Коллекция принца Ангальтского, единственного иностранца, реабилитированного в качестве жертвы политических репрессий НКВД, была передана в Государственный Эрмитаж. На выставке в музее ее и увидели наследники принца, обратившиеся в Минкульт РФ с просьбой о возврате семейных ценностей.

Хотя и противники, и сторонники реституции в России делают регулярные заявления о необходимости работы исключительно в правовом поле, куда более мощным двигателем, чем закон, у нас остается чье-то юридически никак не оформленное желание. Трактуемое Министерством культуры как "жест доброй воли", в случае с ангальтским серебром оно и стало причиной согласия на возвращение коллекции наследникам.

С точки зрения закона ситуация сложна из-за отсутствия прецедентов: как выразился на недавней пресс-конференции заместитель руководителя Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Анатолий Вилков, "случай с ангальтским серебром — уникальный". По словам господина Вилкова, ни одного документа, доказывающего, что вещи были ввезены в Россию так, что подлежат реституции, найдено не было. На отсутствие необходимых бумаг наследникам принца указала и прокуратура. Разрешить зашедшую в тупик ситуацию помог тот самый "жест доброй воли", заставивший Министерство культуры согласиться вернуть серебро наследникам. Мотивы, повлиявшие на решение чиновников, были никак не связаны с тонкостями регулирующего вопросы реституции законодательства. Как пояснил министр культуры Александр Соколов, было просто "необходимо восстановить справедливость перед человеком, который много сделал для наших соотечественников. К тому же именно его род подарил России Екатерину Великую".

Однако с готовностью министра восстановить историческую справедливость именно таким образом согласны далеко не все. Свою позицию по поводу ангальтского серебра Ъ четко выразил директор Эрмитажа Михаил Пиотровский (см. материал на этой странице). Вчера же ситуацию с серебром принца Ангальтского прокомментировал Ъ Анатолий Вилков: "Я по-прежнему считаю, что возвращать нужно в рамках доброй воли и нравственные принципы должны быть главенствующими. Так говорил и президент про имущество, принадлежащее церкви. Зачем мучить людей, которые реабилитированы и документально подтвердили свое право наследования, и не отдавать им их вещи?" Приведенный Михаилом Пиотровским аргумент с наследниками коллекционера Щукина Анатолий Вилков парировал невозможностью проводить параллель с вопросами национализации 1918 года: "Это разные вещи. Национализация была осуществлена на основании декрета совнаркома, и вопрос о ее пересмотре не стоит. У нас почти все музеи состоят из частных коллекций, но имущество как было государственным, так и останется. Здесь же речь идет о ценностях, которые были перемещены во время войны. Этот вопрос скоро будет передан на рассмотрение в правительство. Только оно, как собственник, будет принимать окончательное решение о возврате без необходимых документов. Боюсь загадывать, но судьба коллекции ангальтского серебра может быть решена в течение полугода".


Автор:  АЛЯ Ъ-ХАРЧЕНКО
Дата публикации:  2005-03-01 17:14:20
Источник:  Газета «Коммерсантъ»

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России