Поиски художественных шедевров, похищенных нацистами в годы Великой Отечественной войны, по драматичности не уступают самым крутым детективам. За шесть прошедших десятилетий на карте перемещения историко-культурных сокровищ, вывезенных из разграбленных советских музеев, все еще сохраняются белые пятна. А там, где недостает информации, возникают мифы. В некоторых публикациях, в выступлениях отдельных особо впечатлительных российских политиков высказывалась догадка, что часть похищенных богатств упрятана в бронированных подземельях Форт Нокса, крепости на территории американского штата Кентукки, где хранится золотой запас США.
Мысль, конечно, интересная, но ни одного документального свидетельства этой версии так и не появилось, а потому воспринимать ее всерьез не приходится. И все же, как говорится, дыма без огня не бывает. В данном случае причиной возникновения приведенного слуха, как и других аналогичных \"гипотез\", явилась завеса секретности, окружавшая послевоенную реституционную политику Соединенных Штатов. Эта зона длительное время находилась вне поля зрения исследователей.

На протяжении всего 1945-го и первой половины 1946 года на территории советской зоны оккупации Германии работало несколько поисковых групп от различных ведомств, которые занимались розыском похищенных гитлеровцами советских музейных ценностей. Несмотря на некоторые значительные находки, работу наших поисковиков в целом едва ли можно было назвать успешной. И на то были свои причины.

Дело в том, что, предвидя неизбежный крах Третьего рейха и будучи хорошо информированными о предстоящем разделе Германии на особые оккупационные зоны, нацистские главари постарались к этому подготовиться. Так, в конце войны они стали срочно перетаскивать огромный массив награбленных культурных ценностей из восточных областей в замки и тайники на территории Баварии и в австрийские Альпы, которым предстояло войти в американскую зону оккупации Германии.

Летом 1945 года специальные подразделения Американской армии, укомплектованные искусствоведами, библиотекарями, архивистами и, разумеется, разведчиками, обнаружили только в Баварии около 900 нацистских хранилищ с похищенными культурными богатствами. Содержимое тайников американцы отправляли на центральные сборные пункты в Мюнхен, Висбаден, Марбург и Оффенбах. Там найденные предметы сортировали и готовили к реституции.

Мюнхенский сборный пункт, который размещался в бывшей резиденции Гитлера в так называемом \"Фюрербау\", стал главным местом сосредоточения культурных ценностей из СССР. В феврале 1946 года Советский Союз направил в Мюнхен двух экспертов - члена-корреспондента Академии наук СССР, профессора В.Лазарева и начальника отдела культуры ЧГК (Чрезвычайная Государственная Комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников) В.Макарова. Именно эти специалисты имели наиболее полное представление о масштабах и качестве ущерба, понесенного Советским Союзом в сфере культуры. Ознакомившись с находящимися в Мюнхене экспонатами, они установили, что значительная их часть принадлежит советским музеям.

В докладной записке на имя председателя ЧГК Н.М.Шверника, возглавлявшего президиум Верховного Совета СССР, Макаров сообщал, что в Мюнхене обнаружены 1815 ящиков преимущественно с экспонатами украинских музеев, а также полотна Минской картинной галереи. В числе найденного, по его сведениям, были картины, предметы прикладного искусства, этнографические коллекции, археологический материал и книги. Со своей стороны профессор Лазарев, обращаясь в самую высокую инстанцию - ЦК ВКП(б), рекомендовал направить в Мюнхен представителей пострадавших учреждений культуры, которые должны были совместно с американским персоналом проводить инвентаризацию экспонатов.

К сожалению, прибывшим в Берлин представителям украинских и белорусских музеев было отказано в посещении Мюнхенского центрального сборного пункта. Причина отказа до сих пор не выяснена. Как осталась непроясненной и дальнейшая судьба очень многих, если не большинства, перемещенных ценностей.

Так, много неясностей все еще остается в деле разграбления американскими военнослужащими так называемого \"Золотого эшелона\", в котором находились конфискованные гитлеровцами ценности венгерских евреев. Практически отсутствует сколько-нибудь достоверная информация о судьбе золотого запаса Третьего рейха, перешедшего под контроль вооруженных сил США в середине апреля 1945 года. До сих пор открыт вопрос о дальнейшей судьбе Львовской коллекции рисунков Дюрера. Эта уникальное собрание графики, похищенное нацистами в 1941 году для создававшегося грандиозного \"Музея фюрера\", после войны так и не была возвращено законному владельцу - Львовской научной библиотеке.

В начале 1946 года Союзным Контрольным Советом была установлена определенная процедура возвращения похищенных гитлеровцами культурных ценностей. С этого момента советская военная миссия, находившаяся в американской оккупационной зоне, должна была официально предъявлять заокеанским союзникам требования о возврате утраченных произведений культуры. Однако реализация этого положения была связанна с большими сложностями.

Американцы требовали предоставления полных реквизитов с указанием точного местонахождения вывезенных культурных ценностей. В списках же, составленных экспертами ЧГК, было много пропусков, что раздражало их иностранных коллег, которые запрашивали дополнительные характеристики, устанавливая для этого крайне сжатые, попросту нереальные сроки.

В принципе они, возможно, были правы. Но западным союзникам было трудно себе представить, что в Советском Союзе военные действия велись на территории, равной площади 12 европейских государств, вместе взятых, и что от рук фашиских захватчиков пострадали 173 музея, причем сто из них были буквально стерты с лица земли. А нехватка систематизированных, точных и документально подтвержденных данных о культурных потерях объяснялась тем, что оккупанты, разоряя наши дворцовые комплексы, библиотеки, учреждения культуры, педантично вывозили или уничтожали их инвентарные книги, каталоги, учетную и другую документацию. Иначе говоря, всемерно заметали следы.

Вольно или невольно, путаницу усугубили наши западные партнеры, долго не открывавшие своих архивов, связанных с одним из самых тяжелых последствий Второй мировой войны - судьбой \"военнопленного искусства\".

Только в 1996 году Бременский институт восточноевропейских исследований издал на компакт-диске подборку архивных документов, выявленных в Федеральном архиве в германском городе Кобленц. В этой электронной \"книге\" содержались важные сведения о похищенных нацистами советских культурных ценностях, хранившихся на сборных пунктах в Мюнхене, Висбадане и Оффенбахе.

Другое важное событие произошло пять лет спустя. В 2001 году Национальный архив США в Вашингтоне опубликовал также на CD-rome исследование одного из ведущих на Западе специалистов по проблемам перемещенных культурных ценностей, профессора Гарвардского университета Патриции Гримстед \"Американская реституция культурных ценностей в СССР, 1945-1959 гг.\".

В этой публикации приводятся во многом те же архивные документы, что и в немецком издании, но уже выявленные не в Кобленце, а в Вашингтоне. Забегая вперед, хочется отметить, что, несмотря на некоторую тенденциозность, работа гарвардского ученого заслуживает особого внимания, поскольку послевоенная реституция советских историко-культурных ценностей из американской оккупационной зоны до недавнего времени почему-то находилась в числе наиболее \"закрытых\" тем, будто речь шла о важных стратегических секретах.

Согласно архивным источникам, в период с 1945-го по 1948 год из американской зоны в советскую было отправлено 13 транспортов (20 железнодорожных вагонов), в которых значилось свыше полумиллиона единиц так называемого \"культурного материала\". Позже состоялось еще несколько незначительных по объему передач.

Первый американский реституционный транспорт прибыл в советский сектор Берлина 20 сентября 1945 года. В четырех железнодорожных вагонах находилось около тысячи коробок с документами Новгородского архива. Второй транспорт проследовал спустя месяц из западной части Чехословакии, которая была освобождена Третьей армией США. В 1160 ящиках находились украинские и латвийские архивные документы, собрание старинных книг и рукописей из библиотеки Академии наук Украины, а также музейные экспонаты из Риги.

Шесть транспортных грузов поступили в распоряжение советских властей из Мюнхенского центрального сборного пункта. Среди возвращенных предметов искусства были фрагменты фресок и мозаик XII века Михайловского Златоверхого собора в Киеве, псковские и новгородские иконы, знаменитая скульптурная композиция \"Нептун\" из Петергофа. Однако подавляющее число возвращенных культурных ценностей составляли археологические материалы и предметы декоративно-прикладного искусства.

Весьма скромными оказались поступления из Висбаденского центрального сборного пункта. Первый груз, отправленный в Восточный Берлин в октябре 1947 года, включал 7 тысяч предметов. В 127 ящиках содержались научные материалы - коллекции насекомых, гербарии и лосиные рога. Второй висбаденский груз, отправленный спустя год, состоял всего из четырех картин.

Главное хранилище перемещенных книжных фондов и архивных документов располагалось неподалеку от Франкфурта-на-Майне в Оффенбахе. Там на территории предприятия, имеющего зловещую славу, - химзавода \"I.G. FARBEN Industrie\", того самого, где гитлеровцы производили отравляющий газ \"Циклон-Б\" для лагерей смерти, было собрано свыше трех миллионов книг. Для разбора этой печатной горы было привлечено 200 специалистов. Архивы же, как правило, проверялись любознательными американскими разведчиками.

Поистине неоценимую помощь американским спецслужбам в Оффенбахе оказал русский политэмигрант Борис Николаевский. Российским историкам это имя хорошо известно. Борис Иванович был членом ЦК партии меньшевиков, известным публицистом и историком. В свое время он выпустил нашумевшую книгу \"История одного предателя\" (о провокаторе Азефе).

В Оффенбахе Николаевский вынырнул, казалось бы, неожиданно. Но американцы нашли для него подходящее занятие: бывшему меньшевику было поручено тщательно обработать \"русский фонд\". По его рекомендации многие архивные материалы и библиотечные собрания были изъяты из реституционного потока.

Как выяснилось, именно он настоял на невозвращении Советскому Союзу \"Смоленского партархива\". Отобранные Николаевским документы, книги, периодика и другие библиотечные материалы частично направлялись в Разведуправление Вооруженных сил США, частично отсылались в Библиотеку Конгресса. Не забывал, надо полагать, Борис Иванович и себя. Ведь не случайно находящийся сейчас в архиве Гуверовского института войны, революции и мира \"фонд Николаевского\" считается самым крупным собранием \"Россики\" за рубежом.

Упоминавшаяся выше Патриция Гримстед обнаружила в Национальном архиве в Вашингтоне очень любопытный документ - \"памятную записку\" Николаевского, направленную в Разведуправление, в которой он решительно настаивал на том, чтобы Советскому Союзу вообще ничего из Оффенбаха не возвращать. Материалы \"русского фонда\" могли бы, по его мнению, очень сгодиться будущему научно-исследовательскому институту советологии в США. Замечу только, что эти мысли высказывал не какой-то там \"классовый враг\", а так называемый \"крепкий марксист\", в прошлом секретарь Выборгского райкома РСДРП.

В прошлом году в издательстве \"РОССПЭН\" (Российская политическая энциклопедия) вышла в свет книга \"Жизнь не имеет жалости\", в которой немало страниц отведено жизненному пути старого меньшевика. Вот только \"оффенбахский\" период его жизни в этой книге почему-то тщательно замалчивается, ничего не говорится и о его доверительной переписке с ЦРУ...

В период между 2 марта 1946 года и 30 апреля 1949 года из Оффенбаха тремя транспортами в СССР вернулись 273 645 книг. Цифра вроде бы впечатляющая, однако нам не известен качественный состав этой книжной массы. Не исключено, что большую часть составляла пропагандисткая макулатура.

В конце 1948 года американская реституционная программа подходила к завершению. Мюнхенский центральный сборный пункт должен был вскоре перейти под контроль баварского премьер-министра, а Висбаденский и Оффенбахский соответственно под опеку его гессенского коллеги.

В это время образованная Советской военной администрацией в Германии специальная комиссия, которой было поручено подведение итогов реституции имущества СССР, определила, что среди возвращенных из американской зоны историко-культурных ценностей преобладали книги, архивы, предметы археологии, а также научно-этнографический материал. Художественные ценности составляли лишь очень незначительный процент. Это объясняет резкий тон письма, которое 5 марта 1949 года главнокомандующий Группой советских оккупационных войск и главноначальствующий Советской военной администрации в Германии маршал В.Д.Соколовский направил главнокомандующему и военному губернатору США в Германии генералу Клею.

Этот документ в нашей стране до сих пор не публиковался, хотя он наверняка хранится где-нибудь в архивных катакомбах российского оборонного ведомства. А между тем письмо советского маршала, написанное с солдатской прямотой, чрезвычайно интересно.

С первых же строк Василий Данилович, не обученный дипломатическому политезу, взял, что называется, быка за рога: \"Уважаемый генерал Клей, с реституцией советского имущества из Американской зоны оккупации Германии создалось совершенно недопустимое положение\". И далее пункт за пунктом он показал это на конкретных примерах. \"Нельзя признать нормальным, - пишет, в частности, маршал, - положение с реституцией культурных ценностей, принадлежащих Советскому Союзу. За весь период работы американские власти возвратили Советскому Союзу лишь около 20 вагонов с различными архивами, книгами и другими предметами и одну скульптурную группу (уже упоминавшийся фонтан \"Нептун\". - Прим. Н.П.).

...Вместо драгоценного и уникального имущества, украденного из музеев и дворцов Ленинграда, Киева, Одессы, Харькова, Минска, Могилева и т.д., возвращаются малоценные и преднамеренно испорченные предметы. Налицо укрывательство похищенного, в том числе редких и уникальных предметов культуры и искусства.

Так, советским властям известно, что один из уникальных памятников русской православной церкви, икона Тихвинской Божьей Матери, находится в Американской зоне оккупации и укрывается там неким Иоанном Рижским. Неоднократные просьбы членов Советской миссии по реституции и Управления Репараций Советской Военной Администрации о выдаче разрешения на осмотр и на возврат иконы были отклонены американскими властями\".

В ответном письме генерал Клей отверг предъявленные советской стороной претензии в типично бюрократической манере, а относительно Тихвинской иконы сообщил: \"Данное требование все еще рассматривается нашими полевыми войсками. Однако мы не нашли и не идентифицировали ее\".

Безусловно, американский генерал сильно лукавил, поскольку как раз в это время митрополиту Рижскому Иоанну, который хранил у себя святыню, срочно было предоставлено политическое убежище в США. Только спустя многие десятилетия, после долгих и трудных переговоров Тихвинская Богородица вернулась-таки из Америки в Россию. Конечно, словесная перепалка между двумя командующими в атмосфере нарастания \"холодной войны\" вряд ли способствовала успешному завершению совместной работы. Более того, похоже, в этой ситуации перемещенные культурные ценности становились в какой-то мере заложниками \"большой\" политики.

Однако, несмотря на то, что маршал Соколовский в своем письме, за исключением Тихвинской иконы, не привел ни одного конкретного случая укрывательства музейных ценностей, из американской оккупационной зоны время от времени продолжали поступать небольшие по объему реституционные грузы. Мало кто знает, что этот процесс не прекращался даже в 50-е годы. Так, например, в 1954 году таможня штата Техас конфисковала 31 икону у некоего капитана американской армии. В апреле 1957 года Госдеп США передал эти иконы посольству СССР в Вашингтоне.

А в августе 1959 года аналогичным образом советскому посольству была передана коллекция археологических находок доисторического периода, похищенная немцами в Киеве. Эта коллекция якобы была приобретена в Германии в частном порядке неким американским военнослужащим в 1946-47 гг. Вдова владельца передала предметы археологии в Музей естественной истории в Нью-Йорке, а оттуда через Госдеп коллекция была возвращена нашему посольству и направлена в Академию наук Украины.

В то же время американцы не возвратили Советскому Союзу сокровищницу Псково-Печерского монастыря. С этим собранием драгоценностей связана целая \"Одиссея\". Сначала она хранилось на центральном сборном пункте в Висбадене, затем была передана в Висбаденский музей. В начале 70-х коллекция Псково-Печерского монастыря была обнаружена в музее Реклингхаузена немецким искателем Янтарной комнаты Георгом Штайном. И лишь в 1973 году сокровища были возвращены в Псково-Печерский монастырь благодаря настойчивости того же Штайна.

По утверждению Патриции Гримстед, в настоящее время в Национальном архиве США в Вашингтоне хранится по меньшей мере 5857 единиц архивных документов, которые не были возвращены в СССР. Известно только, что среди этих материалов имеются советские военные документы, захваченные германскими войсками в Сталинграде...

В заключение хотелось бы рассказать об эпизоде, свидетелем которого я был лично. В апреле 2000 года мне довелось участвовать в международной научной конференции, посвященной проблемам перемещенных культурных ценностей, которая проходила в Москве во Всероссийской государственной библиотеке иностранной литературы. У меня, да и не у меня одного, вызвало шок утверждение профессора Вольфганга Айхведе, директора Института восточноевропейских исследований при Бременском университете. По его сведениям, американцы после войны действительно возвратили Советскому Союзу большое количество историко-культурных ценностей. Однако из каждой возвращенной коллекции, как правило, изымалась самая ценная вещь. Находившиеся в зале американки Патриция Гримстед и Линн Николас, автор известной книги \"Похищение Европы\", с криком и чуть ли не с кулаками набросились на \"бедного\" бременского профессора...

Думаю, что Вольфганг Айхведе, который вдоль и поперек \"перепахал\" кобленские архивные документы, несомненно располагал неопровержимыми фактами, делая столь смелое заявление.

Конечно, наша публикация ни в коей мере не претендует на полноту и завершенность. Но хотелось бы надеяться, что она может послужить поводом для делового и обстоятельного разговора о судьбе наших памятников культуры, архивов и библиотечных фондов, перемещенных на Запад в годы Второй мировой войны. nn.

Список 13 транспортных грузов с советскими историко-культурными ценностями, отправленных из американской зоны оккупации Германии в Восточный Берлин в 1945 -- 1948 гг.

город число получатель количество содержимое ящиков

Мюнхен 26 августа 46 подполковник А.Славин 1178 картины и иконы

Мюнхен 15 апреля 47 майор А.Болтанов 2400 картины, иконы, рисунки, гравюры, мебель, изделия из керамики, скульптура, оружие

Мюнхен 16 апреля 47 майор А.Болтанов 136800 картины, книги, 110 000 предметов из керамики, оружие, монеты, скульптура, текстиль

Мюнхен 22 июля 47 майор А.Коровин 4008 картины и фотонегативы

Мюнхен 30 января 48 майор А.Болтанов 322 картины, книги, оборудование для химлаборатории

Мюнхен 13 октября 47 майор А.Болтанов 1 фонтан Нептун

Висбаден 4 октября 47 майор А.Болтанов 7012 картины, коллекции насекомых, лосиные рога Висбаден 16 сентября 48 капитан Г.Сидорин 4 картины

Оффенбах 10 июня 46 подполковник Н.Новик 160000 книги и документы

Оффенбах 31 июля 46 подполковник А.Славин 65000 книги и брошюры

Оффенбах 24 октября 47 майор А.Болтанов 40395 библиотечные и архивные материалы
Берлин 20 сентября 45 -- 1000 архивных материалов

Трипист 25 октября 45 майор Л.Подольский 116000 архивы, картины, изделия из дерева, кожи и стекла, (Чехословакия) фарфор, нумизматика

Всего 534 120

Автор:  Николай Петровский
Дата публикации:  2006-10-19 17:28:31
Источник:  Источник: \"Эхо планеты\" - N43

Возврат к списку


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России