Я рад, что смог принять участие в симпозиуме, проводимом Центром Барда.

Такая научная дискуссия помогает лучше понять прошлое и, как писал Томас Стерн Элиот, будущее может быть понято только, если понято прошлое.

Тем не менее, я бы не хотел представлять симпозиум как арену рыцарских боев, в которых участвуют немецкие и русские представители на потеху американской публике. Здесь наши отношения с Германией похожи на любовь: есть что-то такое, что касается только двух сторон, и нет нужды в третьем собеседнике, даже если тот исходит из лучших побуждений.
Правда не знает национальных границ. Не стоит думать, что попытки найти истину в этом вопросе начались лишь несколько лет назад. Когда я начал заниматься этим вопросом, в основном как издатель, продюсер документальных фильмов и журналист, мне казалось, что этого никто никогда не делал или делал, но плохо.

Говоря по справедливости, необходимо отметить, что первыми борьбу за гласность и свободу информацию начали директора и ответственные лица крупных музеев, включая Ирину Антонову, директора Государственного музея им. А.С. Пушкина, которая участвует в этом симпозиуме. Они были государственными чиновниками в тоталитарном государстве. Борьба их была скована цепями бюрократии.

То есть, практически, никакой борьбы не могло быть.

В 1960 г., тогдашний директор Эрмитажа Артамонов М.И. высказал просьбу об открытии архивов и специальных хранилищ, но ему было отказано, как и Антоновой, обращавшейся в Министерство культуры СССР. Мы жили в стране, где официально не существовали не то что музейные хранилища, а целые города, и не стоит винить за это директоров музеев. К тому же сама природа отношений между Советским Союзом и ГДР не позволяла говорить о каких бы то ни было претензиях друг к другу.

В мае 1957 года Михайлов, Топчиев, Зорин и другие члены комиссии "По культурной собственности ГДР, находящейся на временном хранении в СССР ", созданной ЦК КПСС, доложили Президиуму ЦК КПСС о работе, проведенной для оценки ущерба, нанесенного фашистскими захватчиками музеям и учреждениям культуры СССР. Чтобы не омрачать отношения между социалистическими странами, эта информация была засекречена.

Если уж даже нанесенный нам ущерб был засекречен, то что говорить об информации, касающейся числа немецких произведений искусства, хранящихся в России?
Атмосфера секретности не давала пролить свет на судьбу утерянных предметов искусства, не позволяла реально оценить, что вернулось в Россию, а что безвозвратно утеряно. Знать правду, безусловно, необходимо русским официальным лицам и исследователям. И этот симпозиум не должен рассматриваться как подведение итогов. Это всего лишь ещё начало.
Во время Второй мировой войны нацистская Германия принудительно вывозила культурную собственность из оккупированных стран Европы. Это был, прежде всего, политический курс государства.

С этой целью в 1940 г. был создан Оперативный штаб рейхсляйтера Розенберга, который впоследствии будет иметь свои подразделения на территории СССР, в Минске, Риге, Таллине, Киеве. Предметы искусства, вывезенные Оперативным штабом и другими нацистскими организациями, были аккуратно описаны и зарегистрированы этими группами. Сюда не включались предметы, похищенные армейскими мародерами. Лучшие экспонаты советских музеев были вывезены в Германию, а все остальное, включая музейные документы, были уничтожены после того, как Гитлер объявил, что музейные экспонаты на Восточном фронте не имели никакой ценности и подлежали уничтожению.

На оккупированной территории СССР были ограблены более 427 музеев (включая 173 в России); 1670 православных храмов, 237 католических церквей, 532 синагоги и других зданий, использовавшихся в религиозных целях, были разрушены или повреждены. В особенности уникальные архитектурные памятники пригородов Ленинграда (Санкт-Петербурга) были полностью разграблены или сожжены, включая Царское Село, Петергоф, Павловск, Гатчину, Ораниенбаум.

В Пушкине были совершенно разграблены Екатерининский и Александровский дворцы. Все сколько-нибудь ценное было вывезено. Был ободран весь интерьер: паркетные полы, потолочный декор, была вывезена мебель, изразцы, книги из библиотек, коллекции картин, коллекция икон, принадлежавшая Петру I и коллекция фарфора Екатерины II. Даже деревянные и металлические орнаменты дверей были аккуратно упакованы и вывезены. Панели известной Янтарной комнаты XYIII века также были похищены. Как и глобус Готторпа XYIII века, находившийся в павильоне Адмиралтейства. Была похищена потолочная роспись "Пир богов на горе Олимп".

Из Павловска был вывезен весь внутренний декор помещений, паркетные полы, мебель, инкрустации потолка, изразцы, дверные ручки и украшения, коллекция старинных монет из библиотеки Петра I.

В Петергофе были собраны для вывоза в Германию 34 тысячи ценных вещей из Большого дворца, Марли, Монплезира, Коттеджа. В их число входили 4950 единиц российской и западноевропейской мебели XYIII и XIX вв., фарфор того же периода, статуи, в том числе фонтанные украшения "Самсон", «Нева», "Волхов", "Нептун", сокровища картинной галереи и даже ворота парка.

К концу 1943 г. все ценности были вывезены из музея А.С. Пушкина в с. Михайловском. Дом-музей А.С. Пушкина был сожжен, разрушен Святогорский монастырь. Псково-Печерский монастырь под Псковом лишился всех своих богатств. В Новгороде были собраны и вывезены в Германию иконы XYI века, троны князей и наместников, подсвечник, принадлежавший Борису Годунову, а также были конфискованы и увезены иконы из Антоньева монастыря. Памятник "Тысячелетие России" был разобран и подготовлен к перевозке, вывоз предотвратило лишь наступление Красной Армии.

В числе культурных учреждений - жертв разграблений и конфискаций - Ростовский музей изобразительных искусств с 458 экспонатами, Музей донского казачества в Новочеркасске (471 экспонат), музей города Таганрога (4622 экспоната), Музей искусств города Краснодара (784 экспоната), этнографический музей города Калинина (6 тыс. экспонатов), картинная галерея Калининской области (193 экспоната) и Государственный музей города Новгорода (3703 экспоната).

По неполным данным, в 73 музеях с наиболее богатыми коллекциями 564.723 экспоната были похищены или уничтожены. 15 самых богатых музеев лишились 269.515 экспонатов.

Я приведу некоторые данные, касающиеся мероприятий немецких армейских подразделений по конфискации и вывозу культурной собственности с территории России (основано на немецких документах):
1. В Пскове были конфискованы 1026 церковных книг, включая манускрипты, датируемые XYI1-XYIII вв., и печатные книги XYII столетия. Из Псковского педагогического института было вывезено около 35 тысяч томов, включая 25 тысяч томов русских классиков. 2. Из Новгорода была вывезена библиотека Исторического музея, содержавшая редкие периодические издания, например, " Русскую речь " 1880 г., " Библиограф " 1860г. Среди вывезенных книг - издания Вольтера 1785г., Жан-Жака Руссо 1796г. Всего было вывезено 30 тысяч томов.
Из Новгорода для немецкого профессора Энгеля были вывезены уникальные издания по археологии, включая 51 книгу по истории древней Руси. Для профессора Тиле были вывезены книги по этнографии.
3. Из библиотеки в Курске были вывезены летописи XYIII века и ценное произведение Дмитрия Кантемира "Грамматика ", изданное Михаилом Ломоносовым.
4.Ценные рукописи и манускрипты были похищены из Смоленска: рукописи Петра I, Анны Иоанновны, Петра II, Елизаветы Петровны, Екатерины II, Николая I, короля Польши Сигизмунда и др. Также были конфискованы летописи XYIII века, "История Петра I", "Житие Данилы Переяславского " и др.

Теперь несколько слов об уничтоженных и разрушенных памятниках архитектуры. Во время бомбежек Новгорода были уничтожены фрески и разрушены арки собора Св.Софии. Серьезно пострадали башни Кремля, Дворец епископа, Ефимьевская часовня. Георгиевский и Юрьевский соборы Никольского монастыря были превращены в руины, уничтожена церковь Параскевы. Также разрушению подверглись церкви с уникальными настенными фресками.

В г.Гдове Псковской области был взорван целый ансамбль древних зданий внутри крепости. В их числе - уникальная церковь XY века (Торщинская) и церковь того же времени с уникальным иконостасом, погребенным под руинами. Старинные крепостные стены Острова были стерты с лица земли, сожжены улицы древних построек, в том числе дома Печенко и католического священника. Взорвали всемирно известные Поганкины палаты, разрушили палаты Меньшикова, датируемые XYII веком. Единственный подлинный образец древней новгородской деревянной архитектуры был сожжен дотла.

С 1992 года Государственная комиссия по реституции культурных ценностей сконцентрировала свои усилия на создание всеобъемлющего банка данных по всем вопросам, включая пропажу культурной собственности во время или после второй мировой войны:
1. Вывоз культурных ценностей Германией с территории СССР.
2. Вопрос возвращения Германией этой собственности в Россию.
3. Вопрос вывоза культурной собственности Германии и её союзников в СССР.
4. Возврат Россией культурной собственности в Восточную Европу.

Этот комплекс вопросов можно разрешить лишь при помощи тщательных исследований, используя федеральные и ведомственные архивные документы России, относящиеся к деятельности Управления трофеев Красной Армии, подразделений Советской Военной Администрации в Германии, различных организаций РСФСР, министерства финансов и Госбанка СССР, Академии наук СССР и других учреждений.

Существует необходимость в независимом изучении документов по деятельности немецких оккупационных властей и частей вермахта, которые занимались вопросами вывоза с оккупированных территорий СССР предметов искусства, представляющих значительную ценность.

Документы Оперативного штаба рейхслятера Розенберга, найденные в украинских архивах, описывают прекрасно спланированную систему сбора и вывоза предметов культуры и искусства, к чему привлекались опытные эксперты для составления собраний из конфискованных экспонатов отдельно для Высшей школы в Германии, музеев Баварии и других организаций. Служащие из Оперативного штаба отправляли в Германию из пригородов Ленинграда (Санкт-Петербурга), Смоленска, Новгорода, Ростова, Воронежа полные вагоны захваченных предметов культуры и искусства. В тесном контакте с Оперативным штабом работал аппарат Уполномоченного Восьмой армии по сохранению культурной собственности, возглавляемый графом Сольмсом, который в конце 1941 года организовал перегон в рейх пяти вагонов с экспонатами музеев из Гатчины и Пушкина.

Среди содержимого вагона была и бесценная Янтарная комната.

Служащие Оперативного штаба находились в постоянном контакте с другими организациями Рейха, занимавшимися идентификацией, перевозкой и сортировкой награбленных ценностей. Эти учреждения включали в себя, в том числе, управления и отделы пропаганды вермахта, подразделения финансовой инспекции вермахта и зондеркоманду Кюнсберга, которая представляла интересы Министерства иностранных дел, а также СС.

В сентябре 1941 года при угрозе потери Пятигорска подразделения вермахта вывезли из музея Лермонтова пять больших яшиков с предметами искусства, принадлежащих Ростовскому государственному музею.

В декабре 1941 года подразделение финансовой инспекции вермахта, финансовое управление командования 16-ой армии перевезли в Ригу культурную собственность Новгородского Кремля и церкви монастыря в Тихвине.

По приказу Гитлера и командования сухопутных сил 30 сентября 1942 года командование вермахта отдало многочисленные индивидуальные приказы о захвате архивов, библиотек и музейных коллекций Пскова.

Вышеупомянутая зондеркоманда Кюнсберга участвовала в вывозе библиотек из пригородов Ленинграда и захвате музейных и библиотечных собраний в Ростове и Таганроге. Кроме Оперативного штаба "заказчиками" Кюнсберга были: Управление имперской безопасности (РСХА), географическое управление МИД, государственная библиотека, семинар по славяноведению, библиотека экономики Германа Геринга.

Рабочая группа "Ингерманланд", которая осматривала царские дворцы под Ленинградом в ноябре 1941 года, отдала приказ о вывозе в ближайшем будущем всего оставшегося после деятельности аппарата графа Сольмса и зондеркоманды Кюнсберга. К тому времени были разграблены все картинные коллекции, а солдаты в "качестве сувениров" похитили более чем тысячу икон из звонницы Александровского дворца.

Во время оценки состояния Павловского дворца группа Кюнсберга отметила, что коллекция гравированных украшений была захвачена СС. К тому же было отмечено, что аппарат графа Сольмса отправил в Германию около 400 портретов, написанных немецкими мастерами, а также, что "солдаты и офицеры похитили и присвоили значительное количество вещей". Группа настоятельно рекомендовала как можно быстрее вывезти фонтанное украшение "Нептун" и отправить его на предназначенное место: в партийном центре Германии, Нюрнберге, куда оно и было вскоре вывезено.

Сейчас существуют планы издания каталога утраченных российских культурных ценностей. Его публикация будет основываться на архивных материалах и различных музейных данных. Как известно, фашистские идеологи провозглашали славян расой рабов, культура которых не имела никакой исторической ценности. Жизнь, как водится, опровергла теорию.
Некоторые предпочитают оценивать проблемы утрат культурных ценностей лишь через призму материальных потерь, их стоимости, цены. По-моему, это неверный подход.

Проблема уничтожения и утраты ценных предметов искусства и культуры существуют в переплетении со сложными историческими, политическими и социально-психологическими вопросами. Важную роль здесь играют внутринациональные настроения, особенно в год пятидесятой годовщины победы над фашизмом.

Но прежде всего мы должны точно знать, что мы потеряли. И что бы мы ни нашли, наша задача - вернуть это культуре для блага всего человечества.


Швыдкой М.Е.
Руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России