж с возделанными полями; в центре фигура молодой девушки, стоящей с кувшинами).

Приобретена в России д-ром Иоганном Пфлюгом из Ханау во время оккупации. Подарок семьи Шкут из Минска в 1943 году. Поступила в распоряжение военной администрации США во Франкфурте и направлена в Центральный коллекционный пункт в Мюнхене.

Декларирована СССР – 02627. Поступление: №145, 14.10.1947 г. Отправка в Россию 15.09.1948 г. Владелец неизвестен

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/729).

Д). Религиозные предметы (текстильные изделия).

(Облачение, листовой орнамент на зеленом фоне).

Материал: шелк/бархат.

Состояние: хорошее, без повреждений.

В деле ф. 323/594 на карточке РСА имеется фото.

Приобретено во время войны в России, найдено во владении г-жи фон Виллих в замке Зихендорф под Лаутербахом и доставлено 31 октября 1948 года в Висбаденский коллекционный пункт д-ром Борном из Управления военной администрации США.

Поступление 209. Отправлено: 7 марта 1952 года в Опекунское управление при Министерстве иностранных дел ФРГ; 7 мая 1952 года в Управление верховного комиссара США в Германии.

Примечание в карточке РСА: Передано под опеку Гессенского премьер-министра в соответствии с законом […], относится к 5 ящикам с культурными объектами, реституция которых вначале не состоялась, и местонахождение которых в течение некоторого времени было неизвестно.

В 323/497: Транспортная опись поставки из Висбадена в Берлин с относящейся к ней корреспонденцией.

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/729).

Е). Кустарное изделие – серебряный самовар,

ХiХ век,

53х44,

в хорошем состоянии.

В деле фонда 323/594 имеется фото на карточке РСА. Приобретен Иозефом Хильденом из Франкфурта во время войны в России. Владелец неизвестен. Передан Военной администрации США во Франкфурте и оттуда 29 сентября 1948 года коллекционный пункт (Висбаден) под №200.

7 марта 1952 года отправлен в Опекунское управление при Министерстве иностранных дел ФРГ. 7 мая 1952 года передан в Управление верховного комиссара США в Германии.

Согласно транспортной описи В 323/497, предмет поставлен из Висбадена в Берлин под №5818.

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/729).

Ж). Кустарное изделие – маленькая шкатулка, 9,5х6,5х6,0.

Работа на камне, камнерезная мастерская – Екатеринбург, Липин?. Зеленый малахит, (без повреждений).

Маркировка: Russ. Decl. 01415/5. № Mun 41120 Wasserburg 21/5/Приобретена покойным мужем г-жи Марии Менгес (ныне Зигель) из Виссельбурга на севере России в 1942 году.

Поступила под №111 в Висбаденский коллекционный центр 11 января 1947 года.

Примечание: декларация СССР Nr. 01415/5 и декларация Франции 1469.

Отправлена в Берлин 15.04.1947 года.

Из РСА нельзя установить, почему объект декларирован как происходящий из Франции. Владелец неизвестен.

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/729).

З). Русская церковная картина с нашитой миниатюрой святого, ХIХ в. 27,7х21,5. Вышивка серебром и золотом (только орнаменты) в оправе из серебряной бумаги в черной золотой раме.

Маркировка: RI-В 251.

Конфискована войсковой группой Норд у неизвестного русского владельца и принята оперативным Штабом Розенберга. Перемещена через Ригу в замок Кольмберг под Ансбахом.

Поступила в Мюнхенский коллекционный центр из Кольмберга 10 апреля 1946 года, отправлена в Берлин 15 апреля 1947 года.

Примечание в карточке РСА: одно из 6 текстильных изделий. СССР, владелец неизвестен. № Mun 24013. № Ansbach 738/20.

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/729).

И). Икона Одигитрия (вероятно, Богоматерь в стиле Одигитрия), ХVIII в.(?), 95х118, дерево, краски, металл. Без повреждений. Имеется фото.

Конфискована войсковой группой Норд у неизвестного русского владельца, принята оперативным штабом Розенберга и перемещена через Ригу в замок Кольмберг под Ансбахом.

Поступление 111 в Висбаден 10 апреля 1946 года.

Отправлена в Берлин 28 августа 1946 года.

В карточке РСА имеется примечание: «поставка была запланирована на 4. 10. 1947 года, однако состоялась только 24.10.1947 года». Здесь же указано: «нельзя установить, почему объект декларирован как происходящий из Франции».

СССР, владелец неизвестен.

№ Mun 24026; Ancbach 751/2.

(Федеральный архив (Кобленц), ф. 323/729).

В советской зоне оккупации, в Берлине, в октябре 1947 года на складе «Дерутра» при выборочной проверке прибывших из американской зоны оккупации экспонатов в ящике под № К-153 были обнаружены:

1. Бронзовая группа работы Лансере «Мальчик на повозке, запряженной парой волов», без №;

2. Турецкая шаль-скатерть, размер 1,5 м х 1,5 м, №4114;

3. Икона «Воскресенье с праздниками», ХIХв., без оклада, №32392;

4. Икона «Воскресенье с праздниками», ХIХ в., без оклада, №32393;

5. Крест медный, восьмиконечный, с эмалью, ХIХ в., на обороте выгравирован текст тропаря кресту, №23394;

Кроме указанных предметов в ящике находилась шкатулка-ларец, серебряная, 84-й пробы, с рельефным растительным орнаментом, ХIХ в., №41120. Шкатулка была заперта на ключ. После вскрытия в ней обнаружено:

1. Венчик малый, серебряный, позолоченный;

2. Оклад от иконы «Святитель Николай»; серебряный, 84-й пробы. Позолоченный, с гравировкой, р. 12х16 см.

3. Оклад иконы «Петр и Елена с избранными святыми» в овалах. Серебряный, позолоченный, с чеканным орнаментом оклад сильно помят, правый нижний край оторван, р.25х30 см.

Здесь же находиласьмалахитовая шкатулка, р. 50х90 мм. К шкатулке приложен ключ. После вскрытия внутри шкатулки обнаружено:

1. Кольцо-перстень желтого металла (предположительно - золото), с инициалами «ММ»;

2. Кольцо желтого металла (предположительно - золото), с камнем красного цвета;

3. Крест нательный, желтого цвета, четырехконечный, с ушком и кольцом, ажурный, имеет 45 камешков белого цвета разной величины;

4. Цепочка от дамских часов желтого металла, имеет передвижную муфточку с белым камешком. Длина цепочки - 50 см, цепочка двойная;

5. Цепочка желтого металла, длиной 90 см, имеет 21 цветной камешек и пять пустых гнезд.

Обнаруженную серебряную и малахитовую шкатулки с находящимися в них предметами комиссия (Марчуков, Кучумов, Антипин - представители Комитета по делам культурно-просветительных учреждений РСФСР, Зурабов, Гапузин - представители СВАГа) решила из общего массива возвращаемых в СССР ценностей изъять и передать в Спецотдел Управления репараций и поставок СВА в Германии для временного хранения.

(ГАРФ, Ф. А-534, оп. 2, д.14, л.38,38об.)

15 декабря 1947 года серебряная шкатулка - ларец с находящимися в ней ценностями была опечатана и специальной почтой (самолетом) была отправлена в Москву на имя Председателя Комитета по делам культурно-просветительных учреждений РСФСР Зуевой.

(ГАРФ, ф. А-534, оп. 2, д. 14, л. 56.)

След шкатулки удалось отыскать в архиве Министерства культуры СССР. Среди документов Спецотдела обнаружено письмо Заместителя Председателя Комитета Клабуновского Директору Государственного Исторического музея (ГИМ) Карповой от 15 апреля 1949 года. С письмом направлялись полученные из Берлина 1,5 года назад «ценности из драгметаллов» с просьбой «немедленно создать комиссию и произвести по-предметную оценку ценностей. Вещи, имеющие историческое значение» рекомендовалось оставить в музее, а остальные передать в доход государства. (Там же, л. 57.)

В ГИМе была проведена срочная экспертиза полученных «драгметаллов» и, согласно Акту от 15 апреля 1949 года, 5 предметов были приняты в фонд музея как имеющие музейное значение. Хранятся в настоящее время в следующих отделах:

В отделе драгоценных металлов

1. Ларец-шкатулка серебряный, украшенный растительным орнаментом, СПб, 1899 г. - ГИМ 82782, ок 14023.

2. Крест нательный, золотой с 45 камнями - ГИМ 82783, ок 14022.

В отделе металлов и синтетических материалов

1. Цепочка для дамских часов медная, позолоченная с муфтой, украшенной маленьким белым камнем - ГИМ 82784, лу 1265.

2. Цепочка медная позолоченная, украшенная стразами (5 гнезд пустые) - ГИМ 82784, лу 1266.

3. Малахитовая шкатулка с розовой шелковой подкладкой внутри - ГИМ 82785, к 639.

Прочие предметы, а именно:

1. Оклад иконы, серебряный с позолотой, размеры 25х30;

2. Оклад иконы, серебряный с позолотой, размеры 12х16;

3. Венчик, серебряный с позолотой;

4. Кольцо золотое с инициалами «ММ»;

5. Кольцо золотое с камнями красного цвета.

Как предметы, не имеющие музейного значения, эти предметы были переданы в соответствии с указаниями Комитета, в Кассу по приему и выдаче ценностей.

(Материалы архива Министерства культуры Российской Федерации).

О направлениях и методике отыскания

культурных ценностей, утраченных российскими музеями в период II Мировой войны.

Поиск утраченных за время войны ценностей имеет ряд особенностей, которые необходимо учитывать при оценке результатов и устремлений исследователей. В течение всего послевоенного периода (более 60 лет) ни один музей, ни церковь, ни монастырь, утратившие в период оккупации имущество и ценности, не ставили перед собой задачи предпринять какие–либо действия, направленные на систематизацию своих потерь и тем более на отыскание пропавших предметов.

За этот период в научно- исследовательских учреждениях культуры и учебных заведениях гуманитарного профиля не подготовлено и не опубликовано ни одной диссертации, статьи или монографии на интересующую нас тему.

Известен один-единственный эпизод спонтанного отыскания в 1970-е годы сокровищ (604 предмета) Псково-Печерского монастыря. Ценности находились в музее икон Реклингхаузена (ФРГ). Отыскал ценности и содействовал их возвращению в монастырь немецкий поисковик Янтарной комнаты Георг Штайн, погибший при таинственных обстоятельствах в 1983 году. Основной массив малоизученного архива Штайна хранится в Калининградском областном архиве.

Составители «Сводного каталога культурных ценностей России, утраченных и похищенных в период Второй мировой войны» (музейщики, историки, архивисты) в настоящее время обладают достаточными знаниями и опытом в сфере поиска соответствующих архивных материалов и организации их возвращения из-за рубежа. За последнее время возвращены на родину: Чудотворная икона Тихвинской божьей матери, икона св. Дорофея, фрагменты Янтарной комнаты, церковный колокол Старой Руссы, соборный колокол Пскова и др. При активном участии составителей в музеях Латвии отысканы иконы, принадлежащие храмам Пскова. По материалам и по инициативе некоторых поисковиков возвращены находившиеся в собственности зарубежных владельцев: статуя «Летящий Меркурий», картины Кипренского, Маковского, Богданова-Бельского и др. культурные ценности, похищенные немецкими оккупантами в России.

Участники издания Сводного каталога в принципе способны вести научный поиск утраченных в годы Второй мировой войны культурных ценностей. Мы будем признательны всем, кто порекомендует в состав поисковиков компетентных специалистов.

В ходе составления реестра утраченных за время войны ценностей научные сотрудники музеев изучали описания инвентарных книг, публикации, материалы отечественных и зарубежных архивохранилищ. Полученные сведения были подготовлены и опубликованы в серии «Сводного каталога». Задача по систематизации потерь предварительно решалась на уровне требований издания.

Работу по установлению количества и ценности утраченного за годы войны культурного наследия нельзя считать завершенной. Тем более, что задачи по поиску пропавших ценностей никто не ставил.

Существенный момент для поисковиков - определение места хранения необходимых документов и направления их поиска.

Прежде всего необходимо обратиться к материалам российских архивохранилищ (Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив литературы и искусства, Российский государственный архив экономики, Центральный государственный архив Министерства обороны, Российский государственный архив внешней политики, Центральный государственный архив литературы и искусства в СПб, Калининградский областной архив и др.).

Необходимо установить и исследовать документы об известных и предполагаемых маршрутах перемещения культурных ценностей из оккупированных гитлеровцами территорий России. Сборные пункты Оперативного Штаба Розенберга, куда вывозилось имущество музеев, библиотек и архивов, находились в Пскове и Киеве. Затем, по мере отступления, ценности из Пскова направлялись в Ригу. Из Киева - в Краков – на базы Оперативного штаба Розенберга. Завершающим этапом перемещения награбленного имущества были специально подобранные хранилища в замках Баварии (юго-запад Германии).

На освобожденной от нацистов территории Германии специальные службы союзников осуществляли поиск награбленного имущества.

Американские поисковики обнаруженные ценности перемещали на сборный пункт в Мюнхен и после установления их принадлежности СССР, направляли в железнодорожных вагонах в Берлин на базы Советской Военной администрации в Германии.

Музейные, церковные, библиотечные и др. ценности в ноябре 1947 года были отправлены в Киев, Пушкин, Минск и Новгород. Грузы отправлялись без соответствующей систематизации, с немецкой и американской маркировкой. Среди предметов российского происхождения на базы Государственного Эрмитажа, Государственного Исторического музея, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина и других учреждений культуры прибывали «трофейные» ценности из германских музеев. В процессе изучения архивных материалов были получены сведения о фактах «скрытого перераспределения» возвратившихся из Берлина ценностей. Списки и описи выявленных произведений, не поддающиеся точной идентификации, но имеющие признаки принадлежности к утраченным предметам того или иного музея, в копиях направлялись для дальнейшего изучения научным сотрудникам пострадавших музеев.

Полученные архивные свидетельства указали на целесообразность обращения к материалам немецких и американских архивов. Их рассмотрение и изучение действий пропагандистских, экономических и медицинских служб вермахта и специальных команд Министерства иностранных дел Германии, Министерства по оккупированным Восточным территориям, войск СС и т.д. в сфере конфискации и вывоза ценностей России на территорию Третьего рейха оказалось весьма плодотворным.

С целью привлечения внимания научной и заинтересованной общественности к процессу поиска утраченных ценностей отдельные материалы исследований размещены на страницах веб-сайта Интернета.

В структуре бывшего Департамента по сохранению культурных ценностей (МК РФ) была создана электронно-поисковая автоматизированная система ЭРПАС, обеспечивающая регистрацию и идентификацию культурных ценностей, похищенных и незаконно вывезенных из России. Система позволяла обнаружить их в случае появления на антикварном рынке. Добросовестные приобретатели получили возможность проверять по базе данных ЭРПАС информациюо похищенных предметах и получать подтверждение о «чистоте» приобретаемого произведения.

Пояснения

1. Приказ об эвакуации Ново - Иерусалимского художественно-исторического музеябыл получен в ноябре 1941 года. Согласно инструкции, в ящики паковали наиболее ценные экспонаты «первой очереди» - изделия из золота, серебра, других драгоценных металлов, уникальные произведения древнерусского прикладного искусства, вещи патриарха Никона. Готовили Евангелия 1664 и 1694 годов в золотых окладах, украшенные драгоценными камнями. Около 1000 подобных вещей были упакованы в 17 ящиков и на двух грузовиках отправлены в Москву. Грузы разместили в специальное хранилище Наркомата финансов СССР.

Спешно подготовили и с невероятными трудностями отправили в Москву вторую очередь - 30 ящиков с произведениями Рокотова, Айвазовского, Левитана, с полотнами Барду, Верне, Жуковского, Страхова, Плахова, акварелями Васнецова.Среди них - картины западных художников ХVI - ХVIII вв., иконы, образцы старинных тканей. Ящики удалось погрузить и отправить с последним составом глубокой ночью с 5-го на 6-ое ноября 1941 года.

Ценности музея и Воскресенского собора были размещены в церкви «Николы» на Берсеневской набережной, где готовили к эвакуации фонды музея Революции, Литературного, Дарвиновского, Биологического и других московских музеев. За две недели до прибытия грузов из Истры руководство хранилища, поддавшись паническим настроениям части москвичей, самовольно покинуло Москву, оставив хранилище на произвол судьбы. После административного вмешательства Наркомпроса работа по упаковке и отправке ценностей была продолжена. В декабре основные грузы были отправлены в Омск и в Пермь.

Ящики с имуществом Воскресенского монастыря ушли в Алма-Ату. Оставшуюся часть фондов переместили в подвалы церкви.

В Алма-Ате ценности Истры разместили в здании, предоставленном для эвакуированной киностудии «Мосфильм». Здесь творческая группа всемирно известного режиссера С.М.Эйзенштейна готовилась к съемкам фильма «Иван Грозный». С разрешения Наркомпроса на съемках были использованы некоторые экспонаты и имущество Воскресенского монастыря – рясы, потиры, иконы, подсвечники, церковные книги и др.

Возвращение ценностей Воскресенского собора состоялось в августе 1943 года. Из-за разрушений Воскресенского комплекса ящики с экспонатами пришлось поместить на временное хранение в Москве, в той же церкви на Берсеневской набережной.

На территории заминированного оккупантами монастыря было обнаружено более 500 мин(!). Среди обломков камня и кирпича вернувшиеся сотрудники музея находили старинные ткани, множество старых книг. Вскоре выяснилось, что под обломками взорванного собора погибли замурованные в двух тайниках предметы. Один из трех тайников, не обнаруженный немцами, был вскрыт в августе 1943 года. Из тайника извлекли церковную утварь, Евангелия, коллекции фарфора, иконы, ткани, книги, часы, посуду, ковры, карты, топографические старинные планы. Всего около 1.000 предметов. Некоторые вещи нуждались в серьезной реставрации. Извлеченные предметы отвезли на ту же Берсеневскую набережную, где имущество монастыря и музея хранилось до 1955 года.

2. Основной комплекс документов по утратам культурных ценностей в ходе войны хранится в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ, фонд ЧГК – Р-7021). Документы Чрезвычайной Государственной Комиссии 1941-45 гг. охватывают огромное количество фактов нацистских преступлений на основе показаний широкой общественности, обобщениях региональных комиссий содействия работе ЧГК.

В состав ЧГК входили ведущие деятели науки и культуры, в том числе академик И.Грабарь, член-корреспондент В.Лазарев, писатель А. Толстой, митрополит Киевский и Галицкий Николай.

Переданная музеем в ЧГК информация о нанесенном уроне была приблизительной, поскольку сотрудники не располагали проверенными фактами. К составлению списков экспонатов, уничтоженных в период оккупации, сотрудники музея приступили в 1943 году. В перечни были включены картины и портреты, гравюры и иконы, мебель и бытовая утварь, экспонаты отдела природы – всего более 600 наименований. Так, в списки утраченных картин была внесена знаменитая парсуна «Патриарх Никон с клиром», обнаруженная среди руин Воскресенского собора.

Подобных ошибок было немало. Но они не подвергались позднейшей проверке, поскольку устав Нюрнбергского трибунала признал материалы ЧГК бесспорными и принимал их без доказательств.

По мнению некоторых ответственных лиц и специалистов Германии, поиски российской собственности на ее территории осложняются тем, что «наиболее интересные предметы могут находиться в третьих странах или осели в частных коллекциях».

В архивах Москвы, Киева, Фрайбурга, Кобленца, Берлина, Бремена (ФРГ), Национального архива США имеются сведения о вывезенных немцами предметах церковного назначения без четко обозначенной принадлежности. Они обнаружены на оккупированной территории Германии в послевоенное время.

Надо иметь в виду, что в Советском Союзе в эвакуацию вывозились наиважнейшие и наиглавнейшие экспонаты, т.н. «первой очереди». Прежде всего золотые, серебряные предметы, драгоценности, входящие в «золотой фонд» страны. Первая очередь была обязательной. Но это был жалкий минимум. По возможности прихватывали коллекции второй и даже третьей очередей. Экспонаты т.н. «третьей» и последующих очередей, оставленные «на милость оккупантов», были обречены на разграбление и уничтожение.

Среди них – произведения древнерусского искусства, иконы, работы художников русского авангарда 10-х–20-х годов ХХ века и прочие идеологически чуждые предметы. В том числе портреты царских политических и государственных деятелей. В этом же ряду оставалось почти все советское искусство.

Они стали «добычей» наскоро сформированных вермахтом «экономических», «пропагандистских» и прочих команд, не имеющих компетентных специалистов. Безо всякого учета и соответствующего оформления они перемещали ценности из зоны боевых действий, куда не имели доступа рабочие группы Оперативного Штаба Розенберга.

Основной сборный пункт вермахта был организован в Поганкиных палатах Пскова. Специалисты Штаба, поверхностно осмотревшие хранилища вермахта, были крайне возмущены условиями хранения культурных ценностей.

Армейские специальные команды конфискованные предметы доставляли также в Бреслау (ныне польский Вроцлав), в Кёнигсберг, в Берлин.

Обнаруживаемые в зонах оккупации США, Великобритании, Франции предметы культуры и искусства «советского происхождения» во многих случаях сложно было идентифицировать.

Штаб Розенберга, ссылаясь на указания фюрера, добился перемещения культурных ценностей из сборного пункта вермахта во Пскове на свои основные склады в Риге. Отсюда, начиная с марта 1943 года, имущество советских музеев широким потоком потекло в тайные пункты хранения на территории Баварии. Расчет нацистов был стратегически оправдан: территория Баварии предназначалась для оккупации войсками США.

В частности, несколько железнодорожных вагонов с ценностями северо-западных районов России - от Подмосковья до пригородных ленинградских дворцов - прибыли в замок Кольмберг под Ансбахом. Среди множества музейных экспонатов в замок были доставлены сокровища Псково-Печорского монастыря, тысячи икон и иконостасов, ящики с церковной утварью, предметами церковного назначения.

В апреле 1945 года замок был освобожден американскими войсками, с февраля 1946 года на десятках грузовиков ящики с культурными ценностями доставлялись на организованный американцами сборный пункт в Мюнхене.

Предметы замка Кольмберг оказались самой обширной и ценной коллекцией России. Среди культурных ценностей музеев Новгорода, Пскова, Смоленска, Павловска, Гатчины, Петергофа и других городов в мюнхенском коллекционном пункте были зафиксированы " предметы золотного шитья, иконы, гравюры на меди, монеты из Истры (Нового Иерусалима)".

Тремя эшелонами, после учетных процедур, идентифицированные на принадлежность СССР вещи были отправлены из Мюнхена в Берлин, в распоряжение советских властей. В Берлине ценности более полутора лет пребывали без должного хранения в условиях складских помещений. За это время идентификацией и реставрацией сокровищ, ожидавших возвращения на родину, никто не занимался.

Их отправили в день 30-летия Октябрьской революции - 7 ноября 1947 года.

4 вагона отправились в Киев, 4 вагона - в г. Пушкин (Царское Село), 4 вагона - в Новгород и 2 вагона - в Минск.

В Центральном хранилище в Царском Селе к моменту прибытия вагонов из Берлина были разгружены эшелоны с культурными ценностями Екатерининского, Павловского дворцов, Петергофа и Гатчины, возвращенные из эвакуации в Новосибирск.

Из-за отсутствия в штате хранилища нужных специалистов, нехватки складских площадей и времени на необходимую идентификацию, ящики с вернувшимися из Берлина экспонатами осматривались поверхностно и срочно отправлялись в сопровождении "владельцев" в адреса происхождения.

Впоследствии, уже на местах устанавливались несоответствия прибывших предметов с утраченными. Однако мер по восстановлению "справедливого" обмена в послевоенное время не предпринималось. Произошло скрытое перераспределение вернувшегося из Германии музейного имущества. По сей день проблема остается не исследованной.

Работники пострадавших музеев были заняты сохранением оставшихся после колоссальных разрушений фондов. Много сил отнимали учет и реставрация музейных коллекций, поврежденных в годы войны.

Можно с уверенностью предполагать, что определенная часть утраченных ценностей может находиться в фондах других музеев как на территории России, так и стран бывшего СССР.

Направления поиска ценностей «Нового Иерусалима»:

1. Проанализировать информацию научного архива музея «Новый Иерусалим»: о подготовке фондов к эвакуации, свидетельства очевидцев оккупации и материалы по вскрытию тайников.

2. В архивохранилищах Москвы (ГАРФ, РГАЛИ, ОПИ ГИМ и др.) изучить документы о довоенном формировании коллекций музея в Новом Иерусалиме, материалы проверок музея государственными контрольными органами, описи изъятого имущества из церквей Московской губернии.

Как известно, культурные ценности, вывозимые из подмосковных дворцов и усадеб, до 1927 года хранились в Государственном музейном фонде. Отсюда многие предметы музейного значения по актам отправлялись в Новый Иерусалим для пополнения историко-бытовых и ансамблевых экспозиций.

Значительное пополнение музея произошло накануне войны, в 1940 году, когда наиболее ценные экспонаты расформированного музея Звенигорода были переданы в Новый Иерусалим.

3. Основной комплекс документов по утратам культурных ценностей Нового Иерусалима хранится в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). В фонде ЧГК находятся документы о преступлениях против человечества и ущербе, нанесенном народному хозяйству СССР во время войны. Проблема музейных утрат сосредоточена в 23 книгах описей. Среди них имеются как обобщенные акты потерь музеев, так и развернутые списки коллекций.

4. Обширная информация, отражающая обстоятельства перемещения культурных ценностей из России за ее пределы находится в Федеральном архиве ФРГ (г. Кобленц). Там же хранятся сведения о найденных и возвращенных предметах российского происхождения. Часть документов из фондов этого архива, поступивших в результате поисковой работы по каталогизации утраченных музейных предметов, находится в Минкультуры РФ.

5. Документы военных группировок Германии «Север» и «Центр», архивы армий, танковых и пехотных дивизий с информацией о вывозе культурных ценностей находятся в Военном архиве Фрайбурга (ФРГ).

6. Архивы Прибалтийских стран, Калининграда, Варшавы, Кракова и Лондона, в том числе и Национального архива США до сих пор остаются неисследованными с точки зрения поиска утраченных ценностей.

7. Списки найденных на территории Германии культурных ценностей и отправленных Советской Военной Администрацией в Германии (СВАГ) в Советский Союз недавно обнаружены в Государственном архиве экономики.

8. Имеются достоверные сведения о том, что в фондах Государственного Исторического музея, Государственного Эрмитажа и других учреждений культуры России и бывших республик СССР хранятся ценности, принадлежащие пострадавшим в период войны музеям.

9. Имеется практика выявления утраченных и похищенных ценностей по Каталогам выставок, антикварных магазинов и Аукционных домов. Обширная информация и база данных в этой сфере накоплена и активно использовалась в Росохранкультуре.

Архив «Мосфильма» (фонды РГАЛИ)

По свидетельству сопровождающей ценности Воскресенского собора в эвакуацию Н.И.Кожуховой, в Алма-Ате некоторые экспонаты были использованы при съемках фильма «Иван Грозный». Для проверки этого факта и выяснения обстоятельств выдачи эвакуированных ценностей монастыря в распоряжение съемочной группы были подняты архивные материалы киностудии «Мосфильм» за 1941-45 гг., находящиеся в фондах Российского Государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ).


Никандров Н.И.

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России