Вчера президент России Владимир Путин вернул Венгрии книги из Шарошпатакской библиотеки, которые несколько десятков лет трепетно хранила Нижегородская областная научная библиотека. С подробностями о том, какой это был праздник для Венгрии и какие слезы для нижегородской библиотеки,-- специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ из Будапешта.

Вчера утром Наталья Кузнецова, директор нижегородской библиотеки, рассказывала, глядя на книги, выставленные в Национальном музее Венгрии, о том, как в 1946 году советская армия вошла в Нижний Новгород, везя с собой в обозе эти книги. Кроме того, что они и так были довольно старые (XV-XVII веков), советские воины еще и сильно потрепали их, по дороге из Германии домой проводя время в разглядывании картинок и автографов Мартина Лютера.

Библиотекари много времени потратили на то, чтобы привести раритеты в приемлемый для хранения вид, и надежно спрятали коллекцию в отдел ценных и редких книг. Они понимали, что не в их интересах выставлять эти книги в открытый доступ.

-- Венгры искали ведь эти книги,-- со вздохом призналась Наталья Кузнецова.-- Но в начале 90-х годов (видимо, после визита в Будапешт Бориса Ельцина.-- А. К.) книгами могли уже пользоваться ученые и даже студенты (но не венгерские, конечно.-- А. К.).

Впрочем, полноценно использовать их в научной работе было затруднительно. Госпожа Кузнецова вспоминает, что даже уникальный нижегородский читатель, владеющий 26 языками, пасовал перед венгерской книжной продукцией на венгерском языке.

-- Жалко вам их теперь отдавать? -- спросил я.

-- Очень! -- откликнулась директор.-- Я сегодня утром прошла по этому музею, смотрю: лежат, все такие хорошие. А положили их так красиво... Я даже всплакнула. Но потом я убрала свои слезы. Все-таки это дипломатическая ситуация, нельзя так распускать себя.

136 томов были перевезены в Будапешт из Нижнего Новгорода в семи ящиках и теперь в самом деле заняли видное со всех сторон место в постоянной экспозиции Национального музея Венгрии. Это событие стало, если не ошибаюсь, национальным праздником для этой небольшой, но гордой страны.

На официальную церемонию передачи книг в Национальный музей пришли президент России Владимир Путин, премьер-министр Венгрии Ференц Дьюрчань, президент Венгрии Ласло Шойом и вся российская делегация, прилетевшая из Москвы. На русском языке было зачитано решение о передаче книг. Молчание. После того как это же решение прочли на венгерском, мадьяры устроили овацию. Кое о чем это все-таки говорило.

Господин Путин рассказал, как исходил из того, что библиотека принадлежит венгерской церковной общине и ей должна быть возвращена. Он вспомнил про капитана Петра Петровича Егорова (не путать с напарником сержанта Кантарии), который в свое время на всякий случай выставил охрану вокруг библиотеки (видимо, зная нравы и обычаи своих солдат).

Оркестр трогательно сыграл Ференца Листа. Владимир Путин наградил памятными медалями выдающихся венгров: директора Будапештского цирка Иштвана Криштофа, кинорежиссера Иштвана Сабо и еще четырех человек, чьи заслуги в деле укрепления советско-венгерской дружбы и так были по достоинству оценены в советское время (очевидно, людей, которые заслужили такую награду в последние десятилетия, найти не удалось: просто никакой дружбы в это время не было).

После этого господин Путин встретился с лидерами венгерского парламента.

-- Мы даже соскучились по контактам на высшем уровне,-- сказал им господин Путин.

Он рассказал, как после церемонии передачи книг обменялся парой слов с руководителями крупнейшей венгерской энергетической компании "Молл".

-- 10 млрд кубометров газа поставляет сюда "Газпром"! -- сказал господин Путин с таким радостным удивлением, что стало ясно: он услышал об этом впервые и уже несколько минут находится под сильным впечатлением от этой во всех отношениях хорошей новости.

-- И почти 100% венгерской потребности в нефти покрывается за счет России,-- продолжил господин Путин шокировать не только себя, но и собеседников.-- Мы уже можем, объединяя усилия, работать на рынках третьих стран.

Я видел, как загораются глаза от этих перспектив у венгерских парламентариев. Так же накануне горели глаза венгерских журналистов, когда господин Путин говорил им о том, что Венгрия может стать главным перевалочным энергетическим пунктом для всей Европы. И тех и других Владимир Путин остудил простым соображением: чтобы все это счастье свалилось на бедные (во всех отношениях) венгерские головы, им нужен хороший политический климат в Венгрии. Господин Путин в курсе, что Венгрия находится, как он выразился, в предвыборной ситуации. Поэтому он, видимо, и решил встретиться с лидерами фракций.

-- Считалось,-- сказал президент России,-- что между Венгрией и СССР были особо тесные отношения. Они входили в блок Варшавского договора. Но все-таки Венгрия во времена СССР не получила эти раритеты! -- с неожиданно мстительным удовлетворением сказал господин Путин.

Председатель Социалистической партии Венгрии Иштван Хиллер говорил, как он горячо одобряет новые российские инициативы и приветствует их. А Габор Кунце, председатель Союза свободных демократов, отплатил российскому президенту черной, по-моему, неблагодарностью.

-- Если вы,-- сказал он, исподлобья глядя на российского президента,-- хорошо посмотрите в своем хозяйстве, то найдете еще что-то, что могло бы вернуться к нам.

Я вспомнил Наталью Кузнецову и ее невидимые миру слезы. Нет, она отдала все, что у нее было. Значит, еще что-то мы все-таки оставили в заначке в другом месте. Мне стыдно было признаться себе в том, что у меня странным образом тут же поднялось настроение.

Владимир Путин между тем, прежде чем выступил следующий депутат, решил разобраться с Габором Кунце:

-- Вы сказали, что если что-то найдем у себя... Я в свою очередь благодарю вас за то, что вы приняли закон, по которому если и вы что-то найдете у себя, то передадите это России. Нам было важно услышать это в моральном плане.

Господин Путин намекал на то, что в материальном он и не надеется что-нибудь получить взамен.

После этого господин Путин вернулся к фигуре капитана Егорова, который за одно это утро превратился в былинного героя новейшей российской истории.

-- Я сомневаюсь,-- сказал господин Путин,-- что капитан Егоров понимал ценность этих книг.

Было довольно странно, правда, что президент России оказался такого низкого мнения об умственных способностях капитана Егорова и его историческо-нравственном чутье.

-- Но все-таки у человека возникло чувство бережного отношения к национальным ценностям венгерского народа! -- добавил Владимир Путин.

Только теперь мне стало понятно, во имя чего господин Путин так легко пожертвовал сложившимся было в сознании венгерского народа имиджем капитана Егорова, категорически отказав ему в способности по достоинству оценить эту библиотеку.

-- Во время войны,-- добавил господин Путин,-- в таких случаях все решает только один человек.

Очевидно, он знает об этом не понаслышке.

Лидер Венгерского демократического форума Ибойя Давид вернула господина Путина к событиям 1956 года. Он с легкостью последовал за ней, хотя эта тема за последние сутки сделалась, по-моему, уже невыносимой для любого здравомыслящего человека, который хочет ни войны, ни мира, а армию распустить.

Владимир Путин рассуждал на эту тему, впрочем, еще минут десять. В результате он сказал то, чего от него тут все хотели услышать:

-- Реально мы чувствуем сострадание и моральную ответственность за эти события...

Но все-таки не удержался и добавил:

-- Хотя сегодняшняя Россия не имеет к ним никакого отношения. Это касается и 56-го года в Венгрии, и 68-го в Чехословакии.


Автор:  Андрей Колесников
Дата публикации:  2006-03-02 11:30:00
Источник:  Газета «Коммерсантъ»

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России