Cтатья написана для сайта Lostart.ru (март 2009 г.)

 

Открытка для одних - почтовый бланк плотной бумаги, предназначенный для пересылки сообщений в открытом виде; для других – один из источников самообразования. Для третьих, в основном исследователей в области гуманитарных  наук, - ценнейший документ эпохи.

Старинные открытки переносят нас на улицы и площади городов минувших столетий, позволяют судить о вкусах и интересах наших предков, проводят по залам музеев и картинных галерей, знакомят с памятниками архитектуры, от которых сегодня зачастую не осталось и следа. Недаром к коллекциям открыток постоянно обращаются специалисты самого разного профиля. При помощи старых почтовых карточек реставрировали картины, создавали костюмы и эскизы декораций для кино- и театральных постановок, иллюстрировали научные труды и крупные справочные издания, воссоздавали исчезнувшую во время войны статую Самсона в Петергофе и элементы декора гостиницы «Метрополь» в Москве.

В последнее время открытки изучают сотрудники Министерства культуры Российской Федерации, занимающиеся составлением Сводного каталога российских потерь в годы Великой Отечественной войны.

Когда Министерство приступило к созданию каталога, выяснилось, что искусствоведы и поисковики далеко не всегда четко представляют, возвращения каких именно работ им нужно требовать от бывших противников и, увы, союзников. В основном они знают наименования утраченных ценностей, редко имеют их воспроизведения. Изображений, похищенных гитлеровцами работ, сотрудникам Министерства не удалось обнаружить ни в крупнейших библиотеках страны, ни в изотеках основных художественных центров. Даже в обширном фотоархиве Русского музея не нашлось и трети репродукций картин, утраченных музеем в 1941 году на выставке в Алупке в Крыму.

Тогда к иллюстрированию каталога были привлечены филокартисты – коллекционеры репродукционных открыток. Члены филокартистических клубов страны обладают уникальными собраниями почтовых карточек, на которых запечатлены тысячи произведений изобразительного искусства и архитектуры. О многих из них сегодня можно получить представление лишь благодаря открыткам. Несомненно, на открытках  могли быть репродуцированы и утраченные во время Великой Отечественной войны произведения искусства.

Однако выявить репродукции похищенных культурных ценностей из огромной массы открыток, изданных до 1941 года, непросто. В большинстве случаев основой для поиска являются списки утрат всего лишь 64-х из более чем 400 разоренных войной музеев бывшего Советского Союза, составленные еще в военные годы Чрезвычайной государственной комиссией (ЧГК) по расследованию злодеяний немецких захватчиков. Информация в списках утрат весьма скудна. В них нередко отсутствуют описания, «биографии», размеры утраченных предметов искусства. Без этих данных сложно идентифицировать названые в списках пропавшие культурные ценности с тем, что изображено на открытках филокартистов. Немалые трудности вызывают разночтения в названиях запечатленных на открытках работ с указанными в списках розыска. Например, объявленная в розыск Киевским музеем русского искусства картина Н.А.Касаткина «Улица фабричного городка» воспроизводилась на предвоенной открытке под названием «Поженились». Знатоки-филокартисты могут привести немало подобных примеров. 

Сложно ориентироваться и на указание на почтовой карточке местонахождения художественных ценностей. Большинство из разоренных войной музеев было сформировано после 1917 года из произведений, реквизированных Советской властью из частных коллекций, а также из запасников центральных музеев. Искать на дореволюционных репродукциях указание на принадлежность той или иной картины, скажем, Брянскому или Рыльскому музею бессмысленно. В 1920-30-е годы на открытках в основном воспроизводились либо произведения из центральных музеев, либо работы без указания их местонахождения. Попадание же на открытки работ из периферийных собраний – счастливое исключение из правил.

Далеко не все старинные почтовые карточки могут быть полезны в розыске утраченных работ. Не годятся для этой цели некоторые многоцветные издания, выпущенные до 1917 года. В первую очередь, это относится к открыткам Акционерного Общества «Гранберг» (Стокгольм), которое издавало серию «Копии с картин русских галерей» с большими искажениями.

Несмотря на сложности, содружество работников Министерства культуры с филокартистами приносит несомненные плоды. Более 50 репродукций предоставили коллекционеры для каталога утраченных ценностей. Автору этой статьи довелось дополнить вышедшее в 2001-ом году 2-е издание III тома каталога тремя воспроизведениями работ, утраченных Русским музеем. Это - «Столяр» А.Ф.Чернышева, «Окно в природу» К.Ф.Юона и «Дети, отпускающие птичку на волю» кисти неизвестного художника школы А.Г.Венецианова. Каталог утрат Воронежского художественного музея был дополнен изображениями скульптур Э.Фальконе и Б.Торвальдсена, Смоленского – репродукциями из собраний членов Московского клуба филокартистов И.Е.Буха и Е.В.Прокоповой, а также воспроизведением работы Ф.С.Шурпина «Краснознаменка», предоставленной петербуржцем С.И.Дятловым. В недавно изданном каталоге потерь Острогожского художественного музея использованы открытки с работ В.Д.Фалилеева из завещанной музею филокартистической коллекции Л.И.Бабаниной.

Сложнее обстоит дело с поиском изображений предметов мебели и прикладного искусства. На открытках они воспроизводились намного реже, чем произведения живописи и скульптуры. Сегодня удалось найти лишь тоновую открытку с изображением стула работы французского мастера Ж.Жакоба из Арабескового зала Екатерининского дворца в Царском Селе, и почтовую карточку с изображением вазы из Гурьевского сервиза, хранившейся в Петергофском дворце-музее.

Роль открыток в поиске пропавших работ не исчерпывается иллюстративной функцией. Почтовые карточки помогают также выйти на след произведений, считавшихся безвозвратно утраченными.

В каталоге потерь Государственного Русского музея  была опубликована довоенная открытка с картины А.Ф.Чернышева* «Столяр». Заместитель начальника Департамента по сохранению культурных ценностей Министерства культуры РФ А.В.Кибовский** установил, что эта картина, похищенная фашистами с выставки в Алупке, в 1996 году была продана на Мауэрбахском аукционе невостребованных перемещенных произведений искусства (Австрия) и находится в частном собрании в США.

Автор этих строк благодаря открыткам обнаружил еще две картины с той же предвоенной алупкинской выставки: «Домашний скот на пастбище» А.О.Орловского, которая экспонируется в Симферопольском художественном музее (изданная в 1930-е годы открытка с этого произведения с указанием его местонахождения в Русском музее доказывает принадлежность полотна петербургскому собранию), и «Портрет великой княжны Александры Федоровны» кисти Ф.Богневского, выставленный в Лондоне на одном из аукционов «Sothеby’s».

Благодаря публикации в том же каталоге и на обложке журнала для филокартистов «Жук» (№ 2, 2004) открытки с картины «Дети, отпускающие птичку на волю» исследователь проблемы перемещенных ценностей С.В.Кузаков обнаружил ее в московском антикварном магазине.

Возвращение в Россию первых двух произведений пока под вопросом,  но судьба двух других картин сложилась благополучно. Работа Богневского была снята по запросу Минкультуры с предаукционной выставки, выкуплена у выставившего ее на торги владельца миллионером Дж. Ротшильдом и преподнесена в дар нашей стране. В августе 2004 года портрет вернулся в Русский музей. А в ноябре 2005 года вернулась на место прежнего хранения и «Птичка». Узнав, что эта работа до войны принадлежала Русскому музею, ее владелец Лукашин «Птичку», а также вариант картины И.И.Ендогурова «Лунная ночь в Аяччо», также пропавшей в 1941 году в Алупке, подарил Русскому музею.

Открытка помогла вернуться на родину ещё одной картине. Проверяя рукопись каталога военных потерь Таганрогского музея, автор этих строк обратил внимание на описание картины Н.П.Богданова-Бельского: «Внутри избы на кровати – больной старик, у его изголовья – старуха, справа мальчик, у ног пять человек». Несмотря на то, что эта работа числилась в каталоге под названием «Умирающий крестьянин», ее описание подходило к имевшейся в коллекции автора дореволюционной открытке с картины того же художника «Последняя воля». Коллекционер располагал также компьютерной репродукцией с этой картины, где было указано, что она в 2001 году была выставлена на аукцион «Christie’s South Kensington». Однако на старинной открытке местонахождением работы была указана Третьяковская галерея, в то время как в рукописи каталога было указано, что картина находилась в собрании К.Т.Солдатенкова, а после его смерти – в Румянцевском музее, затем, после расформировании музея в 1925 г., она оказалась в Таганроге. Автор этих строк выяснил, что в каталоге ХХХ передвижной выставки 1894 года эта работа значилась под названием «Последняя воля». В дореволюционных каталогах Третьяковской галереи работа Богданова-Бельского под названием «Последняя воля» или «Умирающий крестьянин» не упоминалась, что подтвердила заместитель директора Третьяковки по научной работе Л.И.Иовлева. Позднее выяснилось, что эта картина входила в коллекцию Румянцевского музея под названием «Умирающий крестьянин». С историей картины познакомился сотрудник Министерства культуры Н.И.Никандров, составитель каталогов музейных потерь. Он переслал репродукцию картины  в Таганрогский музей. Там подтвердили, что на открытке и репродукции представлена картина из довоенного собрания Таганрогского музея. Работники Министерства культуры установили имя нынешнего владельца картины, а Таганрогская трубная металлургическая компания по просьбе музея выкупила у него «Последнюю волю». В октябре 2008 года министр культуры А.А.Авдеев передал эту раннюю работу Н.П.Богданова-Бельского Таганрогскому художественному музею.

Благодаря открытке удалось выяснить местонахождение еще одного похищенного фашистами произведения – работы Н.А.Ярошенко «Старик», входившей в довоенное собрание Калужского художественного музея. В начале 1950-х годов картина оказалась в Варшаве. Польская сторона передала ее Советскому Союзу. По распоряжению Министерства культуры СССР, не знавшего о предвоенном месте хранения работы, она была отправлена в Симферопольский художественный музей. Хотелось бы, чтобы картина вернулась в Калужский художественный музей, откуда была украдена в 1941 году.

В собраниях филокартистов хранится немало уникального изобразительного материала, который может заинтересовать отечественных искусствоведов и их зарубежных коллег. На открытках можно увидеть: «Портрет художницы Е.Н.Званцевой» И. Е. Репина, пропавший в 1942 году в Сталинграде; созданную М.Б.Грековым диораму «Занятие Ростова 1-й Конной Армией», погибшую под бомбежкой  при ее эвакуации с Дона на Северный Кавказ; пейзажный этюд С.И.Васильковского, входивший в довоенное собрание Харьковского художественного музея; редкую для творчества Н.А.Ярошенко картину «Иуда», утраченную в Полтаве в 1943 году; «Портрет графа Санти» кисти Д.Г.Левицкого, переданный Русским музеем перед самой войной в Картинную галерею Белорусской ССР, полностью разграбленную фашистами. Открытки представляют нам такие произведения, как «Портрет Ф.Шопена» работы А.Мирошевского, хранившийся до Второй мировой войны в Варшаве; «Монах» Ф.Гойи, экспонировавшийся в берлинском музее кайзера Фридриха и отобранный для «супергалереи» Гитлера в Линце; роспись А.Мантеньи в капелле Оветари в Падуе, которая была разрушена во время бомбардировки города союзнической авиацией в 1944 году, и еще ряд шедевров, судьба которых до сих пор не известна.

Убежден, что коллекционные открытки еще не раз помогут обрести потерянные во время войны произведения.

 

*   М.Шумова в статье «Чернышев, ученик Венецианова» (журнал «Художник», № 3, 1983) считает, что автором картины является П.Е.Чернышев.

** В настоящее время руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области культурного наследия Министерства культуры РФ.


Реклама Яндекс

Здесь вы всегда можете заказать междугороднее такси онлайн из пункта Киев в направлении:
Такси Киев


Розанов C.
Московский клуб филокартистов

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России