Более ста картин из Русского музея значатся в списке утраченных во время войны.
 
Это полотна Тропинина, Венецианова, Ле­витана, Шишкина, Федотова, Сурикова, Несте­рова, Верещагина, Коровина, Бакста, Серова, Сомова.
И среди них «Портрет Петра Басина» Орес­та Кипренского, неожиданно появившийся в конце прошлого года в Вене на аукционе «Кристис» и приобретенный за 170 тысяч долларов неизвестным частным лицом.
«МН» уже писали о благотворительной рас­продаже 1 ООО предметов искусства, проведен­ной в ноябре 1996 года в Вене аукционным до­мом «Кристис» совместно с Союзом еврейских общин Австрии («МН» № 46,1996). Эти вещи почти 50 лет находились в средневековом мо­настыре города Марбаха недалеко от Вены. Считается, что во время войны они были кон­фискованы нацистами у евреев Австрии. По­этому в 1995 году австрийский парламент пе­редал ценности, чьи довоенные владельцы не объявились, Союзу еврейских общин Австрии. «МН» напечатали репродукцию одной из кар­тин, проданных на аукционе, - портрет худож­ника Петра Басина работы Кипренского, на­писанный в Италии в 1829 году. Молодой Ба­син изучал тогда в Ватикане фрески Рафаэля. Позднее в Петербурге ему доверили оформлять Зимний дворец.
Вскоре после публикации «МН» выяснилось, что картина Кипренского до войны принадле­жала Русскому музею. По словам старшего на­учного сотрудника Третьяковской галереи Оль­ги Алленовой, одного из авторов каталога к вы­ставке Ореста Кипренского, проведенной Рус­ским музеем и Третьяковкой в 1982 году, порт­рет Басина значился в каталоге экспозиции ху­дожника в Русском музее в 1936 году. Входил он и в каталог выставки Кипренского в Третьяков­ке в 1938 году. А на третьей выставке в 1982 году уже не упоминался. Как говорили Алленовой ее коллеги из Русского музея, портрет был зачис­лен в «военные потери».
Историю этой потери «МН» удалось воссоз­дать благодаря документам из российских и не­мецких архивов, любезно предоставленных со­трудником отдела реституции Минкульта Рос­сии Николаем Никандровым и историком Мар­гаритой Зинич, которые более пяти лет собира­ют сведения о российских ценностях, утрачен­ных в ходе второй мировой войны.
Русский музей приобрел портрет Басина вме­сте со всей живописной коллекцией сахарозавод­чика Терещенко у его вдовы и сына в 1918 году. В музее он благополучно находился до 1940 года, когда была сформирована одна из «передви­жек»- выставок, которые лучшие музеи страны посылали в провинцию. 183 картины под назва­нием «Основные этапы русской живописи» от­правились по маршруту Нальчик - Керчь.
В начале лета 1941 года коллекция Русского музея оказалась в Керчи. В первые дни войны ее передали на хранение в Алупку во дворец-му­зей графа Воронцова. Затем экспонаты самого дворца и картины из Ленинграда было решено эвакуировать, однако не успели.
О том, что позднее случилось в алупкинском дворце, зафиксировано в российских и немец­ких документах полувековой давности.
Воронцовский дворец, где располагались бле­стящая коллекция отечественного и западного искусства и не менее уникальная библиотека, собранные поколениями его владельцев, был разграблен. Поначалу вещи из дворца забира­ли немецкие офицеры. Иные даже вручали рас­терянным сотрудникам какие-то расписки. Дру­гие и вовсе не церемонились. Например, некий капитан Дотман срезал ножом персидские ков­ры-гобелены с вытканными на них портретами шахов из династии Фатх Али.
Затем Воронцовский дворец посетили пред­ставители крымского отделения штаба Розен-берга (он руководил массовым вывозом культур­ных ценностей из всей оккупированной Евро­пы). И коллекции дворца, библиотека и 156 кар­тин Русского музея отбыли в Германию.
Неизвестно, все ли похищенное было возвра­щено после войны во дворец. Крым - ныне тер­ритория другого государства, с которым Рос­сия, к сожалению, не обменивается информа­цией о розыске своих культурных ценностей. В 1948 году Русскому музею удалось вернуть только 44 найденные в Германии картины. По­зднее еще 4 были обнаружены в Симферополь­ском краеведческом музее, а в Алупке - работа Сильвестра Щедрина. Лет двадцать назад Рус­скому музею сообщили, что где-то в Германии видели полотно Никанора Чернецова «Разва­лины церкви в Кутаиси» с номерами Русского музея. По дипломатическим каналам картину попытались вернуть, но безуспешно.
Работа Кипренского, появившаяся на аукци­оне «Кристис», из той же «передвижки»! 1940 года, что дает основание предположить: в мо­настыре Марбаха могли находиться и другие картины из Русского музея, и не только оттуда. Нашим музейщикам лишь раз представилась возможность это выяснить, когда в 1986 году Австрия попросила СССР прислать данные о военных художественных потерях. В Русском музее говорят, что такие документы у них были подготовлены. Но, видимо, результатов не при­несли. Свидетельство - проданный с торгов Кипренский!

Автор:  Татьяна АНДРИАСОВА
Дата публикации:  1997-01-19 00:00:00
Источник:  "Московские новости"

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России