Общественное мнение было взволновано проблемой, вынесенной в заголовок статьи, проблемой, о которой, казалось, не вспоминали в течение 50 лет. Теперь она привлекает широкое общественное мнение, а связанный с этим вопросом широкий спектр научно-исследовательских проблем нуждается в новых данных, которые были обнародованы совсем недавно.

Организация в 1992 году Государственной комиссии по реституции культурных ценностей Российской Федерации  дала толчок к систематизации архивных материалов по музейным и другим видам культурной собственности, перемещенной в период Второй мировой войны. Государственная комиссия по реституции в первую очередь занимается идентификацией и поиском утраченной СССР собственности. Советские же власти в течение последних 50 лет не предпринимали серьезных шагов в этом направлении. Одновременно проводятся исследования архивных документов, касающихся вывоза на территорию Советского Союза культурной собственности, принадлежавшей Германии.

Американские и германские исследователи, работая над проблемами реституции, имеют в своем распоряжении фундаментальные работы по этому вопросу и многочисленные специальные публикации, в то время как Россия остается одной из немногих стран, не имеющей исчерпывающего списка своих культурных потерь. Нам приходится все начинать сначала, используя не систематизированные и неизученные архивные источники.

К тому же, все подобные документы разбросаны по архивам различных министерств и ведомств. Я подчеркиваю, что мы ещё в начале пути. Наши данные ещё не полны, а из-за разбросанности и фрагментарности архивных документов мы не можем быстро создать базу для исследований, подобную уже наработанной в западных странах, что не позволяет нам представить  себе исчерпывающую картину.

Одним из главных получателей грузов культурной собственности Германии и координаторов мероприятий по их вывозу был Комитет по делам искусства СССР. Его архивы рисуют подробную картину мероприятий по реституции. В период 1945 -1946 гг. Комитет получил из Германии 17 железнодорожных составов, состоявших из 350 вагонов, содержавших в общей сложности 12644 предмета искусства…

Советские руководители серьезно занимались вопросом определения масштабов военных потерь и возможностей компенсации утрат. Ситуация была малоутешительной, так как на территории, освобожденной от немецкой оккупации и в самой Германии, тайники, обнаруженные несколькими отрядами Комитета по делам искусства, содержали в основном немецкие и иностранные (не советские) предметы искусства. Большое количество документов из архива Комитета содержат доказательства находок культурной собственности в замках, тайниках и шахтах на территории Германии, оккупированной советскими войсками.

Коротко расскажу об одном таком эпизоде. В феврале 1945 года отряд Комитета по делам искусства был послан в район боевых действий 1-ого Белорусского фронта для обнаружения складов музейной собственности, похищенной на оккупированной части советских территорий. Тайники с предметами искусства были найдены на территории заводов Фокке-Вульф в деревне Хохвальд в районе Имеритца. Осмотр хранилищ произвела бригада Комитета по разрешению командования 69-й армии, части которой участвовали в атаке на Одере и готовились к штурму Берлина.

Инспекция обнаружила картины, изделия из фарфора, мебель, предметы культа и монеты, некоторые из которых были повреждены во время вывоза.

Командование 69-й армии и трофейное управление 1-ого Белорусского фронта решили отослать обнаруженные предметы искусства в Советский Союз. Содержимое хранилищ было подвезено к железнодорожной ветке за шесть километров. 619 предметов были погружены на поезд, который был замаскирован в лесу, чтобы избежать бомбежек.

Бригада работала в районе боевых действий, и, поскольку необходимы были неотложные меры во избежание разграбления и использования не по назначению, были записаны лишь номера предметов, без указания точного содержимого хранилища. Ящики, содержавшие мелкие предметы были вложены в крупные ящики, окованные железом и покрытые камуфляжем.

Поезд прибыл в Москву, где группа экспертов официально зарегистрировала эти предметы. Для этого они были привезены в Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина.

Другие поезда были собраны в Потсдаме, Берлине, Лейпциге и других немецких городах и отосланы в СССР по приказу организаций, ответственных за реституцию, в том числе Комитета по делам искусства, получившему подробные списки содержимого вагонов. Каждый поезд сопровождал начальник перевозки, он представлял то или иное трофейное управление Советской Армии и ему подчинялись бойцы охраны.

Формирование, отправка и транспортировка эшелонов производилась в соответствии с приказами Командующего советскими оккупационными войсками в Германии и Советской военной администрацией. Конечное сравнение содержимого с первоначальными списками вывозимых предметов искусства производили представители Комитета по делам искусства, трофейного управления Красной Армии и музеев, где, по приказам Комитета, должны были складироваться вывезенные предметы.

Руководство Советской военной администрации также дало "добро" на вывоз найденных музейных экспонатов. После получения подобного разрешения Полномочный представитель Комитета по делам искусства отдал распоряжения придать каждому отряду Комитета транспортные средства и рабочую силу для обеспечения вывоза этих экспонатов в СССР. В основном, причиной называлось отсутствие хранилищ, отвечавших стандартам музейного хранения. Представлявшие наибольший интерес предметы были изучены ведущими советскими экспертами, археологами и учеными, которые сообщили результаты исследований в ЦК ВКП/б/.

Осмотр потсдамских замков и дворцов показал, что наиболее ценные коллекции были отправлены в провинцию Тюрингия и во дворец Гогенцоллернов в Рейнсберге, и, что часть коллекций была обнаружена в Лехнине, а часть в Потсдаме. Были выдвинуты предложения о:
1. сохранении исторических ансамблей со скульптурными памятниками;
2. вывозе наиболее ценных объектов из ряда хранилищ;
3. изъятии работ немецких мастеров лишь в очень редких случаях и лишь в качестве исключения;
4. вывозе образцов мебели XYIII века;
5. эвакуированной в различные места для восстановления интерьеров дворцов под Санкт-Петербургом (Ленинградом, уничтоженных нацистами).
 
Осмотр берлинских музеев показал, что почти все музейные здания столицы разрушены. Стало ясно, что часть музейных экспонатов была эвакуирована в западные районы, а часть была перевезена в Потсдам.

Среди мер по спасению ценных экспонатов, спрятанных в башне на территории зоопарка в столице - приказ об их отправке на городские скотобойни и во дворец Тресков, где могла быть организована их упаковка.

Памятники классической и восточной скульптуры, а также ящики с предметами культуры были обнаружены в хранилище Минта. Поскольку хранилище было затоплено во время наступления советских войск на Берлин, все экспонаты требовали серьезной  реставрации.

В ноябре 1945 года после получения инструкций Полномочный представитель Комитета по делам искусства обратился к Командующему Советскими оккупационными войсками и Советской военной администрацией маршалу Жукову с просьбой предоставить 70 вагонов для перевозки культурной собственности с берлинской базы и 20 - с лейпцигской.

Существовали планы перевозки фризов из алтаря Пергамона, найденных в башне Зоопарка во Франкфурте-на-Одере, откуда они потом должны были быть отправлены в СССР в соответствии с декретом Советского правительства.

В ноябре 1945г. отправление поездов из Берлина было отложено в связи с тем, что некоторые предметы искусства хранились в ранее затопленном хранилище, из-за температурных колебаний становилось весьма опасно посылать их в зимнее время.

Похищенная культурная собственность, обнаруженная на германской территории, была конфискована и вывезена в Советский Союз по приказам Главнокомандующего и начальника Советской военной администрации. Известно и подтверждено документально, что решение о вывозе принималось, когда была неясна национальная принадлежность предметов искусства, или было ясно, что на советской территории могут быть обеспечены лучшие условия хранения до принятия окончательного решения о судьбе того или иного объекта.

Чтобы не утомлять излишними фактами, я рассмотрю лишь один из основных аспектов вопроса. Я имею в виду установление законности и незаконности мероприятий по вывозу культурной собственности Германией, развязавшей Вторую мировую войну, и Советским Союзом, являвшимся пострадавшей страной в этой войне.

По заключению специалистов Института государства и права Российской академии наук, подготовленного по распоряжению Государственной комиссии по реституции культурных ценностей, все мероприятия по вывозу культурной собственности из Германии по приказам Главнокомандующего Советскими оккупационными войсками следует признать законными в той степени, в какой они соответствовали инструкциям Союзнического Контрольного Комитета. Некоторые случаи требуют дальнейших дискуссий и переговоров.

Ясно, что по последним решениям, судьба культурной собственности немецкого происхождения, перемещенной на советскую территорию, может быть решена на основе законодательных актов, принятых после поражения Германии. Среди них и мирные договоры с Италией, Болгарией, Венгрией и Румынией, акты Союзнического Контрольного Комитета и приказы командующих зон оккупации Германии.

Союзнический Контрольный Комитет - верховная власть в Германии, и Командующий Советской военной администрацией -высшая власть в советской зоне оккупации разработали ряд законов, касавшихся конфискации имущества нацистских организаций (законы СКК №2 и № 58, статья 80 Гражданского кодекса СВАГ), вермахта (закон СКК № 34), военных преступников (закон СКК № 10) и других.

Проводя в жизнь Потсдамское соглашение по денафикации, Союзнический Контрольный Комитет, отменив Национал-Социалистскую Рабочую Партию Германии (НСДАП), все её подразделения, структуры, связанные с нею, и 63 других нацистских организации, также объявил в одном из своих первых законов о том, что вся движимая и недвижимая собственность и имущество, архивы, принадлежавшие партии, подлежат конфискации (закон № 2 от 10 октября 1945 года).

Расширяя сферу действия закона СКК, Советская военная администрация издала приказ № 126 от 31 октября 1945 года, касавшийся конфискации собственности нацистской партии, её органов и организаций, примыкавших к ней.

Процесс денафикации отразился также на судьбе библиотек, чьи собрания изучались на предмет содержания изданий, пропагандировавших нацизм и милитаризм в Германии.

Приказ СВАГ № 39, касавшийся "Перемещения нацистской и милитаристской литературы", одобрял изъятие из частных библиотек, книжных магазинов и типографий памфлетов, альбомов, книг и другой литературы, содержавшей пропаганду нацизма, расистской теории, захватов чужих территорий, а также любую литературу, направленную против Советского Союза и союзников. Эти санкции также касались всей военной литературы, учебников и пособий для военных учебных заведений. По одному экземпляру всех изданий было послано в АН СССР для использования в научных целях. Такая литература возврату не подлежала, но для того, чтобы по одному образцу подобных изданий имелось и в Германии, то по одному экземпляру их было также отослано и в Германскую библиотеку в Лейпциге, которая была государственным библиографическим центром Германии (создана приказом СВАГ № 12 от 08 сентября 1945 года)…

Перемещение культурной собственности, конфискованной по решениям военных трибуналов, затрагивало преимущественно частные коллекции, библиотеки и другую культурную собственность, принадлежавшую физическим лицам, осужденным этими трибуналами.  Закон СКК № 10 и директива № 38 создали законную основу для привлечения некоторых категорий граждан к суду военных трибуналов.

Закон № 10, касавшийся "Лиц, повинных в военных преступлениях, преступлениях против мира и человечества", был разработан в соответствии с Московской декларацией от 30 октября 1943 года (" Об ответственности за зверства гитлеровцев") и с Лондонским соглашением 1945 года ("0 судебной процедуре и наказании главных военных преступников в европейских странах ОСИ").  Приказ СВАГ № 126 гласил, что все движимое и недвижимое имущество осуждённых военными трибуналами к конфискации собственности, должно быть передано в распоряжение Советского государства.

Закон СКК № 9 от 30 ноября 1945 г. ("0 конфискации собственности, принадлежавшей И.Г. Фарбениндустри, и о контроле за ней") был основой для приказа СВАГ, опубликованного в марте 1946 года, в котором говорилось о том, что собственность директоров Фарбениндустри, состоявшая из 46 ящиков, была передана Комитету по культурным и образовательным учреждениям РСФСР для целей восстановления музейных коллекций СССР. Эти ящики были найдены в шахте Винтерсхалле в Бернбурге, земля Саксен-Анхальт. Слова "... для целей восстановления музейных коллекций СССР "были проинтерпретированы, как "...для целей компенсации потерь".

В соответствии с приказом  СВАГ от  марта 1946 года, Комитет по культурным и образовательным учреждениям получил культурную собственность и предметы искусства, найденные в шахтах и хранилищах, из следующих учреждений:
1. Музей дворца в Цербсте
2. Коллекция негативов Государственной библиотеки записей
3. Государственные библиотеки Берлина (археологические коллекции)
4. Этнографический музей, Берлин
5. Музей дворца в Ораниенбауме
6. Картины и портреты из дворцов Потсдама
7. Монеты и медали, включая ценности из гусарских казарм города Мейсен.
 
Приказ СВАГ №334 от 29 ноября 1946 года («О пересылке собственности Музыкально-издательского музея Беляева в Лейпциге в Советский Союз») содержал фразу: "в качестве компенсации за ущерб, причиненный собраниям нотных изданий в Советском Союзе ".

13 мая 1946 года Союзнический Контрольный Комитет принял директиву № 30 " Об уничтожении германских милитаристских и нацистских памятников и музеев ". На основании этой директивы СВАГ приказала, чтобы культурная собственность Цейхгауза (Военно-исторический музей) в Берлине и его библиотек, найденная в одной из шахт округа Мольтке (недалеко от г. Шенебека, земля Саксен-Анхальт), была передана Советскому Союзу.

Директива СКК № 30 приказывала, чтобы до 1 января 1947 года на территории Германии были уничтожены все милитаристские музеи и выставки, а также памятники, плакаты и статуи. Возможность сохранения оставалась лишь за предметами исключительной культурной ценности.

Среди объектов, перемещенных в СССР из Германии, была и культурная собственность, принадлежащая союзникам. В период 1945 - 1946 гг. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина передал польскому правительству более 22 произведений искусства.

В конце 1950-х годов лидеры СССР по личной инициативе возвратили немецкому народу в широком масштабе культурную собственность, которая была вывезена Советским Союзом из Германии в послевоенный период. Согласно имеющейся информации, некоторые предметы культурной собственности, включая те, чье происхождение было трудно определить, оставались в хранилищах Советского Союза.

В конце 50-х годов, когда готовилась широкомасштабная передача в ГДР большого количества предметов искусства и культуры, лидеры СССР учли советы исследователей, говоривших о том, что полезно и даже необходимо оставить часть экспонатов в СССР, в том числе и те, чью принадлежность было трудно установить. К решению этой проблемы были привлечены серьезные исследователи и выдающиеся музейные эксперты. Основным объяснением было то, что оставшиеся экспонаты могли послужить до некоторой степени компенсацией за потери военного периода. Более того, утверждалось, что поскольку ГДР почти ничего не могла вернуть нам из вывезенных предметов искусства, предполагалось, что большая часть утраченных ценностей осталась на территории Федеративной Республики Германия.

Теперь российские музеи готовят оставшиеся предметы для публичных выставок. Очевидно, что проблемы, связанные с этим  видом культурной собственности, чрезвычайно сложны и запутаны.

Последние соглашения между Россией и различными европейскими странами предусматривают положения о возврате незаконно перемещенной культурной собственности. Эти условия теперь требуют от нас выработки четкой и подготовленной позиции. Например, в уже упоминавшемся заключении Института государства и права РАН есть пункт, касающийся культурной собственности религиозных и благотворительных организаций, подлежащей возврату даже в том случае, если её вывоз в СССР производился по приказу Главнокомандующего советскими оккупационными войсками в Германии.

По мнению российских экспертов, в статьях российско-германских соглашений 1990 и 1992 годов, касающихся процесса взаимного возвращения культурной собственности, термины «законный вывоз» и «незаконный вывоз» в отношении культурной собственности, вывезенной с германской территории в СССР, требуют дополнительного уточнения.

Российская сторона намерена исследовать обстоятельства вывоза каждой коллекции, каждого библиотечного собрания, каждого предмета культуры, при этом подразумевая, что невосполнимые потери должны быть компенсированы предметами адекватного типа и качества. Разрешению конфликтов, существующих между сторонами, могут помочь документы, содержащие перечень потерь, который может быть проверен по архивным источникам.

Решая проблему вывоза культурной собственности, безусловно, невозможно ставить Германию и Россию на одну чашу весов.

… Германия должна идентифицировать всю невозвращенную культурную собственность, которая была награблена нацистами на оккупированной территории СССР, и возвратить её России.

Россия должна предпринять меры для возвращения Германии той части культурной собственности, которая была вывезена незаконно.

Управление реституции Министерства культуры Российской Федерации проводит интенсивные исследования в архивах, музеях, других российских культурных организациях с полным пониманием того, что все эти усилия направлены на решение таких уникальных и сложных проблем.


Никандров Н.И.

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России