Общие положения

 

В современной России, как и большинстве других государств мира, право делится на публичное и частное. Как объясняется в наших учебниках, такое деление сложилось в результате исторического развития права. Основание такого деления в том, что право публичное есть сфера прежде всего общегосударственных интересов, где широко применяется централизованное и императивное регулирование, это сфера властных отношений, а право частное - область интересов отдельных личностей, и здесь допускается юридическая децентрализация, получающая свое выражение в широком использовании начал равенства, диспозитивности, свободы договора. Частное право - это область, где стороны равноправны. Основной отраслью частного права является гражданское право (1).

Со времен Древнего Рима, еще с первого века нашей эры частное право стало регулировать отношения между частными лицами-гражданами (физическими лицами) и организациями (юридическими лицами). От римского права происходит и сам термин гражданское право (по-латыни -jus civile), также используемый в большинстве государств.

В качестве субъектов, т.е. сторон в таких гражданско-правовых отношениях могут выступать не только граждане, но и государство. Нормы гражданского права регулируют прежде всего имущественные отношения.

После принятия Конституции РФ 1993 года в России был разработан новым Гражданский кодекс, часть первая которого вступила в силу с 1 января 1995 года. часть вторая - с 1 марта 1996 года и часть третья - с 1 марта 2002 года.

Известно, что наше гражданское право принадлежит к правовой системе стран континентальной Европы. Этим объясняется общность подходов. Прототипом еще нашего первого гражданского кодекса было Германское гражданское уложение (BGB) и швейцарское законодательство.

Говоря о частном, прежде всего гражданском праве, следует иметь в виду, что деление права на публичное и частное не исключает использования в каждой из этих сфер методов регулирования другой правовой сферы. Между публичным и частным правом существует тесная взаимосвязь. Публично-правовые начала и в России, и во многих других государствах оказывают существенное влияние на гражданско-правовые отношения. Особое значение это имеет в части охраны и сохранения культурного наследия, культурных ценностей. Согласно Конституции каждый имеет право на доступ к культурным ценностям, но в то же время каждый обязан заботиться о сохранении исторического культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ст. 44).

Право частной собственности охраняется в РОССИИ законом. Каждый вправе петь имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться им (ст. 35 Конституции РФ).

В России признается право частной собственности на коллекции, но при этом в Российском законодательстве установлены отдельные ограничения в отношении владения и распоряжения частными коллекциями (в Основах законодательно культуре 1992 г., в Федеральном законе о библиотечном деле 1994 г., в Федеральном законе о музейном фонде РФ и музеях РФ 1996 г. и в других нормативных актах), Термин частное входит в название международного частного права. Как совершенно правильно отмечал в одной из своих работ проф. А.Л. Маковский, в этом названии слово частное является определяющим (2). Определение всех этих понятий не отвлеченная юридическая схоластика. Они непосредственно связаны с темой нашей конференции. Приведу в этой связи лишь п.5 Постановления Конституционного суда РФ (3) по делу о проверке конституционности Федерального закона от 15 апреля 1998 года О культурных ценностях, перемещенных в Союз в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Феде-рации, в котором говорится об истребовании культурных ценностей «в порядке обычной судебной процедуры по основаниям, установленным гражданским и международным частным правом».

Название международное частное право - это действительно очень непонятное название, причем даже для юристов. Когда одна из героинь романа М.Алданова Пещера сказала, что хочет заняться подготовкой работы по международному частному праву, другая спросила ее: «Это что еще за мура такая?»

Конечно, это совсем не мура, бессмыслица, чепуха, а очень важная, но в то же время очень сложная отрасль правовой системы и правоведения. Раздел 6 третьей части ГК России посвящен именно этой проблематике. Предметом этого раздела являются гражданско-правовые отношения, осложненные иным иностранным элементом (ст.II 86 ГК). Поясним это понятие на трех примерах из судебной практики.

Первый пример. В арбитражном суде Краснодарского края рассматривался иск одного санатория к Управлению культуры Администрации г. Сочи и к сочинскому художественному музею о возвращении санаторию 22 картин известных художников, которые были переданы санаторием в выставочный зал изобразительных искусств г. Сочи и не возвращены санаторию. К международному частному праву этот спор никакого отношения не имеет. Обе стороны в споре - российские организации, и картины находятся в России. Второй пример. Еще в советский период из деревенской церкви в Сванетии (Грузия) были похищены старинные иконы, в том числе чеканная икона святого Феодора XIV века. Затем иконы оказалась в женевском Музее истории и искусств, куда они поступили из Лондона для проведения экспертизы. Иск о возврате икон был предъявлен в Швейцарии. В порядке обеспечения иска нашего государства к городу Женеве первоначально был наложен арест на икону, а затем она была возвращена. Третий пример - предъявление иска в Москве в отношении возвращения картин из венгерской частной коллекции Херцога. В последних двух примерах возникали правовые вопросы, относящиеся к международному частному праву. В них речь шла о гражданско-правовых отношениях, осложненных так называемым иностранным элементом.

Главная задача международного частного права состоит в том, чтобы определить: право какой страны подлежит применению к соответствующим отношениям. При обращении к культурным ценностям возникает необходимости. руководствоваться положениями законодательства страны, где возникло право собственности на такие ценности, открылось наследство, было составлено завещание. Может возникнуть и ряд других вопросов. Поэтому для участников нашей конференции большой интерес представляет, на мой взгляд, специальный доклад о применении права В.П. Звекова, автора известного учебника по международному частному праву, который он скромно назвал курсом лекций.
Регулирование вопросов возвращения культурных ценностей

Культурные ценности, применяя терминологию частного или гражданского права, относятся к категории движимых вещей. Российские культурные и исторические ценности в силу целого ряда обстоятельств могут оказаться за пределами России, а культурные ценности других государств - в России. Регулирование вопросов возвращения культурных ценностей в этих двух случаях осуществляется как нормами международного права, так и внутреннего российского законодательства, причем нормы международного права в соответствии с Конституцией РФ пользуются приоритетом.

В международных соглашениях и прежде всего в Конвенции УНИДРУА по [похищенным или незаконно вывезенным ценностям от 24 июня 1995 (4), широко применяется термин реституция (от латинского restitutio - восстановление). В российском законодательстве, как правило, в соответствующих случаях этот термин не применяется. В римском праве иск об истребовании вещи из чужого Незаконного владения (так называемый виндикационный иск, на котором надо будет остановиться позднее) был направлен прежде всего на реституцию вещи. В современной литературе по гражданскому праву под реституцией понимается возврат сторонами, заключившими сделку, всего полученного по сделке в признания ее недействительной, однако в действующем гражданском законодательстве России этот термин не применяется.

В совершенно ином смысле термин реституция понимается в современном международном праве, а именно как возвращение в натуре имущества, неправомерно захваченного и вывезенного воюющим государством с территории противника. Международно-правовые акты, принятые в период и после окончания Второй мировой войны, предусматривали возвращение в порядке реституции государством, подвергшимся нападению и оккупации фашисткой Германией и ее союзниками, материальных ценностей, захваченных и незаконно вывезенных с временно оккупированных территорий. Таким образом, в международном праве реституция, наряду с репарациями, понимается в качестве формы материальной международно-правовой ответственности.

В действующем российском законодательстве, как хорошо известно, и именно на о перемещенных культурных ценностях под реституцией понимается вид материальной международно-правовой ответственности государства, совершившего акт агрессии или иное международно-противоправное деяние, заключающейся в обязанности данного государства устранить или уменьшить причиненный другому государству материальный ущерб путем восстановления прежнего состояния, в частности путем возврата имущества, разграбленного и незаконно вывезенного им с оккупированной его войсками территории другого государства. В этом же законе применяется понятие компенсаторной реституции.

Из приведенных положений Закона следует, что термин не может по соображениям принципиального порядка применяться в отношении возвращения из России перемещенных в СССР культурных ценностей в результате Второй мировой войны. В отношении этих ценностей применяется термин возврат культурных ценностей..

Но этому Закону «все незаконно вывезенные за рубеж культурные ценности, признанные культурным достоянием народов Российской Федерации, подлежат возвращению на Родину, независимо от их нынешнего местонахождения, времени и обстоятельств вывоза».

РЯД ПРАВИЛ в отношении возвращения в Россию культурных ценностей, оказавшихся за границей, предусмотрен другим законом - Законом о вывозе и ввозе с ценностей от 15 апреля 1993 года, на которых также следует остановиться. В ст.10 Закона установлен основной принцип, касающийся возвращения незаконно вывезенных и незаконно ввезенных культурных ценностей. В этой статье говорится: »В соответствии с международными договорами РФ и законодательством РФ культурные ценности, незаконно вывезенные с ее территории и незаконно ввезенные на ее территорию, подлежат возвращению».

В случае хищения и вывоза за пределы Российской Федерации культурных ценностей, независимо от формы собственности на них, органы государства в соответствии с нормами международного права обязаны принять необходимые меры по истребованию указанных культурных ценностей из незаконного владения. Государство должно оказывать содействие законным собственникам в случае предъявления ими исков об истребовании культурных ценностей из незаконного владения в судах иностранных государств в соответствии с положениями внутреннего законодательства этих государств, а также содействовать возвращению этих культурных ценностей в Российскую Федерацию (Статья 42: Истребование культурных ценностей из незаконного владения).

Приведем пример реализации этих положений наших законов. В 1994 году из фондов Российского государственного исторического архива (РГИА) в Санкт-Петербурге было совершено крупное хищение документов, представляющих значительную историческую и научную ценность. В частности, речь идет о подлинных указах российских императоров (от Петра I до Николая II) и других материалах, содержащих исключительно важные свидетельства по вопросам внутренней и внешней политики, культурной и экономической жизни России.

Часть похищенных ценностей была найдена в России, а другая часть обнаружена берлинской полицией после обращения к ней занимающейся торговлей рукописями фирмы Й.А. Штаргардт, в распоряжении которой для последующей продажи на аукционах попали эти ценнейшие материалы.

На основании специальной экспертизы, проведенной в Берлине в мае 1999 года Министерству культуры Российской Федерации удалось убедительно доказать безусловную принадлежность царских указов РОССИИ, а также факт их незаконного вывоза с территории Российской Федерации. Ценности были возвращены в Россию. В данном случае судебного рассмотрения не потребовалось. В случае предъявления Российским государством или российскими организациями и гражданами исков в судах за рубежом о возвращении культурных ценностей в Россию возникает ряд юридических проблем. Необходимо будет представить доказательства о праве собственности, учитывая положения законов соответствующих стран об исковой и приобретательной давности, о добросовестном приобретателе. К сожалению, на практике имел место ряд случаев, когда иски не предъявлялись, не всегда удавалось вернуть соответствующие ценности, хотя они были вывезены из нашей страны с нарушением положений российского законодательства.

Следующий вопрос, на котором следует остановиться, - это вопрос возвращения культурных ценностей из России. Какие возможности имеются у собственника, предъявляющего в России требование о возвращении принадлежащих ему культурных ценностей? Он может обратиться за защитой к своему государству, которое в соответствии с международными соглашениями обратится к Российскому государству. Но он может обратиться со своим иском и к российскому суду, поскольку в России в соответствии с международными актами о правах человека предусмотрена гарантия судебной защиты (ст.46 Конституции), Право на обращение в суд гарантируется не только гражданину России, но и иностранному гражданину, а также липу без гражданства. Такая возможность былa в частности предусмотрена и ст. 44 Закона о ввозе и вывозе культурных ценностей.

Как известно, особый режим установлен в России в отношении перемещенных в результате войны в Советский Союз культурных ценностей.

Согласно ст.6 Федерального закона от 15 апреля 1998 года О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации (с изменениями и дополнениями, внесенными Законом от 25 мая 2000 года), все перемещенные культурные ценности, ввезенные в Союз ССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию, "являются достоянием Российской Федерации и находятся в федеральной собственности", кроме исключений, установленных Законом.

Под компенсаторной реституцией, согласно Закону от 15 апреля 1998г., понимается »вид материальной международно-правовой ответственности государства-агрессора, применяемой в случаях, если осуществление ответственности данного государства в форме обычной реституции невозможно, и заключающейся в обязанности данного государства компенсировать причиненный другому государству материальный ущерб путем передачи потерпевшему государству (или путем изъятия потерпевшим государством в свою пользу) предметов того же рода, что и разграбленные и незаконно вывезенные государством-агрессором с территории потерпевшего государства». (Ст.4).

Компенсаторная реституция, что было признано Конституционном судом РФ в постановлении от 20 июля 1999 г. В отношении этого Закона, не может осуществляться за счет собственности жертв нацистских режимов.

Статья 8 Закона предусматривает, что под действие ст. 6 не подпадают, во-первых, культурные ценности заинтересованных государств, насильственно изъятые и незаконно вывезенные с их территории бывшими неприятельскими государствами (под заинтересованными государствами в Законе понимаются государства, захваченные Германией и ее военными союзниками); во-вторых, культурные ценности, которые являлись собственностью религиозных организаций или частных благотворительных учреждений, использовались исключительно в религиозных или благотворительных целях и не служили интересам милитаризма и/или нацизма (фашизма); и, в-третьих, культурные ценности, которые принадлежат лицам, лишенным этих ценностей в связи с их активной работой против нацизма (фашизма), в том числе в связи с их участием в национальном сопротивлении оккупационным режимам бывших неприятельских государств и коллаборационистским режимам, и/или в связи с их расовой, религиозной или национальной принадлежностью. В этом последнем случае, в частности имеются в виду ценности, изъятые у жертв Холокоста (под которым в международной практике понимается массовое истребление и преследование гитлеровцами в Европе лиц еврейской национальности).

Особые правила действуют в отношении семейных реликвий. Законом 1998 г. определена система предъявления претензий о возвращении перемещенных ценностей только правительствами соответствующих государств только Правительству Российской Федерации, что не может толковаться, по мнению Конституционного суда, как исключающее судебный порядок установления и защиты права собственности на конкретные перемещенные культурные ценности, находящиеся на территории Российской Федерации, и, следовательно, не допускающее право на обращение в суды Российской Федерации для лиц, которым принадлежали культурные ценности, обозначенные в законе как собственность заинтересованных государств. Равным образом не могут быть лишены права на судебную защиту и собственники в бывших неприятельских государствах тех, находящихся на территории Российской Федерации перемещенных культурных ценностей, которые не могли быть объектом компенсаторной реституции на основе Мирных договоров 1947 года и других актов, принятых в порядке осуществления прав верховенства оккупационных властей в Германии.

По мнению Конституционного Суда, возможен возврат находящихся в Российской Федерации перемещенных ценностей как «проявление доброй воли и гуманизма, как это предусмотрено, в частности, п. 3 ст.8 Закона«. В соответствии со ст. 301 Гражданского кодекса, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Иск такого рода и в России, и в других государствах называется виндикационным иском. Под этим иском понимается иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании индивидуально-определенного имущества (вещи) из его незаконного владения.

В римском праве виндикационный иск носил наименование rei uindicatio (от uim dicere - объявлять о применении силы), регламентированного правом поведения собственника по розыску и возвращению своей вещи - где нахожу свою вещь, там и виндицирую ее (ubi rem meam inuenio, ibi uindico). Параллельно развивалось и материально-правовое понятие виндикации как требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате ему вещи (restituere rem). Вот тут понятие реституции применялось. Истцом в этом иске выступал собственник, утверждающий, что требует свою вещь. Ответчиком признавался всякий владелец вещи в момент возбуждения спора. Отношение между сторонами устанавливалось при содействии магистрата, позднее - судьи, выясняющего, кто из сторон владеет спорной вещью (независимо от основания владения) и, следовательно, кто явится ответчиком в процессе о собственности (5).

В соответствии с российским гражданским законодательством, истец должен доказать, что он является собственником имущества (6). В законодательстве России в ряде случаев обеспечивается преимущественная защита не собственника, а добросовестного приобретателя. Добросовестный приобретатель, согласно нашему гражданскому кодексу, это то лицо, которое не знало и не могло знать, что имущество приобретается у лица, которое не имело право его отчуждать, и считало, что законно приобретает имущество в свою собственность. Собственник вправе истребовать имущество у добросовестного приобретателя только в случае, когда имущество выбыло из владения собственника, либо лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо его воли (утеряно, похищено и т.д.). Именно в интересах добросовестного приобретателя в ст. 302 ГК предусмотрены эти ограничения на истребование собственником своего имущества из чужого незаконного владения.

Особые правила добросовестного приобретателя культурных ценностей были установлены Законом о вывозе и ввозе культурных ценностей 1993 г.

В случае приобретения добросовестным приобретателем незаконно вывезенных из других государств, похищенных или утерянных культурных ценностей, указанные ценности подлежат возврату законному собственнику с выплатой справедливой компенсации добросовестному приобретателю, если требование об их возврате предъявляется государством-участником международного соглашения, являющегося действующим для Российской Федерации и предусматривающего такую выплату, или, если такая выплата предоставляется на началах взаимности (ст.43 Закона).

В случае, если культурная ценность была похищена у собственника, либо выбыла из его владения иным путем помимо его воли, он имеет право истребовать эту культурную ценность у добросовестного приобретателя без выплаты ему какого-либо возмещения, если собственником являются государственный музей, архив, библиотека, иное государственное хранилище культурных ценностей, а также религиозное объединение (ст.44 Закона).

Согласно Конвенции ЮНЕСКО 1970 гг. (о борьбе с незаконным вывозом) предусмотрена возможность выплаты справедливой компенсации добросовестному приобретателю. Аналогичное положение предусмотрено Конвенцией УНИДРУА1995 г.

Существенное значение имеет то, что в наше гражданское законодательство, по примеру других стран, был введен такой первоначальный способ приобретения права собственности, известный еще римскому праву, как приобретательная давность. В СССР, в отличие от законодательства других стран, не существовало института приобретательной давности. Впервые он был введен в России Законом о собственности РФ 1990 г. В настоящее время действует Гражданский кодекс 1995 г. (часть 1), ст. 234 которого предусматривает приобретательную давность. В соответствии со ст. 234 гражданин или юридическое лицо должны владеть имуществом добросовестно, открыто и непрерывно в течение пяти лет, после чего они приобретают право собственности на это имущество. Согласно ст. 234 ГК лицо, добросовестно, открыто и непрерывно в течение длительного времени владеющее как своим собственным чужим имуществом, приобретает на него право собственности.

В нашей новой учебной литературе в качестве примера необходимости открытого владения чужим имуществом приводится соответствующее положение постановления Конституционного Суда от 20 июля 1999 г. по делу о проверке конституционности закона о перемещенных культурных ценностях. Конституционный Суд признал, что в отношении имущества, которое не перешло в собственность Российской Федерации на основе компенсаторной реституции, действуют общие правовые нормы о защите права собственности.

В пункте 7 Постановления говорится, что обязательным условием приобретения права собственности на бесхозяйные вещи по приобретательной давности является добросовестное открытое владение, без которого не могут быть гарантированы законные права и интересы собственника. Между тем находящиеся на территории Российской Федерации многие культурные ценности, в том числе и такие, государственная принадлежность которых не установлена, как правило, находились в закрытых фондах музеев и других учреждений культуры, что не отвечает требованиям закона о добросовестном открытом владении для приобретения права собственности на бесхозяйные вещи.

Конституционный Суд признал необходимым составление полного перечня находящихся на территории РФ перемещенных культурных ценностей, государственная принадлежность которых не установлена, а также их описание, обеспечение доступности соответствующей информации для всеобщего сведения. Заинтересованные лица должны иметь возможность заявить свои претензии в разумный срок. До истечения этого срока и завершения работы вопрос об отнесении так называемых бесхозяйных перемещенных культурных ценностей к федеральной собственности не может быть разрешен.

Российское законодательство предусматривает также ряд мер, направленных на предотвращение приобретения государственными хранилищами незаконно вывезенных из других государств, похищенных или незаконно приобретенных культурных ценностей. Так, согласно ст. 41 Закона о вывозе и ввозе культурных ценностей с целью предотвращения приобретения незаконно вывезенных из других государств, похищенных или незаконно приобретенных культурных ценностей, государственные и муниципальные музеи, архивы, библиотеки, иные государственные хранилища культурных ценностей обязаны принимать необходимые меры по получению информации о происхождении данной культурной ценности.

Юридические и физические лица, осуществляющие в установленном порядке внешнеэкономическую деятельность, относящуюся к культурным ценностям, обязаны вести реестр, в котором указывается происхождение каждой культурной ценности, дается ее изображение, стоимость. По требованию соответствующих государственных органов они должны предоставлять интересующую их информацию о поступивших культурных ценностях.

В каких российских судах могут рассматриваться иски о возвращении культурных ценностей?

В состав судебной системы России наряду с конституционным судом входят суды общей юрисдикции и арбитражные суды, рассматривающие дела по экономическим спорам. Эти последние суды, являющиеся государственными судебными арбитражными органами, следует отличать от так называемых третейских судов, которые также часто именуются арбитражными. Применение термина арбитраж не должно вводить в заблуждение: в первом случае речь идет о государственных судах, а во втором - о судах, избранных сторонами в споре.

По действующему законодательству иски о возвращении культурных ценностей должны предъявляться в суды общей юрисдикции. Таким образом, следует исходить из возможности предъявления исков в судах. Иски о возвращении культурных ценностей могут и должны рассматриваться судами.

Наряду с судами такие споры могут, как мне представляется, рассматриваться с использованием примирительных процедур и в порядке третейского разбирательства в международных коммерческих арбитражах. Международная практика последних лет свидетельствует об эффективности профессионального компетентного рассмотрения споров между субъектами различных стран, в том числе и исков юридических лиц и граждан к иностранному государству в области международной торговли, инвестиций, мореплавания и др., в международных (третейских) судах, определяемых по выбору сторон, что, в частности, делает возможным признанней исполнение вынесенных решений.

Согласно ст. 8 Конвенции УНИДРУА, стороны могут договориться передать спор для рассмотрения либо в суд или иной компетентный орган, либо в арбитраж (to arbitration). В последнем случае имеется в виду, учитывая российскую юридическую терминологию, именно третейский суд. Следует присоединиться к соображениям о преимуществах именно такого способа процедуры рассмотрения споров, включающей нейтральность и компетентность арбитров, проведение тщательной экспертизы, сокращение сроков рассмотрения и снижение расходов на ее проведение. Соображения такого рода в пользу международного арбитража были высказаны еще при подготовке Конвенции УНИДРУА в докладе, одним из авторов которого был Марк-Андре Рено. При рассмотрении споров в третейских судах, как образно заметил на московской конференции 2001 г. германо-английский адвокат д-р Карл, стороны получают дополнительную возможность не осуществлять публичную стирку своего белья.

В современной России проводится целый комплекс мероприятий по совершенствованию судебной системы, улучшению работы судов. В своем годичном Послании Парламенту Российской Федерации Президент РФ В.В.Путин в апреле 2002 года сказал: «Нам необходим такой суд, который уважают и в стране, и за ее пределами. И эта задача - не только политическая, но не в последнюю очередь - экономическая Эффективная судебная система нужна и для того, чтобы у отечественных и иностранных компаний не возникало сомнений в ее авторитете и действенности». Об эффективности судебно-правовой системы в этом послании говорится неоднократно для обоснованных исков иностранных лицо возвращении принадлежащих им культурных ценностей, исков, подаваемых в соответствии с нашим законодательством, эти слова главы государства дают основание надеяться на создание возможности объективного рассмотрения споров такого рода.

Заключение

1. Российское законодательство допускает возможность судебной защиты прав собственников культурных ценностей, в том числе и собственников частных коллекций, независимо от гражданства лиц, обращающихся к суду, и независимо от того, к кому предъявляются такие иски, к Российскому государству или к организациям.

2. При рассмотрении таких исков должны применяться прежде всего нормы гражданского права России, а в соответствующих случаях подлежат приме нению нормы иностранного права. Согласно ст.3 Гражданского кодекса России нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу.

3. Правовой статус личных трофеев, вывезенных отдельными военнослужащими и гражданскими лицами, независимо от того, в чьем владении или собственности они сейчас находятся, регулируется не законом о перемещенных ценностях, а Гражданским кодексом и иными актами.

4. Предоставляются надлежащие гарантии в отношении ценностей, государственная принадлежность которых до сих пор не установлена (бесхозяйных вещей).

5. Наряду с правовыми нормами имеются нормы этики и морали. Были приняты Кодекс профессиональной этики ИКОМа, принципы Вашингтонской конференции по Холокосту. На началах взаимности, в рамках действующих законов их надо шире применять и при взаимном возвращении культурных ценностей.


1. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. - 2 ИЗД.-М., 2ооо. -T.1. Гражданское право: Учебник / Под ред. К.П. Сергеева, Ю.К.Толстого. -5 изд.-М., 2001. - Т. I; Гражданское право России: Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. - М., 2001.
2 Вступительная статья к сб.: Правовое положение иностранных граждан е России. - М., 1996.-е. XXIV.
3. Собрание законодательства РФ. -1999- -№'30. -ст.3989-
4. Конвенция УНИДРУА вступила в силу с 1.07.1998 г. для нескольких государств (Италии, Венгрии, Литвы и др.)
5. Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1997--С. 196-197.
6. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный). - 2 ИЗД. 2. - М., 2002. - С. 652-653.

 


Богуславский М.М.
Институт государства и права РАН, Москва, Россия

Возврат к списку


© 2006—2018 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России