Документ, подготовленный Институтом государства и права Российской академии наук "0 правовой базе решения вопросов, касающихся культурной собственности, перемещенной в СССР в результате Второй мировой войны ", демонстрирует законность нахождения в Советском Союзе объектов, перемещенных из Германии в конце войны.

Культурная собственность, официально перемещенная  из Германии в СССР в 1945-1946 гг. была размещена в запасниках музеев; библиотеках, архивах и других государственных учреждениях. Таким образом гарантировалась их сохранность и возможность доступа для ученых и широкой публики.

Все мы были заложниками многих ошибочных решений, о которых судила история. К ним относится и установление "режима секретности" на перемещенные предметы в государственных хранилищах. Начиная с 1960-х годов, члены администрации музеев, в которых хранились многие из этих объектов, многократно "поднимали вопрос о необходимости открыть секретные коллекции".  В их числе были руководители Государственного Эрмитажа в Ленинграде (Санкт-Петербург) Артамонов и Пиотровский, Антонова (директор) и Випер (заместитель директора) Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Москве. В свое время директор ГМИИ имени А.С. Пушкина обращалась с вопросом о будущем этих ценностей ко всем министрам культуры: Фурцевой, Демичеву, Захарову, Губенко, а в 1990-х годах г-ну Яковлеву и г-ну Козыреву.

Возвращение культурной собственности в Германию началось в 1949 году после решения Советского правительства вернуть архивы ганзейских городов Гамбурга, Любека и Бремена в обмен на архивы Калининградской области и города Таллинна, которые находились в послевоенное время в Британской зоне оккупации Германии.

Передача началась в июле 1952 года и была завершена в конце 1980-х годов. Всего было передано 74.998 архивных единиц хранения.

Имели место дополнительные передачи культурной собственности, например, только между сентябрем 1958 года и июлем 1960 года состоялось 19 таких акций. Заключительный протокол о передаче правительством СССР правительству ГДР культурной собственности, спасенной Советской армией, был подписан в Берлине 29 июля 1960 года. В соответствии с протоколом было возвращено 1.571 995 предметов, 121 ящик книг, звуковые архивы и музыкальные записи, более трех млн. архивных дел.

В 1993 году была передана коллекция немецких книг, хранившаяся в Пулковской обсерватории. Предметы, которые были возвращены, включали "произведения высшего достоинства". Это - коллекция Готской библиотеки, которая хранилась в Академии наук СССР (29.818 единиц), германские архивные материалы из государственных архивов СССР и Министерства иностранных дел СССР (214.924 дел), сокровища «Зеленого свода» в Дрездене, 800.623 произведения искусства, которые хранились в Государственном Эрмитаже в Ленинграде, в том числе рельефы Пергамского алтаря, древние египетские папирусы и европейская живопись. Из Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Германию отправили – 354.271 произведение искусства, в том числе картины, рисунки, монеты и предметы античности.

Никогда ни одно государство - жертва агрессии, потерявшее во время войны миллионы своих граждан, сотни тысяч предметов культуры и искусства, тысячи уникальных гражданских и религиозных зданий, не делало таких подарков странам, деяния которых заслужили справедливого осуждения международного суда. Мы не можем не упомянуть, что наши потери не были просто неизбежным результатом разрушений, причиненных современными способами ведения войны, а имело место преднамеренное уничтожение культуры страны.
 

Одна из наиболее важных акций - возвращение картин Дрезденской галерее, акт "беспрецедентный в мировой истории".

Начиная с 1939 года, картины Дрезденской галереи перевозились для надежности в разные хранилища. В 1945 году после бомбардировки Дрездена картины были перемещены в каменоломни и шахты в различных частях Саксонии. В некоторых из них, таких как известняковая шахта в Поккау-Ленгефельде, произведения были скрыты на большой глубине, в упомянутом случае - на глубине 52 метров. Шахты были заминированы. Контроль за температурой и влажностью отсутствовал, "и сырость и вода, сочившаяся по стенам, создавали опасность для сохранности картин".

За исключением "Сикстинской Мадонны" Рафаэля, которая была найдена в ящике, картины были свалены на земле, прислоненными друг к другу или к стенам шахт.

Существовала также возможность их расхищения.

Поиском картин Дрезденской картинной галереи занимался батальон 5-ой гвардейской дивизии 1-го Украинского фронта. Впоследствии история обнаружения картин была названа газетой "Зюддойче Цайтунг" "самым захватывающим дыхание детективом двадцатого столетия".

Партия картин прибыла в Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в августе 1945 года, в период, когда вновь были собраны собственные коллекции музея.

Во время войны здание музея было повреждено, хотя ко времени прибытия дрезденских картин наиболее значительные ремонтные работы были сделаны. В 1946 году «галерея» опять открылась для посетителей. В течение этого периода работа музейного коллектива состояла главным образом в подготовке собственной музейной коллекции для выставки и обработки "новых приобретений", продолжавшейся в течение десятилетия.

В те годы реставрационная мастерская музея напоминала полевой госпиталь. Почти все картины прибыли из Германии "с повязками" - с предупреждающими записками о поврежденных местах, которые были отреставрированы художником Степаном Чураковым.

Наиболее сложные и трудные работы выполнялись старшим реставратором музея, чудесным художником Павлом Кориным. Это он спас от гибели шедевры Тициана, Рубенса и многие другие сокровища коллекции.

Возможность заняться реставрацией картин на панелях появилась только через два - три года, когда толстое дерево  высохло, потому что искусственно его нельзя было сушить.

При открытии коллекции было справедливо отмечено, что произведения были спасены дважды: во-первых, солдатами, которые обнаружили их после войны и, во-вторых, реставраторами и сотрудниками музеев, которые заботились о них.


Картины из Дрезденской картинной галереи выставлялись со 2 мая по 20 августа 1955 года. Народ приезжал издалека, чтобы увидеть легендарные сокровища, иногда днями выстаивая в очереди, чтобы купить билеты.

Музейным работникам приходилось трудиться от зари до полуночи, но в музее и в Москве тогда царила радостная атмосфера. Выставку посетили 1.200 тыс. человек.

25 августа состоялась церемония закрытия выставки, и был подписан акт передачи первой картины ГДР. Это был «Портрет молодого человека" Дюрера. Затем была подготовлена документация на другие произведения и подробные доклады об их состоянии. Было передано 1.240 картин, часть из них прибыла из Киева.

3 июня 1956 года картины были выставлены в Дрездене.

Я сознаюсь, что по ряду причин мне трудно совершенно объективно обсуждать проблемы перемещенной культурной собственности и потери, понесенные в годы второй мировой войны. Война (и это не пустые слова) глубоко повлияла на жизни и сердца людей моего поколения. Для меня, специалиста по итальянскому искусству, Сикстинская Мадонна никогда не будет лишь шедевром Рафаэля. Эта картина навечно слилась в моем сознании и в моей памяти с героическим спасением моей страны и моего народа от уничтожения, слилась с героическим поступком матери, которая пожертвовала жизнью своего сына. Конечно, эмоциональная сторона моих впечатлений не мешает мне ясно понимать, что сегодня диалог должен быть продолжен.
 


Антонова И.А.
Директор ГМИИ имени А.С. Пушкина

Возврат к списку


© 2006—2018 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России