На нынешнем непредсказуемом арт-рынке ни один коллекционер не может быть уверен в своих абсолютных правах собственности на приобретаемое им произведение искусства. Даже если сделка была законной по всем параметрам, новый владелец не защищен от исков со стороны прежних собственников — особенно если это жертвы Холокоста или их наследники.

Долгие годы единственной превентивной мерой, которую могли в этом случае предпринять владельцы, было тщательное исследование провенанса работы. Так было до появления в 2006 году первой компании, предлагающей услугу страхования прав собственности на произведения искусства. С тех пор это направление арт-бизнеса получило широкое развитие, особенно на фоне глобального роста цен на произведения искусства и все увеличивающегося потока собственнических исков. Страховые компании теперь могут защищать своих клиентов как от реституционных исков по делам давно минувших военных дней, так и от более тривиальных претензий на их художественную собственность со стороны бывшей супруги или супруга, отказывающегося платить алименты.

За страховой взнос в размере от одного до пяти процентов от стоимости работы (или больший, если речь идет о работах с весьма сомнительным провенансом, на которые, скорей всего, будут претендовать наследники жертв нацизма) компания покроет издержки клиента, если его право собственности попробуют оспорить в суде, а также возместит ему стоимость работы, если он проиграете дело. Да, эти страховые полисы выходят довольно дорогими, однако это все равно лишь одна из многочисленных статей расходов, связанных с коллекционированием произведений искусства (есть еще имущественное страхование, перевозка или, например, 15–25 процентов комиссия аукционного дома).

Страхование прав собственности особенно интересно тем, кто работает в сфере выдачи кредитов под залог произведений искусства. Один из них — юрист Стефен Броди, занимающийся подобными арт-залогами в своей фирме. Он сравнивает страхование прав собственности на произведения искусства с аналогичным видом страхования недвижимости. Разница между ними в том, что право собственности на недвижимость обязательно регистрируется в государственных архивах, в то время как купля-продажа произведений искусства не всегда отображается в документах публичного характера.

Стефен Броди не считает страхование прав собственности панацеей от всех бед. Однако оно, безусловно, действует успокаивающе на кредиторов, дающих залоги под многомиллионные художественные коллекции и не желающих рисковать своими деньгами в случае, если права собственности заемщика могут быть оспорены.

С искусством, в отличие от недвижимости, есть еще одна беда: обезопасить себя от претензий других собственников можно, а вот защититься от оспаривания авторства работы нельзя. Если, например, картина раньше приписывалась Рембрандту, а потом ее атрибутировали его ученикам, никакая страховка не поможет покрыть коллекционеру снижение ее рыночной цены.

Пока что в прессе не сообщалось об особо сложных случаях, которые позволили бы проверить новый вид страхования «в бою». Однако утверждается, что несколько таких споров уже улажено, причем в одном из дел фигурировал важный американский музей.

В целом страхование прав собственности можно назвать хорошим способом уберечь себя от судебных дрязг. Особенно в случае, если речь идет о начинающем коллекционере, который не обладает достаточным количеством времени, чтобы детально изучить провенанс дорогостоящей работы.

Материал подготовила Мария Онучина, AI

Источники: artinfo.com , artinvestment.ru

От редакции: Хорошая попытка сделать полезное дело, тем более что количество реституционных споров растет год от года. Но сразу возникает ряд вопросов:

1. Платеж по страховке разовый или ежегодный? Если ежегодный, как и любая другая стандартная страховка, то, во-первых, это дорогое удовольствие, а во-вторых, конечное. Перестаешь платить — и тут же по закону подлости наступает страховой случай. Если платеж разовый, то это уже интереснее, но возникают сомнения в его финансовой состоятельности. Времена сейчас не стабильные, и что будет с деньгами через 10–20 лет большой вопрос, а уж с компаниями тем более.

2. Сразу понятно, что востребована такая услуга может быть при заведомо сомнительных сделках, ведь если провенанс известен, то зачем что-то страховать? А если есть сомнения в подлинности или провенансе, то зачем покупать? Остаются имущественные споры, но они регулируются законом и подкреплять их страховкой не очевидная необходимость.

Константин Бабулин, AI


Дата публикации:  2012-05-24 00:00:00
Источник:  ARTinvestment.RU

Возврат к списку


© 2006—2018 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России