Исчезновение «Серебряной библиотеки» было одной из загадок, которыми так богата судьба перемещенного искусства, — драматического наследия Второй мировой войны. В чем-то ее история напоминает злоключения Янтарной комнаты. И примечательно, что пути этих пропавших сокровищ, возможно, пересекались. Предположение о том, что в Западной Пруссии, являющейся ныне территорией Польши, нацисты в конце войны спрятали в тайниках многие культурные богатства, вывезенные из Кенигсберга, похоже, находит новые подтверждения. 

Если поиски Янтарной комнаты продолжаются, то «Серебряная   библиотека»по-видимому, уже нашлась. Я говорю так осторожно, потому что информация о том. что уникальные фолианты находятся ныне в библиотеке Торуньского университета в Польше, не то чтобы держится в тайне, но не предается широкой огласке. Но начну с предистории этого события...

В конце апреля 1945 года, спустя две недели после падения Кенигсберга, в Восточную Пруссию стали прибывать поисковые группы из Москвы, Ленинграда, Воронежа и Вильнюса. Дело в том, что в годы войны на территории Восточной Пруссии были сконцентрированы несуетные награбленные сокровища. Там находились, в частности, похищенные гитлеровцами музейные ценности Пскова, Новгорода, Минска, Киева, Днепропетровска, Харькова, пригородных дворцов Ленинграда. Да и сам Кенигсберг был средоточием богатейших художественных собраний.

 Одна из легендарных серебряных книгТак в Орденском замке, ставшем в начале XX века музейным комплексом, хранились королевские регалии, знаменитая коллекция янтаря, большое собрание картин, скульптур, оружия, колоссальная археологическая коллекция, насчитывающая 240 тысяч экспонатов. Кроме того, перед войной Кенигсберг считался одним из самых богатых библиотечных центров на востоке Германии. Крупнейшим книгохранилищем города была Объединенная Государственная Университетская библиотека, насчитывающая 700000 томов и около 4700 рукописей. Ее библиотечный фонд складывался на протяжении четырех столетий.

В августе 44-го в результате массированных англо-американских бомбардировок центральная часть Кенигсберга была полностью разрушена. Тогда сильно пострадал Королевский замок, в огне пожарищ погибла часть библиотечного фонда.

С приближением линии фронта к границам Восточной Пруссии наиболее ценные историко-художественные коллекции Кенигсберга гитлеровцы начади вывозить в центральную часть Германии. Однако эвакуировать им удалось далеко не все. Многие культурные ценности были брошены на произвол судьбы. Это касается в первую очередь археологических коллекций Прусского музея уникальных библиотечных собрании всемирно известной коллекции янтаря Геолого-палеонтологического музея Кенигсбергского университета…

Прибывшим в Кенигсберг советским поисковикам пришлось работать в исключительно сложной обстановке город лежал в руинах. Более того, многие объекты были все еще заминированы. К сожалению, в то время поисками культурных ценностей занимались не только трофейные бригады, но и мародеры Что скрывать, среди трофейного скарба, который вывозили из поверженной Германии советские военнослужащие (от солдат до генералов), только-только вышедшие из боев, оказывались и вещи, истинная ценность которых была им неведома.

О подобных фактах, которые v нас долго замалчивались с гневом и горечью писал очевидец этих событии Александр Солженицын в своей поэме «Прусские ночи» вызвавшей большой общественный скандал «И сквозь чад сквозь дым сквозь копоть/ Победители Европы / Всюду русские снуют/ В кузова себе суют/ Пылесосы свечи вина / Трубки юбки и картины / Брошки пряжки бляшки блузки / Пиш-машинки не на русском / Сыр и круги колбасы/ Мелочь утвари домашней / Вилки, рюмки, туфли, гребни / Гобелены и весы…»

 В таких ящиках гитлеровцы вывозили похищенные художественные сокровища.Увы, не слишком цивилизованно действовали и находившиеся в Кенигсберге советские трофейные команды, не оставившие после себя никаких документальных свидетельств. Исключением была разве что более квалифицированная поисковая бригада от Комитета по делам культурно-просветительских учреждений при Совнаркоме РСФСР. Поэтому исключительно большую ценность для историков в наши дни представляют хранящиеся в Государственном архиве Российской Федерации такие документы как отчет руководителя бригады, научной сотрудницы «Ленинки» Т Н Беляевой, докладная записка профессора А.Я. Брюсова и его же так называемый «Кенигсбергский дневник», о котором мне уже доводилось писать. Археолог доктор исторических наук Александр Яковлевич Брюсов (1885— 1966), брат знаменитого русского поэта Валерия Брюсова производил рас копки на руинах Королевского замка Он был первым кому выпала судьба по горячим слезам заняться поисками похищенной гиперовцами Янтарной комнаты.

Судя по отчету, оставленному его коллегой Т.Н.Беляевой, удача нашим поисковикам не сопутствовала. Обнаружить похищенные нацистами советские музейные ценности никак не удавалось — попадались лишь разрозненные фрагменты былых коллекций 14 стульев из Екатерининского дворца, инкрустированный шкапчик из Гатчины, фарфоровая ваза из Киева, три картины из Днепропетровского музея и часть столешницы с живописью XVIIIвека из какого то российского провинциальною музея. Зато в Кенигсберге Беляева обнаружила богатейшие немецкие книжные собрания. Будучи библиотечным работником, она тщательно просмотре их и отобрала тридцать тысяч томов для отправки в Москву и Ленинград. В основном это были книги имевшие большую историко-художественную ценность рукописные первопечатные и старопечатные.

При обследовании Университетской библиотеки сильно пострадавшей от бомбардировок и в значительной части сгоревшей, Беляева обнаружила книги из собрания Валленродов. Эту знаменитую коллекцию старопечатных книг основал граф Мартин фон Валленрод (1570—1612) представитель древнего аристократического рода, занимавший должность канцлера в Прусском герцогстве.

 Библиотека графов Валленродов представляла собой огромную научную и культурную ценность, она состояла исключительно из редких изданий XV — XVII веков. В библиотеке имелись книги по различным отраслям знания: теологии, истории, юриспруденции, медицине, географии экономике. Среди них — Библия, переведенная самим Мартином Лютером, испанская протестантская Библия 1569 года, труды Георга Пурбаха, Петра Апиана, Спинозы и многих других выдающихся имен. К началу XX века Валленродская библиотека содержала около 10 тысяч томов.

Во время войны часть ее фондов сгорела, в частности погибли те книги, которые хранились в башне Кафедратьного собора. История Ватленродской библиотеки изложена во многих научных трудах, а навеянные ею образы получили фантасмагорическое отражение в сочинении великого кенигсбержца Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Золотой горшок», жанр которого автор определил как «сказку из новых времен».

Флорентийская мозаика "Зрение", восстановленная реставраторами Екатерининского дворца в Санкт-Петербурге.Нашим поисковикам было хорошо известно, что в Кенигсберге находилось еще одно легендарное книжное собрание — «Серебряная библиотека» герцога Альбрехта и его супруги Анны-Марии Брауншвейгской. Однако поиски ее не увенчались успехом. В своем отчете Беляева, известий книговед, с огорчением писала «Сгорела или вывезена в неизвестное место знаменитая «Silber-Bibhothek» (20 книг в серебряных, исключительных по мастерству отделки и работы, переплетах)».

«Серебряную библиотеку» основал герцог Альбрехт Гогевдоллерн (1490— 1568), который был большим ценителем и собирателем книг. Его коллекция состояла из 20 великолепно оформленных книг по богословию. По распоряжению герцога их переплеты были отделаны серебряными пластинами с орнаментальной гравировкой, украшены серебряными застежками и петлями. Примечательно, что все серебряные оклады, за исключением трех, привезенных из Нюрнберга, были изготовлены кенигсбергскими мастерами. Посетивший в 1789 году Кенигсберг двадцатитрехлетний Николай Карамзин не преминут отметить в «Письмах русского путешественника» «В старинном замке, или во дворце, построенном на возвышенности, осматривают путешественники цейхгауз и библиотеку, в которой вы найдете несколько фолиантов и квартантов, окованных серебром».

В послевоенное время местонахождение этого уникального книжного собрания оставалось неизвестным. Причем полной ясности в этом вопросе нет до сих пор даже у специалистов. Так, главный печатный орган российских библиотекарей журнал «Библиотека и время» (№ 4 за 2003 г.) поместил статью сотрудника Научной библиотеки Калининградского университета И. .Ф.Сюбаревой, в которой утверждается, что «в 1945 г. «Серебряная библиотека» исчезла и судьба ее до сего дня не известна».

Так выглядела Янтарная комната до войны, до катастрофы...Долгое время столь же туманной оставалась судьба Валленродской библиотеки и многих других культурных ценностей, вывезенных после войны из Восточной Пруссии. Сам факт вывоза был известен, но далее следы терялись. Это походило на мистику: значительная часть коллекции странным образом куда-то «испарилась».

А ведь некоторые из них были совсем рядом, в том числе в России. Так только в начале 80-х в хранилище трофейных книг в усадьбе Узкое под Москвой было обнаружено около 300 томов Валленродской библиотеки. Тогда же эти раритеты были возвращены в Калининград, и сейчас они находятся в университетском Музее Иммануила Канта. Дальше — больше: свыше тысячи томов «валленродских» книг было выявлено в Библиотеке Российской академии наук в Санкт-Петербурге. В этом собрании имеются 12 инкунабулов, среди которых выделяется «Пятиязычная Библия», напечатанная в 1483 году в Нюрнберге у знаменитого немецкого издателя XV века Антона Кобергера, а также 14 изданий голландской фирмы Эльзевиров. Эти книги — настоящие шедевры полиграфического искусства.

И, наконец, совсем недавно, уже в рамках проводимой министерством культуры РФ инвентаризации переметенных культурных ценностей, был выявлен еще один массив «валленродских» книг. На этот раз в фондах Государственной публичной исторической библиотеки. В московской Валленродиане лично мне удалось насчитать 67 так называемых палеотипов — редких европейских печатных книг, изданных в первой половине XVI века (известен даже точный временной отрезок: с 1 января 1501 гола по 1 января 1551-го). Ввиду особой ценности эти книги служат предметом специального собирания и каталогизации. Исключительно большую ценность представляют также книги, изданные в XVII веке на территории Речи Послолитой, на польском и литовском языках. Правда, их не так много.

Конечно же, очень жаль, что такое всемирно известное книжное собрание раздергано на части и находится в разных местах. «Валленродские» книги безусловно следует собрать воедино. На мой взгляд, таким единым местом хранения логично было бы сделать их «историческую родину» — тот же Калининград, Музей Канта. Но это, естественно, вопрос непростой, и решение его — дело будущего.

Я уже много лет занимаюсь этой проблематикой, но все время узнаю что-то новое. Так, когда я просматривал десятилетней давности материалы Государственной комиссии по реституции культурных ценностей, на глаза попалась справка, представленная администрацией Калининградской области, в которой содержались сведения об архивных фондах Кенигсберга, перемещенных в годы Второй мировой войны на территорию Польши. Из этого документа следовало, что отдельные тома Валленродской библиотеки попали в город Торунь.

Информация нуждалась в проверке, и я решил покопаться в Интернете. После долгих блужданий во Всемирной паутине мне удалось разыскать официальный сайт библиотеки Торуньского университета имени Николая Коперника. Никаких упоминаний о «валленродских» книгах на нем я не нашел, но зато, к своему величайшему изумлению, обнаружил... «Серебряную библиотеку»!

Оказывается, еще в 1947 году, в районе города Пасленк (до войны Пройссиш Холланд), расположенном приблизительно в ста километрах южнее Эльблонга, поляки обнаружили спрятанные немцами 14 серебряных фолиантов из собрания герцога Альбрехта. Эти раритеты были переданы на хранение в библиотеку Торуньского университета. В 1949 году, во время переезда университетской библиотеки в новое здание, одна из этих бесценных книг была похищена. Позднее, в середине 50-х, другой фолиант был передан Торуньским университетом в Варшаву, в Национальную библиотеку. Таким образом, сейчас в Торуни хранятся 12 серебряных книг.

Но загадок остается много. По-прежнему неизвестно, какие еще музейные ценности, вывезенные гитлеровцами из Кенигсберга, помимо «Серебряной библиотеки», могли быть спрятаны в Пасленке, городе, о котором за пределами Польши мало кто слышал.

Известно, что директор художественных коллекций Кенигсберга д-р Роде (1892—1945) был тонким знатоком и ценителем янтаря. «Солнечному камню» он посвятил две свои монографии: «Янтарь — немецкий материал» (1937, Берлин) и «Книга о янтаре» (1937, Кенигсберг). Неслучайно именно ему гитлеровцы поручили опекать плененную Янтарную комнату. Но мало кто знает, что в сфере научных интересов д-ра Роде находилась также «Серебряная библиотека». Еще в 1928 году вышла в свет его книга «Серебряная библиотека герцога Альбрехта в Кенигсберге». Так пересеклись пути двух этих художественных шедевров, во всяком случае — в сознании д-ра Роде.

Под занавес войны он спешно подыскивал подвальные помещения, где можно было бы спрятать кенигсбергские музейные экспонаты и панели Янтарной комнаты. Особые надежды директор возлагал на старинные прусские замки и с этой целью вступил в активную переписку с их владельцами. И если Пасленку д-р Роде рискнул доверить такое исторически значимое для Пруссии сокровище, как Серебряная библиотека герцога Альбрехта, то не исключено, что там же могли быть укрыты еще какие-то культурные ценности. Напрашивается и еще один вопрос — является ли простым совпадением, что как раз Пасленк в послевоенные годы стал объектом пристального внимания польских кладоискателей?

Имеются сведения, что поиски Янтарной комнаты на территории Орденского замка в Пасленке проводились еще в 1980 году с привлечением военнослужащих Войска Польского. Однако из-за введения в стране военного положения земляные работы были прекращены. Инициатором возобновления раскопок на территории Пасленкского замка стал известный польский писатель, путешественник и кладоискатель Рышард Вуйчик. В свою команду он привлек и археолога с мировым именем Яцека Пшенесло, того самого, которому посчастливилось, работая в составе итальянской экспедиции, обнаружить скрытые под водой руины Карфагенского порта. Важная роль в раскопках была отведена ученым-геофизикам

А вот интерес, проявленный к Пасленкскому проекту ксендзом Чеславом Климушко, может показаться неожиданным. Однако фронт работы нашелся и для него: дело в том, что ксендз был знаменитым на всю Польшу ясновидящим. Его авторитет был столь высок, что за помощью к нему не считали зазорным обращаться и криминалисты. И говорят, он действительно часто давал им «наводку». Однако, при всем уважении к ксендзу Климушко, ныне покойному, прозрений экстрасенса в сутане, наверное, было бы недостаточно для начала сложных раскопок.

Рышард Вуйчик располагал также свидетельствами местных жителей, утверждавших, что в начале января 1945 года на территорию Пасленкского замка прибыл конвой немецких военных грузовиков. Они доставили в замок большие продолговатые ящики с каким-то, судя по мерам предосторожности, особо ценным грузом. На следующий день грузовики, покинув замок, продолжили путь на Запад, но уже порожняком.

Спустя годы заговорили о том, что в этих ящиках предположительно могли находиться панели Янтарной комнаты. Правда, обращает на себя внимание, что «военные грузовики» и «большие продолговатые ящики» уж слишком часто кочуют из одной версии в другую. Возможно, потому, что их много разъезжало по военным дорогам.

Ценную информацию Вуйчик почерпнул из мемуаров восточно-прусского аристократа, графа Александра Дона цу Шлобиттена (1899-1997). Граф писал, что осенью 1944 года к нему обращался уже упомянутый д-р Роде с просьбой позволить разместить в его замке, находившемся в нескольких километрах восточнее Пасленха, кенигсбергские музейные ценности и ящики с панелями Янтарной комнаты. Что ж, этот факт подтверждается и нашими архивными материалами. В докладной записке профессора Александра Брюсова, направленной в адрес Комитета по делам культурно-просветительских учреждений, содержались сведения о документах, обнаруженных при раскопках Королевского замка в Кенигсберге в июне-июле 1945 года. Документ 11, именуемый «Отношение», приведу дословно:

«Отношение Kulturamta (Управление культурных учреждений. — Прим. Н.П.) к графу Дона (zu Dohna, один из крупнейших восточно-прусских магнатов) от 6/1X 1944 г. 

В отношении сообщается, что в результате воздушного (английского) налета 30/VIII 1944 г значительная часть Королевского замка в гор. Кенигсберге была уничтожена. Далее говорится, что, хотя большая часть художественных ценностей своевременно могла быть помещена в безопасное место, однако некоторые ценные вещи стоят еще в трех помещениях нижнего этажа (в южном крыле здания) и их надо эвакуировать Kulturamt просит графа Дона предоставить для этого помещение в его замке в Шлобиттене От руки на этом отношении добавлено «в том числе Янтарная комната».

Тут необходимо отметить одно обстоятельство. Сегодня достоверно известно, что при эвакуации историко-художественных коллекций гитлеровцы, поднаторевшие в этом деле, придерживались правила разбивать наиболее ценные собрания и прятать их в разных местах. Поэтому город Пасленк и его окрестности могут рассматриваться как предполагаемое место укрытия не всей Янтарной комнаты, а лишь какой-то ее части

Следует также сказать, что еще в начале 80-х два польских геофизика Эдвард Труселевич и Люциан Новак, используя научную аппаратуру, определили, что под северо-восточной башней Орденского замка на глубине 10— 12 метров имеются обширные пустоты, заполненные янтарем Новак даже уточнял, что там может находиться около тонны янтаря Орденский замок в Пасленке был сооружен крестоносцами в XIV веке и имеет очень глуюлкие двухуровневые подвальные помещения с особым микроклиматом Ближние подвалы использовались как складские помещения, а дальние, расположенные на десятиметровой глубине, находились в заброшенном состоянии еще в XIX веке. 

В середине 70-х прошлого столетия в замке проводились реставрационные работы, и то ли случайно, то ли преднамеренно все входы в подвалы были завалены и забетонированы Правда, у Рышарда Вуйчика на этот счет мнение было вполне определенное Он считал, что кто-то очень щедро заплатил, чтобы исчезли все лазейки в подземелья замка.

Нетрудно предположить, что Вуйчик, готовясь к раскопкам на территории Орденского замка, обладал еще какой-то очень важной и конфиденциальной информацией, возможно даже исходящей от бывшего гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха (1896 — 1987) У последнего здесь сохранились давние связи, позволившие ему после Второй мировой войны в течение сорока лет прятаться в Польше Кстати, недалеко от Пасленка Кох имел в прошлом личное поместье, где часто устраивал выездные партийные посиделки А одна из центральных учиц Пастенка в честь видного нациста именовалась Кохштрассе.

Но вернемся в более близкие времена В октябре 1996 года Гданьский университет совместно с Эльблонским отделением Польского исторического общества провели в Пасленке международную конференцию «Пасленк-ский след Янтарной комнаты Факты и мифы» В работе конференции приняли участие 56 человек из семи стран, включая Россию, что свидетельствует о неослабевающем интересе мировой общественности к судьбе похищенной Янтарной комнаты.

А в начале апреле 98-го команда Рышарда Вуйчика с согласия городской администрации приступила к раскопкам на территории Орденского замка. От этого поиска ожидали многого Следуя рекомендациям геофизиков, котлован решили рыть под северо-восточной башней На первой стадии земельных работ использовался экскаватор, затем в ход пошли лопаты Зона раскопок строго охранялась Территория была обнесена плотным двухметровым забором, возле которого постоянно дежурили полицейские Местным жителям доступ в замок был ограничен под тем предлогом, что во время раскопок могли обнаружиться немецкие мины-ловушки.

По официальной версии, поисковики на четырехметровой глубине неожиданно наткнулись на кирпичную кладку очень древнего фортификационного сооружения. А в таких случаях земельные работы принято приостанавливать, а то и вовсе замораживать. Таким образом, вторая попытка проникнуть в подземелья Орденского замка вновь окончилась неудачей.

Говоря откровенно, столь резкое прекращение раскопок, которые готовились так долго и обстоятельно, оставляет ощущение какой-то неопределенности и недосказанности. Но как бы там ни было, Пасленкский замок, как отмечала польская пресса, не пожелал раскрыть свои тайны. На этом можно было бы пока поставить точку, если бы не одно «но».

Далее начался настоящий детектив. В июле 2001 года в одно из российских госучреждений в Берлине обратился некий господин, имя которого не подлежит разглашению, назовем его условно г-н К. Он предложил передать достоверные сведения о месте, где на территории Польши спрятана Янтарная комната. Встреча российских представителей с названным господином состоялась по просьбе последнего не в Берлине, а в более тихом Дюссельдорфе.

Естественно, что за свои услуга г-н К. был намерен получить соответствующее денежное вознаграждение. Для реализации сделки он предложил тщательно продуманную схему сделки. Суть ее была такова: российская сторона переводит в один из швейцарских банков определенную (очень, очень приличную) сумму на специально «заблокированный» счет. В случае, если Янтарная комната будет действительно обнаружена в указанном месте, счет разблокируется, и г-н К. без проблем снимет причитающиеся ему деньги.

Попытки российской стороны прояснить хоть какие-то детали (скажем, в каком регионе Польши находится Янтарная комната? Где — под землей, под водой, в горах?) не дали никаких результатов. Таинственный незнакомец лишь заметил, что Янтарная комната находится в неком полом пространстве, которое можно легко прослушать помощью специальной техники (эхолотов).

В общем, сделка не состоялась. Будем ждать продолжения.


Автор:  Николай Петровский
Дата публикации:  2005-03-10 16:16:00
Источник:  «Эхо планеты»

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России