«Летящий Меркурий», похищенный гитлеровцами из Павловского музея-заповедника, приземлился в Австрии, в замке Эггенберг. Долгое время австрийская сторона упорно оспаривала факт принадлежности этой бронзовой статуи Павловску. Однако искусствоведческая экспертиза памятника, отчасти напоминавшая детективный сюжет, позволила расставить все точки над «i».

Из всех парковых скульптур Павловска только эта удостоилась специального поэтического посвящения. Создал его один из ближайших друзей Пушкина барон Дельвиг. Стихотворение «Надпись на статую Флорентийского Меркурия» было написано им в 1819 или 20-м году.

Вот этот текст:

Перст указывает на даль,
на главе развилися крылья, Дышит свободою грудь;
с легкостью дивною он, В землю ударя крылатой ногой,
кидается в воздух... Миг — и умчится!
Таков полный восторга певец.

Эти тяжеловесные, по сегодняшним понятиям, строки приобрели особую ценность благодаря тому, что они навеяли несколько стихотворений Пушкину. Отечественным библиофилам хорошо известно, что последний, 7-й, выпуск альманаха «Северные цветы» 5а 1832 год во многом стал данью памяти Дельвига, безвременно ушедшего из жизни в возрасте 33 лет. Помещенные в альманахе четыре стихотворения Пушкина, как отмечала Т.Г.Цявлов-ская, «были написаны в любимой Дельвигом форме элегических дистихов. Из них «Царскосельская статуя» наиболее соответствовала духу подобного же стихотворения Дельвига «Надпись на статую Флорентийского Меркурия».

Стихотворение, названное известной пушкинисткой, посвящено бронзовой статуе «Молочница», которую изваял скульптор П.П.Соколов на тему басни Лафонтена «Молочница и кувшин». Эмоциональная память о стихах друга была так глубока, что Пушкин написал под их впечатлением осенью 1836 года еще два четверостишия: «На статую играющего в свайку» и «На статую играющего в бабки». А непосредственным толчком послужило посещение Пушкиным выставки молодых русских скульпторов, проходившей в залах Академии художеств. Кстати, это были последние стихи великого поэта, опубликованные при его жизни.

Естественно, что поэтический гений Пушкина создал шедевры, превосходящие скромные строки лицейского друга. Но подсказал-то их Дельвиг! Однако вернемся к тому, что послужило первопричиной этой поэтической переклички, — к «Летящему Меркурию».

У этой скульптуры примечательная родословная. В конце XVIII века Петербургская академия художеств стала получать заказы на изготовление для резиденции Екатерины II в Царском Селе бронзовых изваяний по гипсовым слепкам со знаменитых образцов античной и европейской скульптуры. Наблюдать за выполнением этих работ было поручено профессору Федору Гордееву, который отнесся к делу столь добросовестно, что сам производил «расчистку» восковых моделей. Под его присмотром работал и ведущий мастер литейного и чеканного дела Эдм Гастеклу.

Изготовленная в Петербурге в 1783 году бронзовая статуя «Летящий Меркурий» являлась копией прославленной работы итальянского скульптора Джамболоньи. Причем образцом послужил гипсовый слепок с самого известного флорентийского экземпляра, хранившегося в галерее Барджелло.

Российский «Летящий Меркурий» первоначально был установлен вместе с другими скульптурами в Царскосельском парке у верхнего павильона Агатовых палат. Однако на этом месте он простоял недолго. Спустя три месяца после смерти Екатерины II император Павел I, пытавшийся изменить многое из наследия матери, приказал переместить памятники искусства из Царского Села в парк и дворец Павловска.

После кончины Павла вдовствующая императрица Мария Федоровна решила произвести тщательный учет царского имущества, находившегося в Павловске. Так появилась первая полная опись скульптур тамошнего парка. В 1801 году в инвентарной книге была сделана запись: «Медный статуй в полный рост Меркурия».

В начале 20-х годов XIX века, когда формирование дворцово-паркового ансамбля Павловска было практически завершено, возле Галереи Гонзаго (северное крыло дворца) было решено создать скульптурную аллею. Ее украсили двадцать бронзовых бюстов, а вместо мраморной вазы в центре был установлен «Летящий Меркурий». Здесь бронзовая фигура благополучно простояла на одной ноге более ста лет, вплоть до 1941 года.

В начале Великой Отечественной войны большая часть парковых скульптур была спрятана. Составленный еще в мирное время план эвакуации историко-художественных ценностей Павловска не предусматривал вывоза в тыл тяжеловесных парковых изваяний. Как правило, их опускали в землю в деревянных ящиках, а ямы закапывались и для маскировки покрывались дерном. Вся эта работа проводилась конспиративно, планы укрытия скульптур были таким же секретом, как маскировка военных объектов

24 января 1944 года город Павловск был освобожден Красной Армией. И сразу же из земли стали извлекать мраморные и бронзовые скульптуры, сохранившиеся практически без повреждений. Однако в ряде случаев захоронения оказались пустыми — факт, который почему-то долго замалчивался. Когда речь заходила об ущербе, причиненном Павловску фашистами, обычно упоминались лишь картины, редкие книги из Библиотеки Росси, старинная дворцовая мебель и сам дворец, сильно пострадавший от пожара в январе 44-го.

И только в наше время во втором томе Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны (Москва, 2000 г), впервые были перечислены пропавшие скульптуры Павловского парка — уже упоминавшиеся 12 бронзовых бюстов и «Летящий Меркурий», а также мраморные статуи «Лето», «Венера Каллипига», «Актеон с ланью» и «Амур, снимающий с крыла бабочку» работы английского скульптора Бенкса.

Сейчас хорошо известно, что гитлеровцы разграбили захоронения, находившиеся возле дворца, а те, что располагались в глубине парка, остались нетронутыми. Это подтверждают и немецкие трофейные архивы. В Москве, в Российском государственном военном архиве хранятся документы Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг», в частности, так называемая «Картотека «Z», о которой мне уже доводилось рассказывать (см. «ЭП» № 37 за 1999 г.). Процитирую одну из карточек этого фонда под номером 501, составленную доктором Шильде в январе 1942 года:

«Здание не пострадало. Лучшие предметы из внутреннего убранства вывезены большевиками. Сохранилось несколько больших картин, (в часовне) много икон, хорошие стулья и кресла, собрание бронзовых и мраморных статуй в античном стиле, которые были закопаны в саду (спасены капитаном Гуттманном)».

«Спаситель» Гуттманн был особо отмечен и в отчете рабочей группы «Ингерманланд», одного из подразделений все того же Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг». Приведу строки из донесения этих, с позволения сказать, «экспертов», орудовавших в пригороде Ленинграда: «Павловск.

Летний дворец Павла I занят штабом одной из дивизий. Комендантом дворца является капитан Гуттманн, некоторое время его замещал унтер-штурмфюрер СС Бургхард из СД. В этом дворце сохраняется порядок Предметы мебели даже генералам выдаются по квитанции. Большевики и из Павловского дворца изъяли и вывезли в Петербург многие культурно-художественные ценности. Бронзовые и мраморные статуи выкопаны Гуттманном в саду и помещены в здании дворца. Кроме того, сохранились стулья, кресла, светильники и ковры, а в часовне — многочисленные иконы. Библиотека вывезена группой Кюнсберга для Штаба Розенберга. Коллекция гемм изъята и вывезена СС Здание дворца не пострадало» (Государственный архив Украины).

Умилительная картинка, не правда ли? Мебель разграбили генералы, но по квитанциям, а книги и художественные коллекции вывозились искусствоведами из СС. И все это именовалось наведением «порядка»!

После войны спрятанные в земле статуи Старой Сильвии, Больших кругов, Вольерного участка и других частей Павловского парка заняли привычные места на пьедесталах. Только скульптурная дорожка у Галереи Гонзаго так и не обрела первозданного вида. Двенадцать бронзовых бюстов и статую «Летящий Меркурий», если доверять фашистским документам, утащил капитан Гуттманн. Конечно же, утрата этих скульптур существенно обеднила исторически сформировавшийся дворцово-парковый ансамбль

В 1979 году на имя директора Павловского дворца-музея Л.М. Казанцовой поступило письмо, помогшее выйти на след похищенного Меркурия. Старший научный сотрудник Эрмитажа Сергей Андросов высказал предположение, что похищенная в годы войны статуя находится в Австрии, в замке Эггенберг.

Оказалось, что автор письма обнаружил «Павловского» Меркурия на выставке, посвященной великому Джамболоньи, которая проходила в Вене, в залах Художественно-исторического музея. Летящий античный бог встречал посетителей в фойе музея, но почему-то не значился в каталоге выставки. Надпись на этикетке свидетельствовала, что бронзовая фигура принадлежит Штирийскому земельному музею «Иоаннеум» в Граце. Не довольствуясь этим, дотошный Андросов внимательно осмотрел скульптуру и увидел, выбитую на ее подножии старинную надпись на русском языке «При Императорской Академии Художествъ воском изобразовалъ профессоръ Федор Гордеев отлилъ мастеръ Гастеклу доделалъ и чеканилъ мастер Василий Можаевъ в 1783 г». К этой подписи мы еще вернемся.

Интуиция опытного искусствоведа подсказывала Андросову, что перед ним, вероятно, тот самый, пропавший в годы войны Меркурий.

Однако прошло более десяти лет, прежде чем было решено заняться проверкой этой догадки. В 1990 году дирекция Павловского музея-заповедника наконец-то направила запрос в Штирийский земельный музей «Иоаннеум». Ответа не последовало. И лишь после повторного запроса в июне 1992 года в Павловск пришло письмо из австрийского посольства. Советник по вопросам культуры Маргит Вэстфельт, ссылаясь на информацию, полученную от директора Штирийского музея, сообщила, что хранящаяся в Граце статуя «Летящий Меркурий» принадлежала графу Херберштейну, который в 20-х годах XIX столетия приобрел ее в Риме для своего родового замка.

Никаких документальных подтверждений этой версии письмо не содержало, «родство» же фигуры из Граца с «двойником», стоявшим когда-то в России, объяснялось просто. «Из сделанной в 1783 г. в Риме модели было изготовлено несколько отливок, из которых одна была перевезена в Павловск, а другую несколько лет спустя приобрел Жером Херберштейн».

Однако российские эксперты с этой гипотезой не согласились. По их сведениям, спорная статуя была изготовлена не в Риме, а в бронзолитейной мастерской при Петербургской Академии художеств, причем в единственном экземпляре, что подтверждает надпись на пьедестале. Кстати, она не совсем обычна. Как правило, бронзовые отливки, датированные XVIII веком, имеют одну или две подписи, в данном же случае их три: помимо профессора Гордеева, названы два мастера. И тому есть объяснение. В инвентарных книгах Павловского дворца сохранилась запись, что мастер Гастеклу не успевал к сроку закончить отделку отлитой им бронзовой статуи, и тогда по решению совета Академии художеств работа была передана мастеру Можаеву, который и завершил ее к декабрю 1783 года.

И все же австрийская сторона не сдавалась. Так и не найдя архивных свидетельств, Вена в начале 2001 года выдвинула новую версию. На этот раз, «по достоверным сведениям», статуя «Летящий Меркурий» объявлялась собственностью русского императорского государственного советника Алоиса Эдлера фон Пихлера (деятель времен наполеоновских войн), и находилась она в его доме в старой части Граца. В конце Второй мировой войны «дом Пихлера» серьезно пострадал от бомбардировок, а затем был полностью снесен. Отсутствие архивных документов, подтверждавших право собственности на статую жившего двести лет назад в Граце советника, теперь вполне можно было списать на последствия англо-американской бомбардировки.

В общем, дискуссия продолжалась. На состоявшейся в марте прошлого года встрече в Москве экспертов двух стран по проблемам перемещенных культурных ценностей была достигнута договоренность провести совместную искусствоведческую экспертизу спорной статуи. Вскоре по приглашению руководства Штирийского земельного музея «Иоаннеум» в Грац выехали два сотрудника Павловского музея-заповедника — главный хранитель А.Гузанов и старший научный сотрудник Е.Королев.

Неизвестно, чем бы закончилась эта тяжба, если бы не сюрприз, припасенный российской стороной. Дело в том, что в инвентарных описях Павловского дворца за 1920 и 1938 годы были зафиксированы две отметины, отреставрированные повреждения на икре правой согнутой в колене ноги Меркурия, а также патиновые потеки на его груди Ксерокопии этих документов и были доставлены в Грац.

«Домашняя заготовка» российских экспертов сильно озадачила австрийцев, но деваться было некуда при визуальном осмотре статуи следы реставрации на крылатой ноге античного божества были заметны даже невооруженным глазом. А это, по сути, подводило черту под многолетним спором о происхождении «Летящего Меркурия»

Австрийцы переживали эту новость ровно полгода, а 22 ноября 2002 года главный хранитель музейных коллекций замка Эггенберг Барбара Кайзер направила по электронной почте в Павловский музей-заповедник письмо, в котором признавала, что хранящаяся в замке бронзовая статуя «Летящий Меркурий» идентична той, что была похищена в годы войны в Павловске

Это еще не означает, что затянувшийся «полет» быстроногого Меркурия в ближайшие дни завершится посадкой в Павловске Реституция, как мы имели возможность не раз убеждаться, — процесс долгий и сложный Австрийская сторона, в свою очередь, полна решимости добиваться возвращения   своих историко-культурных ценностей, перемещенных в годы Второй мировой войны на территорию России Это касается прежде всего архивных фондов (свыше полутора тысяч дел, относящихся к 1520—1945 годам), коллекции папирусов, состоящей из 649 фрагментов так называемых «среднеперсидских» документов из собрания Австрийской национальной библиотеки, а также весьма ценной коллекции книг XV—XVII веков из собрания князей Эстергази (860 томов).

Российский федеральный закон о перемещенных культурных ценностях относит Австрию к числу стран, пострадавших от нацистской агрессии. Этот факт позволяет Альпийской республике вести переговоры о возвращении той части национального культурного достояния, которая в результате Второй мировой войны оказалась на территории нашей страны В этом контексте, по-видимому, будет рассматриваться и судьба «Летящего Меркурия», за возвращение которого австрийцы вполне могут потребовать ответных уступок На языке юриспруденции это называется принципом взаимности.

В землю ударяя крылатой ногой...

Созданная во второй половине XVI века итальянским ваятелем фламандского происхождения Джамболонья (настоящее имя — Жан де Булонь) статуя «Летящий Меркурий» — одно из самых совершенных произведений бронзовой пластики Нового времени. Ее особая выразительность заключается в композиционном решении. С какой бы точки при круговом осмотре ни смотреть на бронзовую фигуру, ее формы сохраняют художественную цельность и строгую гармонию. Выразительности композиции способствует и уникальное техническое решение: почти двухметровая бронзовая фигура связана с опорой лишь в одной точке — ступне. Мы физически ощущаем состояние стремительного полета, в который отправляется Меркурий, «в землю ударя крылатой ногой». Помните Дельвига?

Жан де Булонь (1529—1608) многие годы работал над этим произведением, лично участвуя в изготовлении бронзовых отливок. Мастер

создал несколько вариантов небольших мод»' лей и статуй в «натуральную величину», если этот термин применим к мифическому персонажу. В наши дни различные варианты этой скульптуры, созданные в мастерской автора и при его участии, хранятся во многих музеях мира. Самая знаменитая среди них — статуя высотой 180 сантиметров (видимо, это и есть «натуральный рост» непоседливого бога торговли) — хранится в Национальном музее (Барджел-ло) во Флоренции. В последующие века копии для украшения различных зданий. И их интерьеров делались по преимуществу с нее.

Неожиданно для многих к образу «Летящего Меркурия» в начале 80-х годов обратился известный российский скульптор Вячеслав Клыков, придерживающийся, как принято говорить, «почвеннических воззрений». Его Меркурий установлен в Москве возле Центра международной торговли на Краснопресненской набережной.


Автор:  Николай Петровский
Дата публикации:  2003-12-01 16:59:43
Источник:  Эхо планеты

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России