Прошло пятьдесят шесть лет с того момента, как 14 мая 1954 года в Гааге была подписана Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. И по сей день одним из ключевых и противоречивых элементов комплекса международно-правовых мер по защите и охране культурных ценностей, предусмотренного Конвенцией 1954 г., остается обозначение их отличительным знаком. С применением отличительного знака связано множество практических и теоретических проблем и недоработок, важнейшие из которых будут рассмотрены и проанализированы в данной статье.

В первую очередь необходимым представляется рассмотреть основные этапы формирования и преобразования международно-правовых норм, регулирующих применение отличительного знака:

I Впервые международно-правовые основы защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и обозначения их отличительным знаком были сформулированы в Гаагских конвенциях о законах и обычаях сухопутной войны (IV) и о бомбардировании морскими силами во время войны (IX) от 29 июля 1899 года или же от 18 октября 1907 года. Так, в статье 5 IX Гаагской конвенции 1899 года закрепляется обязанность обозначения культурных ценностей отличительным знаком не зависимо от уровня их защиты: «При бомбардировке морскими силами должны быть приняты начальником все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, исторические памятники, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, госпитали и места, где собраны больные или раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям.

Жители обязаны обозначить эти памятники, здания или сборные места видимыми знаками, которые будут состоять из больших твердых щитов прямоугольной формы, разделенных по одной из диагоналей на два треугольника, из коих верхний черного цвета, а нижний белого». Следует отметить, что норма, описывающая отличительный знак особой точностью не отличается (согласно ей возможно четыре пусть и не значительно, но разных варианта отличительного знака (рис. 1)).

Рис. 1

II 15 апреля 1935 года в Белом доме представителями двадцати одной американской республики был подписан Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха). Согласно статье 3 Пакта для идентификации памятников и учреждений можно использовать отличительный флаг (красная окружность, внутри которой на белом фоне расположены три красных шара (рис. 2)). Установление нейтралитета культурных ценностей (статья 1 Пакта) и отсутствие жестких рамок использования отличительного знака - это большой шаг вперед по сравнению с Конвенцией 1954 года, сделанный еще до ее пояления.

Рис. 2

III Проект Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта Секретариата ЮНЕСКО, содержавшийся в циркулярном письме Генерального директора CL/717 от 5 февраля 1953 г., включал в себя два проекта статей: статью 15 «Знак Конвенции» (нынешняя статья 16 Конвенции 1954 года) и статью 16 «Пользование знаком» (нынешняя статья 17). Проект статьи 15 звучал следующим образом: «Отличительный знак Конвенции представляет собой голубой равносторонний треугольник в белом круге» (рис. 3).

Рис. 3

Проект статьи 16 предусматривал следующие положения:

« 1. Отличительный знак применяется для идентификации только:

a) недвижимых культурных ценностей, находящихся под специальной защитой, которая определяется в статье 8;

b) транспортов с культурными ценностями в соответствии с условиями, предусмотренными в статьях 12 и 13;

с) лиц, на которых возложены функции по контролю в соответствии с Исполнительным регламентом;

d) персонала, предназначенного для охраны культурных ценностей;

е) удостоверений личности, предусмотренных Исполнительным регламентом.

2. Во время вооруженного конфликта запрещается применять отличительный знак во всех других случаях, кроме тех, которые упомянуты в пункте 1 настоящей статьи, или применять для какой бы то ни было цели знак, имеющий сходство с отличительным знаком Конвенции».

В комментарии к этой статье говорилось:

«Пункт 1 статьи 16 ограничивает использование отличительного знака до пяти случаев, когда оно разрешено. Предлагалось также разрешить его использование для обозначения материала, предназначенного исключительно для защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Однако возникло опасение, что ценность знака упадет из-за значительного количества такого материала; было отмечено, что в большинстве случаев материал будет размещен в том же месте, что и находящиеся под специальной защитой ценности, в этом случае он будет пользоваться защитой, которую знак предоставит этим ценностям…»[1]

Такие нюансы, как очевидная простота отличительного знака и отсутствие разделения на однократное и троекратное его применение были впоследствии пересмотрены и доработаны Рабочей группой II, а затем приняты в нынешнем виде.

IV Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта была принята 14 мая 1954 г. в Гааге (далее - Конвенция), после более чем двухмесячной работы специально созванной для этой цели международной конференции и явила собой логические завершение вышеизложенного процесса формирования отличительного знака, заменив для Сторон Конвенции на основании статьи 36 все раннее применявшиеся для обозначения культурных ценностей отличительные знаки: «1. В отношениях между Державами, которые связаны Гаагскими Конвенциями о законах и обычаях сухопутной войны (IV) и о бомбардировании морскими силами во время войны (IX) от 29 июля 1899 года или же от 18 октября 1907 года и которые являются Сторонами в настоящей Конвенции, эта последняя дополнит вышеназванную Конвенцию (IX) и Регламент, приложенный к вышеназванной Конвенции (IV), и заменит знак, описанный в статье 5 вышеназванной Конвенции (IX), знаком, описанным в статье 16 настоящей Конвенции, для случаев, в которых эта Конвенция и ее Исполнительный Регламент предусматривают употребление этого отличительного знака.

2. В отношениях между Державами, которые связаны Вашингтонским Пактом от 15 апреля 1935 г. о защите учреждений, служащих целям науки и искусства, а также исторических памятников (Пакт Рериха), и которые являются Сторонами в настоящей Конвенции, эта последняя дополнит «Пакт Рериха» и заменит отличительный флаг, описанный в статье 3 Пакта, знаком, описанным в статье 16 настоящей Конвенции, для случаев, в которых эта Конвенция и ее Исполнительный Регламент предусматривают употребление этого отличительного знака».

Статья 6 Конвенции «Обозначение культурных ценностей» предусматривает, что культурные ценности, чтобы облегчить их идентификацию, могут быть обозначены отличительным знаком в соответствии с положениями статьи 16.

Согласно статье 16 Конвенции «Отличительный знак Конвенции представляет собой щит, заостренный снизу, разделенный на четыре части синего и белого цвета (щит состоит из квадрата синего цвета, один из углов которого вписан в заостренную часть щита, и синего треугольника над квадратом; квадрат и треугольник разграничиваются с обеих сторон треугольниками белого цвета). Знак употребляется однократно (рис. 4) или троекратно в виде треугольника (один знак внизу) (рис. 5) в соответствии с условиями, указанными в статье 17».

Рис. 4 Рис. 5

Суть системы обозначений содержится в статье 17, озаглавленной «Пользование знаком». Пункт 1 определяет условия для троекратного использования знака. Им разрешено пользоваться только в следующих трех случаях: 1) для идентификации недвижимых культурных ценностей, находящихся под специальной защитой; 2) для идентификации транспортов с культурными ценностями, находящимися под специальной защитой, а также в срочных случаях; 3) для идентификации импровизированных укрытий, в соответствии с условиями, предусмотренными в Исполнительном регламенте Конвенции.

Пункт 2 выдвигает четыре условия для однократного использования знака, которые можно обобщить следующим образом: i) обозначение культурных ценностей, не находящихся под специальной защитой; ii) идентификация лиц, на которых возложены функции по контролю в соответствии с Исполнительным регламентом; iii) идентификация персонала, предназначенного для охраны культурных ценностей; и, наконец, iv) обозначение удостоверений личности, предусмотренных Исполнительным регламентом.

Пункт 3 запрещает использовать знак во всех других случаях, кроме тех, которые упомянуты в пунктах 1 и 2 этой статьи, или применять для какой бы то ни было цели знак, имеющий сходство с отличительным знаком Конвенции. Наконец, пункт 4 запрещает установку знака на объекте недвижимости, представляющем культурную ценность без одновременного вывешивания соответствующего разрешения, должным образом датированного и подписанного компетентными властями соответствующего государства–участника Конвенции. Положения статьи 17 Конвенции дополняются положениями статьи 20 Исполнительного регламента Конвенции, которая предоставляет государствам-участникам большую свободу в выборе места расположения знака и степени его видимости.

Так, Конвенция не требует от государств-участников обозначать знаком Конвенции культурные ценности, не находящиеся под специальной защитой; это решение оставлено на их усмотрение. Однако она обязывает их обозначать культурные ценности, находящиеся под специальной защитой, транспорт с культурными ценностями, находящимися под специальной защитой, а также в экстренных случаях и импровизированные укрытия. Во всех трех случаях речь идет о военном времени, однако, с практической точки зрения, предпочтительно подготовить обозначения в мирное время.

Нормы Конвенции в части запрета на преднамеренное злоупотребление и вероломное использование защитной эмблемы культурных ценностей также подкреплены нормами Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года (ст. 38 и ст.85).

Среди проблемных вопросов применения международно-правовых норм по обозначению культурных ценностей отличительным знаком наиболее актуальными видятся следующие:

1.Дискуссионным (еще с момента подачи Боснией и Герцеговиной в 1999 году запроса в Секретариат ЮНЕСКО) остается вопрос об уместности обозначения отличительным знаком Конвенции разрушенных культурных ценностей. Разрушение культурной ценности влечет ее физическое отсутствие на определенной территории, что явно заставляет сделать вывод о невозможности использования отличительного знака Конвенции для ее маркировки, поскольку пользование знаком четко регламентировано положениями Конвенции (ст. 12, 13, 17), а статья 6 предусматривает возможность обозначения культурных ценностей, а не мест, где они ранее располагались. Но вопрос об обозначении достопримечательного места, на котором некогда находилась та или иная культурная ценность определенно заслуживает внимания. Таким образом, представляется разумным дополнение Конвенции следующей нормой: «Стороны могут обозначать достопримечательные места, на которых ранее располагались ныне утраченные культурные ценности специальным знаком. Специальный знак утраченных культурных ценностей представляет собой щит, заостренный снизу, разделенный на четыре части черного и белого цвета (щит состоит из квадрата черного цвета, один из углов которого вписан в заостренную часть щита, и черного треугольника над квадратом; квадрат и треугольник разграничиваются с обеих сторон треугольниками белого цвета). Специальный знак утраченных культурных ценностей не может быть поставлен на достопримечательное место без одновременного вывешивания информационной таблички, содержащей достоверную информацию об утраченной культурной ценности и должным образом подписанной компетентными властями Высокой Договаривающейся Стороны» (рис. 6). Вопрос о статусе вышеупомянутых достопримечательных мест весьма деликатен и, как видится, должен быть вынесен на обсуждение совещания государств-участников вместе с предложенной нормой.

Рис. 6

2.Вопрос об обозначении отличительным знаком Конвенции частично разрушенных культурных ценностей поднятый Аргентиной на пятом совещании государств-участников Конвенции вполне очевиден. Культурные ценности будучи частично разрушенными не теряют своей значимости как для конкретного народа, так и для всего человечества и во многих случаях подлежат восстановлению, в связи с чем полноценно подпадают под нормы Конвенции.

3.Незатронутым аспектом обозначения культурных ценностей отличительным знаком Конвенции является маркировка объектов подводного культурного наследия. Очевидно, что повреждение их в случае вооруженного конфликта маловероятно, но все-таки возможно в случае, например, применения глубинных бомб или повреждения их подводными лодками. Обозначение объектов подводного культурного наследия отличительным знаком Конвенции представляется объективно возможным (расположение необходимых атрибутов на водных буях), но в связи с долгосрочностью его реализации целесообразно осуществлять маркировку в мирное время.

4.Серьезной проблемой с точки зрения основ международного права является умышленное нападение на обозначенные знаком культурные ценности, что может привести к нежеланию государств-участников Конвенции впоследствии пользоваться механизмом маркировки. Так, Ян Хладик отмечает, что практика обозначения культурных ценностей знаком Конвенции не является повсеместной, поскольку некоторые государства не решаются это сделать, опасаясь предоставить возможному неприятелю «список целей». К сожалению, опыт войны в бывшей Югославии подтверждает оправданность такого опасения. Доклад Хорватии об имплементации Конвенции, опубликованный в 1995 году в докладе Секретариата, содержит данные о намеренном выборе в качестве целей для нападения культурных ценностей, обозначенных эмблемой Конвенции[2].

5. Актуальный вопрос поднимают в своей монографии «Международно-правовая защита национально-культурного достояния народов» Е.Н. Хазов и В.Е. Хазова. Они утверждают, что тактика ведения военных действий с использованием ракетного оружия намного отличается от обычной. В сложившейся ситуации использование ракетного оружия способно полностью перевернуть рабочий механизм Конвенции, поскольку данное оружие отличается большой разрушительной особенностью с одновременной его высокой точностью и способностью поражать объекты, находящиеся на больших расстояниях. Главным отличием такого «бесконтактного» оружия является то, что использование предшествует фактическому вторжению на территорию противника, в то время как Конвенция рассчитана на ее применение, когда активные боевые действия ведутся на определенной территории и когда имеет место прямой взаимный контакт сторон. Наибольшее значение получает даже не соответствующая маркировка объектов, а информированность стороны, ведущей обстрел, об объектах, находящихся на территории противной стороны, в том числе и о культурных ценностях[3]. Адекватным представляется, например, обмен Сторон официальными списками культурных ценностей еще в мирное время, предусматривающий обязательную маркировку культурных ценностей, включенных в него, в военное время.

6. Большое значение имеет процесс популяризации знака Конвенции, который, как предполагается, состоит из включения в школьную программу обучения, программу обучения в вузах, устав военной службы информации о Конвенции в целом и маркировке в частности; использования отличительного знака Конвенции на официальных документах по защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, а также добровольной и активной маркировки культурных ценностей государствами еще в мирное время и, конечно, юридического закрепления самого процесса популяризации во внутреннем праве Сторон Конвенции.

7.Важнейший вопрос об эффективности применения знака Конвенции, в первую очередь, зависит от уровня его популяризации, т.е. чем более распространен знак, тем выше уровень эффективности его влияния на разум человека. Думается, что высший уровень эффективности знака достигается тогда, когда в подсознании людей (особенно военнослужащих) возникает моментальная ассоциация знака с невозможностью повреждения культурных ценностей, на которых он расположен.

Безусловно, даже при наличии целого спектра проблем связанных с маркировкой культурных ценностей, в практике международного права имеются и довольно «светлые» стороны данного вопроса.

Так, в 1970-е годы во время войны в Камбодже после обращения правительства страны в ЮНЕСКО в числе действий, принимаемых ее экспертами была установка отличительного знака Конвенции так, чтобы его было хорошо видно, на многих памятниках Ангкора (один из крупнейших архитектурно-исторических комплексов планеты, столица Кхмерской империи с IX по XV век), перед национальным музеем в Пномпене и перед музеем Ват-По-Веал в Баттамбанге. Кроме того, в связи с ужесточением обстановки наиболее ценные движимые предметы, находившиеся на складах Института сохранения Ангкора были перевезены в Пномпень. Для защиты автоколонны были приняты меры, предусмотренные Исполнительным регламентом Конвенции, в частности на машины был нанесен отличительный знак Конвенции, а у сопровождающих лиц были надеты нарукавные повязки[4].

В соответствии с докладами Сторон об осуществлении Конвенции на территории бывшей Федеративной Республики Германии на 2005 год обозначены отличительным знаком примерно 8000 исторических зданий и центров, имеющих культурные памятники, а также 2000 музеев, архивов, библиотек и мест археологических раскопок. В бывшей Германской Демократической Республике недвижимые культурные ценности были отмечены знаком, сочетающим отличительный знак Конвенции и дополнительный знак с надписью «Baudenkmal» (историческое здание). В Польше нет закона, предписывающего обозначать культурные ценности постоянным отличительным знаком в мирное время. Однако на многих исторических памятниках установлены те или иные информационные таблички, на которых среди прочего изображен и отличительный знак. В Словении из 7110 официальных памятников культуры 310 были помечены отличительным знаком Конвенции. Такой знак устанавливается главным образом для того, чтобы информировать общественность о важности данного памятника и в меньшей степени в целях охраны в случае вооруженного конфликта[5].

В России же по сравнению с Европой отличительный знак Конвенции, к сожалению, практически не используется, но важно отметить, например, наличие информации о самом знаке и его применении в курсе ОБЖ для девятых классов на сайте МЧС России или, наконец, присутствие знака в составе эмблемы Росохранкультуры.

Отличительный знак Конвенции, в первую очередь, всегда остается символом защиты культурных ценностей, символом осознания их значимости, символом правового небезразличия. И насколько совершенными бы ни были нормы как по защите культурных ценностей в целом, так и по применению отличительного знака в частности (нарушение которых по прежнему происходит как в международных вооруженных конфликтах, так и в вооруженных конфликтах немеждународного характера), их эффективность, прежде всего, зависит от духовного воспитания людей и осознания ими важнейшего значения культурных ценностей для человечества. Но все же совершенствование как международно-правовых, так и внутригосударственных норм, решение существующих проблем, подписание новых договоров, применение новых методов защиты культурных ценностей не будут тщетными, если посредством их удастся сохранить хотя бы один объект или элемент всемирного культурного наследия из ста.

Список литературы

1. IV Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны (Гаага, 18 октября 1907 года) // СПС «Консультант Плюс».

2. IX Гаагская конвенция о бомбардировании морскими силами во время войны (Гаага, 18 октября 1907 года) // СПС «Консультант Плюс».

3. Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха) 1935 года // www.icr.su.

4. Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (Вместе с «Исполнительным регламентом…», «Протоколом», и Резолюциями I, II, III) (Гаага, 14 мая 1954 г.) // СПС «Консультант Плюс»;

5. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) (Женева 8 июня 1977 года) // Женевские конвенции от 12 августа 1949 года и протоколы к ним. – 4-е изд., испр. – М.: Международный Комитет Красного Креста, 2005. – 344 с.

6. Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Информация об осуществлении Гаагской Конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и двух протоколов к ней от 1954 года и 1999 года. Доклады о деятельности в 1995-2004 гг. // UNESCO Document Ref. (CLT-2005/WS/6) // unesdoc.unesco.org.

7. Клеман Э., Кинио Ф.Защита культурных ценностей в Камбодже во время вооруженных конфликтов в соответствии с Гаагской конвенцией 1954 г. // Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Международный журнал Красного Креста, № 854, июнь 2004. С 91-100.

8. Международно-правовая защита национально-культурного достояния народов: монография/Е.Н. Хазов, В.Е. Хазова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА:закон и право, 2009. – 159 с.

9. Хладик Я. Обозначение культурных ценностей отличительным знаком // Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Международный журнал Красного Креста, № 854, июнь 2004. С 81-90.

10. Хладик Я. Гаагская конвенция 1954 года и Второй дополнительный протокол к ней: имплементация на национальном уровне // Юстиция Беларуси, № 3 2003



[1] Хладик Я. Обозначение культурных ценностей отличительным знаком // Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Международный журнал Красного Креста, № 854, июнь 2004. С 81-90.

[2] Хладик Я. Гаагская конвенция 1954 года и Второй дополнительный протокол к ней: имплементация на национальном уровне // Юстиция Беларуси, № 3 2003.

[3] Международно-правовая защита национально-культурного достояния народов: монография/Е.Н. Хазов, В.Е. Хазова. – М.: ЮНИТИ-ДАНА:закон и право, 2009. – С. 47.

[4] Клеман Э., Кинио Ф.Защита культурных ценностей в Камбодже во время вооруженных конфликтов в соответствии с Гаагской конвенцией 1954 г. // Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Международный журнал Красного Креста, № 854, июнь 2004. С 91-100.

[5] Защита культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Информация об осуществлении Гаагской Конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и двух протоколов к ней от 1954 года и 1999 года. Доклады о деятельности в 1995-2004 гг. // UNESCO Document Ref. (CLT-2005/WS/6) // unesdoc.unesco.org. – С.19-20.


Бабекин Д.В.
Юрист-международник, научный сотрудник Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д,С. Лихачева

Возврат к списку


© 2006—2018 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России