Общеизвестен тот факт, что Архивный фонд Российской Федерации — неотъемлемая часть культурных ценностей нашей страны, имеющих как российское, так и мировое значение, поистине необъятный по объему и характеру содержащейся в нем информации комплекс источников по отечественной и мировой истории. Архивные документы охватывают практически все стороны жизни общества на протяжении многих веков. Поэтому любая их утрата – огромная, а нередко и совершенно невосполнимая потеря и для практической жизни, и для науки, особенно исторической. Тем не менее, историки и архивисты неоднократно с той или иной степенью успеха старались и стараются восстановить создавшиеся в результате гибели документов пробелы в исторической памяти страны. Но, чтобы такая работа была сколько-нибудь успешной, необходимо, прежде всего, знать, что именно из архивных богатств утрачено, когда, где и при каких обстоятельствах, утрачено ли совершенно безвозвратно, или же есть надежда найти какие-то документы или даже их комплексы. Именно такую цель преследует и работа по созданию каталога архивных фондов, утраченных архивами России в годы Великой Отечественной войны. В настоящее время из печати вышли две книги четвертого тома из состава «Сводного каталога культурных ценностей Российской Федерации, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны». Названное многотомное издание подготавливается и печатается по решению Государственной комиссии по реституции культурных ценностей.

Большинство вышедших уже из печати книг содержит сведения о погибших или утраченных музейных ценностях и подготовлено под руководством Минкультуры России и Роскультуры. Однако вполне закономерен факт включения в указанное издание тома, посвященного архивным фондам и подготовленного под руководством Федеральной архивной службы России (Росархива).

С учетом важного значения настоящей публикации, разработку концепции издания, научное руководство его подготовкой и общую его редакцию любезно согласился взять на себя Руководитель Росархива, член-корреспондент Российской Академии наук, доктор исторических наук Владимир Петрович Козлов. Непосредственное же составление книги было поручено главному специалисту Росархива, к.и.н. Елене Эдуардовне Новиковой и старшему научному сотруднику Всероссийского научно-исследовательского института документоведения и архивного дела (ВНИИДАД), к.и.н. Звавичу Виктору Исааковичу. История российских архивов в годы Великой Отечественной войны, а тем более гибели или вывоза из страны архивного достояния изучена к настоящему времени далеко не в полной мере. Некоторые сведения можно найти в общих работах по истории архивного дела, в статьях отдельных исследователей. Наиболее же полным до настоящего времени научным трудом по истории архивов России и других республик, входивших в состав СССР, применительно к периоду войны может считаться так и не вышедшая из печати монография известного архивиста, ветерана Великой Отечественной войны, Заслуженного работника культуры России Всеволода Васильевича Цаплина. Эта обстоятельная книга хранится в его личном фонде в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) — бывшем ЦГАНХ СССР, директором которого он был многие годы. Некоторый интерес могут представить и работы известной американской исследовательницы российских и украинских архивов Патриции Гримстед, хотя ее труды и не лишены определенной тенденциозности. Однако во всех указанных сочинениях не отражен, да и не мог быть отражен, хотя бы в сколько-нибудь значительной степени, перечень потерь, понесенных архивами нашей страны в годы войны, тем более что значительный комплекс источников, характеризующих эти потери и хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ – ранее ЦГАОР СССР) в фондах Главархива СССР и Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их союзников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР в годы Великой Отечественной войны (ЧГК), а также источников, имеющихся в архивах многих субъектов Российской Федерации, изучен лишь в незначительной степени. То же можно сказать и о материалах Центрального фондового каталога (ЦФК), хранящегося в Росархиве и в большой мере отражающего картину потерь архивного достояния в годы войны. Еще меньше исследованы соответствующие материалы зарубежных архивов и, в частности, Федерального архива Германии (Bundesarchiv).

В связи со всем этим со второй половины 1980-х годов архивисты и, прежде всего сотрудники Главархива СССР и ВНИИДАД (тогда еще Всесоюзного института), стали предпринимать шаги для создания автоматизированной базы данных по фондам государственных архивов СССР, утраченным в годы Великой Отечественной войны. На основе ряда материалов ЦФК и ГА РФ на рубеже 1980-х и 1990-х годов во ВНИИДАД была создана названная автоматизированная база данных (БД). Создание названной базы данных было делом совершенно новым, беспрецедентным для отечественного, да и, как представляется, не только отечественного архивного дела. Этот факт обусловил как достоинства, так и определенные недостатки в построении базы. Кроме того, необходимо учесть, что работа над этим проектом проходила в обстановке все более нараставших трудностей материально-технического, финансового и кадрового характера, свойственных развитию отечественной архивной отрасли, да и не только ее, в последние два десятилетия. Но вернемся к рассматриваемой базе данных. Уже в период ее создания на рубеже 1980-х — 1990-х годов в базу было введено несколько тысяч карточек фондов по архивам ряда республик, краев и областей Российской Федерации, а также Государственного архива Крымской области Украины и Государственного архива города Симферополя. Известно, что по состоянию на 22 июня 1941 года тогдашняя Крымская АССР была частью Российской Федерации, а, соответственно, данные архивы – российскими. Таково было состояние данной БД к началу работы над каталогом утраченных фондов. Хотелось бы отметить, что некоторые технические недостатки БД, как представляется, совершенно не умаляют той большой, творческой и новаторской по своей сути работы, которую провели в свое время сотрудники нашего института и других архивных учреждений, а лишь свидетельствуют о трудностях, возникших при составлении каталога. Добавлю к этому, что на рубеже 1980-х — 1990-х годов не было еще достаточного числа опытных архивистов, способных пользоваться компьютером. Кроме того, в названиях фондов советского периода нередко встречались «нерасшифрованные аббревиатуры наименований многих учреждений, организаций и предприятий. Эти сокращения, также вполне устраивавшие пользователей-архивистов, могли бы быть совершенно непонятны читателям каталога, предназначенного не только для узкого круга профессионалов-историков или архивистов, но и для широкой отечественной и, тем более, зарубежной общественности. А ознакомление читателей в России и за ее пределами с перечнем утраченных нашей страной архивных богатств (хотя бы даже и неполным) является одной из важнейших задач настоящей книги.

Задача такая стала весьма настоятельной и не требующей отлагательства. Ведь уже в первой половине 1990-х годов в странах Западной Европы и в США, была поднята шумная пропагандистская кампания по поводу того, что в российских музеях и архивах якобы втайне хранятся культурные ценности, награбленные гитлеровцами в период Второй мировой войны во многих странах или же принадлежавшие Германии до прихода нацистов к власти в этой стране. При этом нашими зарубежными коллегами никак не учитывалось, как представляется, три важных обстоятельства.

Во-первых, подавляющее большинство таких культурных ценностей было найдено советскими войсками в совершенно неприспособленных для хранения помещениях и фактически спасено от гибели и нередко отреставрировано, как это случилось с картинами Дрезденской галереи.

Во-вторых, современная Россия никак не может нести ответственность за ошибки в культурной политике, допущенные советским руководством в тот период.

И, наконец, в-третьих (и это самое главное) наши зарубежные коллеги, помня о потерях своих стран, никак не могли, да, думается, и не хотели, «заметить» тот гигантский ущерб, который нацистская агрессия нанесла культурному достоянию Советского Союза и, прежде всего, России.

В данном сообщении нет смысла много говорить о проблеме реституции и, в частности, реституции архивных ценностей, и о мерах, принятых в нашей стране по ее разрешению. Соответствующие факты общеизвестны. Скажу лишь, что по ряду обстоятельств архивная отрасль приступила к созданию каталога утраченных ценностей несколько позже, чем музейные учреждения. Поэтому перед Росархивом и нашим институтом встала задача в срочном порядке составить хотя бы предварительный перечень того, что погибло или было разграблено в период войны.

Ознакомившись с базой данных, имеющейся во ВНИИДАД и с распечатками сведений, имеющихся в этой базе по отдельным архивам, руководство Росархива и института пришло к выводу о необходимости срочного редактирования включенных в нее сведений. При этом была, прежде всего, поставлена задача раскрыть малопонятные (особенно для зарубежного читателя) сокращения и исправить имеющиеся опечатки. Были приняты и срочные меры для пополнения перечня утраченных фондов списками фондов, не включенных в базу данных. Прежде всего, это касалось безвозвратно погибших в годы блокады Ленинграда фондов Российского государственного исторического архива (РГИА (бывшего ЦГИА СССР). Помимо этого, был существенно дополнен список фондов, утраченных Государственным архивом Смоленской области, и приведен в качестве примера потерь, понесенных районными архивами, список фондов Краснинского районного архива той же области (к сожалению, далеко не полный).

Работа над каталогом была организована следующим образом: редактирование базы данных ВНИИДАД, создание с помощью ее программного обеспечения табличных файлов, написание проекта предисловия к указанной книге и участие в доработке текста предисловия, выявление хранящихся в ГА РФ источников об утратах фондов архивов и подготовка первоначального электронного варианта книги были поручены В.И.Звавичу. Выявление (главным образом путем переписки с архивами) дополнительных по сравнению с базой данных и документами ГА РФ сведений об утраченных фондах и других источников, дополнительное выявление и анализ литературы по теме (для предисловия), участие в доработке текста предисловия были поручены Е.Э.Новиковой. В работе по выявлению материалов ГА РФ большую помощь составителям оказали также заведующая отделом архивоведения ВНИИДАД, к.и.н. Н.И. Химина и заместитель директора ГА РФ Е.Л. Луначарский, а также сотрудники соответствующего хранилища этого архива. Говорю обо всем этом потому, что ввиду ограниченного объема предисловия этих сведений в нем нет. Кроме того, обоими составителями книги были вычитаны ее гранки, присланные в Росархив из издательства ЗАО «ИКАР», находящегося в Санкт-Петербурге, исправлены обнаруженные ошибки, некоторые из которых были допущены при подготовке первоначального электронного варианта, а также составлен указатель географических названий, электронный вариант которого был прислан в издательство вместе с правлеными гранками.

Об интенсивности работы над первой книгой каталога свидетельствует тот факт, что она началась весной 1997 года, а уже в январе следующего года был составлен предварительный электронный вариант книги и в мае 1998 года закончены вычитка гранок и составление указателя географических названий. Во второй книге приведены сведения о потерях, понесенных в годы Великой Отечественной войны архивами Коммунистической партии. Эти архивы, а точнее, их правопреемники, как вам хорошо известно, включены в настоящее время в систему учреждений Федеральной архивной службы России.

Работа по установлению ущерба, понесенного в годы войны партийными архивами, оказалась еще более сложной, чем в отношении государственных архивов, поскольку этот вопрос совершенно не изучен. Сотрудники Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ (бывшего Центрального партийного архива (ЦПА) ЦК КПСС)), взявшие на себя задачу выявления документов об ущербе, столкнулись в этой работе со значительными трудностями. По полученным ими предварительным и еще неофициальным сведениям акты об утрате архивных фондов местных партийных организаций не всегда и не везде составлялись, а если и составлялись, то иногда лишь через несколько лет после окончания войны. Эти акты не отсылались ни в ЧГК, ни в государственные органы управления архивным делом, ни в высшие партийные инстанции. Поэтому получаемые в настоящее время сведения еще в значительной степени отрывочны. По этой причине работа над второй книгой потребует, как представляется, усилий более многочисленного коллектива составителей и большего срока исполнения.

Тем не менее, уже по имеющимся фрагментарным сведениям можно судить о том, что число утраченных документов организаций Коммунистической партии весьма велико и эти документы, будь они в сохранности, представляли бы немалую научную ценность. Отвлекаясь от своего рассказа о партийных документах, скажу, что утраченные фонды государственных архивов, как видно уже из первой книги и показано в предисловии к ней, хранили документы, касавшиеся практически всех сторон жизни общества в России, в особенности на протяжении последних полутора веков. Практически то же можно (применительно к 1920-м — 1930-м годам) сказать и о партийных документах, среди которых погибли и такие, которые составили бы значительный интерес для историков и не только для них. Так, по предварительным данным среди безвозвратно утраченных документов партийных архивов Мурманской области были и материалы первичных партийных и комсомольских организаций советских предприятий и учреждений, работавших на острове Шпицберген. Как известно, правовой статус этой норвежской территории еще до войны предусматривал возможность осуществления на ней хозяйственной деятельности советскими предприятиями и учреждениями. Думаю, что значение источников по истории работы наших соотечественников на этой территории в предвоенные годы весьма велико и их утрата создает значительный пробел в наших исторических знаниях. То же можно было бы сказать и о документах политотдела Мурманского отделения Главсевморпути, и о ряде иных документов.

В более отдаленной перспективе работа над каталогом может быть продолжена и в отношении потерь, понесенных ведомственными архивами, а также государственными архивами районного звена. Об утраченных фондах одного из них имеются краткие сведения и в первой книге, однако совершенно ясно, что этого совершенно недостаточно. Здесь предстоит еще немалая работа. Да и в отношении более крупных государственных архивов выяснено еще далеко не все. Поэтому, если кто-либо из преподавателей, аспирантов, студентов или выпускников Исторического факультета заинтересуется этой проблемой и займется исследовательской работой в этом направлении, это будет с должным пониманием встречено архивистами.


Звавич В.И.
к.и.н., старший научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института документоведения и архивного дела (ВНИИДАД)

Возврат к списку


© 2006—2018 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России