На мгновенье в аудитории московского Музея им. Пушкина все становится понятным. Спора по поводу трофейных художественных ценностей, собственно, никогда и не было, а если он и был, то только по вине журналистских преувеличений и передергивания фактов.

Ирина Антонова, директор Музея им. Пушкина, как обычно, выступает агрессивно, но в хорошем расположении духа. Рядом с хранительницей многочисленных произведений искусства, на которые претендует Германия, сидит Клаус-Петер Шустер, генеральный директор Государственных музеев Берлина. Он тоже в хорошем настроении. В течение двух дней в Москве встречались российские и немецкие музейные работники и, не касаясь конфликта, который они сами не могут разрешить, обсуждали профессиональные проблемы. Совершенно очевидно, что это пошло им на пользу. 'Мы увидели, что нам протянули руку, и мы тоже в ответ протянули свою', - говорит Ирина Антонова. 'Достигнут новый уровень доверия' с немецкими коллегами, - считает она. Шустер тоже 'в высшей степени рад' результатам коллоквиума, посвященного реставрации и консервации археологических объектов, и восхищен атмосферой 'полной гармонии и дружбы'.

Конференция, которую частично финансировало Немецкое общество исследователей, проходила на фоне выставки, вызвавшей поначалу недовольство в Германии. Под названием 'Археология войны. Возвращение из ничего' выставка, организованная Пушкинским музеем, демонстрирует древнее искусство, вывезенное после войны из Германии, в основном из Берлинской коллекции античности, в Россию. Представлено 500 предметов: вазы, статуи, фрески и статуэтки из Греции, Малой Азии и юга Италии. Все эти экспонаты были отреставрированы в ходе многолетней работы российскими реставраторами. Этот труд вызвал уважение у немецких коллег.

Археология войны
Как поясняет Шустер, на московском коллоквиуме состоялся обмен опытом. Стало понятным, 'как много можно узнать, если мы будем обмениваться'. В результате отправки в Советский Союз многие предметы искусства оказались без своей документации. Таким образом, отсутствовала информация об их происхождении, они были вырваны из исторического контекста. В результате 'большого диалога' музеев, как заявляет Шустер, память теперь должна найти дорогу к экспонатам. К тому же, идет совместная подготовка давно уже заявленной выставки, посвященной Меровингам, которая пройдет в Москве и где, по крайней мере на время, будут объединены 2007 экспонатов из российских и немецких фондов. Снова встретятся разрозненные фрагменты отдельных экспонатов, хотя тоже только на время работы выставки. Правда, экспозиция в Германию не поедет, поскольку 'до сих пор немецкая сторона не признавала нашего закона', - поясняет Ирина Антонова.

В то же время ссылаться на российский закон, предусматривающий возврат произведений в Германию только в исключительных случаях, например, жертвам нацистского преследования или их родственникам, директор Пушкинского музея не позволила. То, что в Германии называется 'трофейным искусством', она называет 'компенсационной реституцией', напоминая о 427 российских музеях, разрушенных во время Второй мировой войны, часть фондов которых, как считает Антонова, должна все еще находиться в Германии. Вопреки всякой гармонии, Шустер, в свою очередь, настаивает на немецкой точке зрения.

Представленные на выставке 'Археология войны' экспонаты являются 'произведениями из Берлинской коллекции античности, и таковыми они и останутся', - говорит Шустер. И все же: с недавних пор обоих директоров музеев объединяет чувство, что они опережают политику. Шустер формулирует это так: 'Правительства уходят, а музеи остаются'.


Автор:  Ирина Гречухина
Дата публикации:  2005-10-10 17:30:00
Источник:  ИноСМИ.Ru

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России