Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Том 9. Орловский областной краеведческий музей


Присутственные места.
В этом здании располагался
Орловский губернский музей
в 1897-1917 годах

Вид экспозиционного зала.
Начало XX в.

Вид экспозиционного зала.
Начало XX в.

Вид экспозиционного зала.
Начало XX в.

Парад военной техники
на площади перед
зданием музея.
1939 г.

Здание музея (Торговые ряды)
в период оккупации 1941-1943 гг.
Из коллекции трофейных снимков

Здание музея (Торговые ряды)
после прямого попадания
авиабомбы. 1943 г.

Вход в краеведческий музей.
Зарисовка фронтового
корреспондента А. Эткина

Панорама разрушенного
исторического центра
г. Орла. 1944 г.

Панорама разрушенного
исторического центра
г. Орла. 1944 г.

Орловский губернский музей (с 1932 года — областной краеведческий) был открыт для посетителей 7 (19) декабря 1897 года в здании Присутственных мест. Его коллекции начали формироваться задолго до этого знаменательного события. По решению Орловской Ученой архивной комиссии с сентября 1884 года ведется «Памятная Книга», в которой регистрируются по мере поступления «вещи... даренные различными лицами, равно купленные комиссией».

К моменту открытия собрание насчитывало более 2,5 тысячи единиц хранения: живопись, графика, скульптура, фарфор, хрусталь, предметы убранства интерьеров, редкие книги, документы и фотографии, коллекции нумизматики и фалеристики.

Среди дарителей много известных имен: хранители музея Федор Федорович Похвалинский, Карл Васильевич Ферро, Владимир Михайлович Турчанинов, представители прославленных русских дворянских родов Юрасовские, Стаховичи, Хвостовы, князья Куракины, графы Комаровские, знаменитый уроженец Орловского края — оперный певец, композитор Антон Николаевич Николаев (подарил более 100 произведений искусства), актриса Малого театра Мария Гавриловна Савина и многие другие.

В 1918 году музей был закрыт и выселен из маленьких комнат здания Присутственных мест, где располагался первые двадцать лет своего существования. В 1919 году он открывается вновь в прекрасном здании, известном в городе как дом, в котором жил Великий князь Михаил Александрович. Коллекции музея то разделяются на тематические музеи — историко-художественный и естественно-исторический, то объединяются; появляются новые музеи — историко-революционный и антирелигиозный. Только в 1932 году экспонаты музея вновь собираются вместе под одной крышей в здании Торговых рядов (памятник архитектуры середины XIX в.), где и располагаются до сих пор.

Фонды музея значительно выросли за счет художественных и исторических ценностей, поступивших из ликвидируемых дворянских усадеб, церквей и монастырей. Книга, в которой в 1920-е годы регистрировалось национализированное имущество, упоминает прежних владельцев. Среди них дворянские фамилии: Романовы, Куракины, Комаровские, Олив, Галаховы, Свербеевы, Скарятины, Нарышкины.

Фонды насчитывают многие тысячи единиц хранения. В музейном путеводителе конца 1920-х годов говорится, что в зале № 4 — собрание картин голландских и фламандских художников; в зале № 5— собрание картин итальянских художников XVI—XVII веков, в зале № 6— собрание картин французских художников XVIII—XIX веков; в зале № 7 — собрание русских портретов начала XVIII века, фарфор Императорского фарфорового завода времен Екатерины II.

В каждом зале была представлена мебель в соответствии со стилем и эпохой.

В конце 1930-х годов материалы по проблемам социалистического строительства потеснили из экспозиции предметы дворянского быта: шла борьба с «вещизмом». Стильная мебель, фарфор, бронза, картины были отправлены в запасники.

18 августа 1941 года Орловский облисполком принимает решение № 1620 «О закрытии краеведческого музея». В нем говорилось, что музей с 25 августа 1941 года закрывается, а наиболее ценные экспонаты — фарфор, картины, бронза, оружие — передаются для хранения Государственному литературному музею И.С. Тургенева в селе Спасское-Лутовиново. Остальные экспонаты, собранные в нескольких комнатах музея, поступили в распоряжение Орловского городского отдела народного образования. Для охраны этого имущества были выделены средства.

В областном архиве хранится докладная записка заведующего областным отделом народного образования Т. Ф. Куклина от 29 августа 1941 года. В ней изложена просьба о вывозе основных ценностей краеведческого музея в Елец, так как Государственный литературный музей И.С. Тургенева уже выехал в другую область.

29 августа 1941 года отдается приказ № 1691 о временном перевозе основных ценностей краеведческого музея в Елец, в помещение Елецкого краеведческого музея. Управлению железной дороги предписывается выделить для этих целей два вагона. К докладной записке приложена «Опись музейных ценностей с краткой характеристикой их научной, художественной и уникальной значимости». В описи перечислены коллекции огнестрельного и холодного оружия, русского и иностранного бытового фарфора и фаянса, резные изделия из слоновой и моржовой кости, peзьба по дереву, художественное литье из бронзы, собрание тканей, бисерного шитья, старинной русской вышивки и плетения, живописная и резная миниатюра, собрание живописных работ, археологические материалы.

Давая краткие характеристики коллекциям, исполняющий обязанности директора музея Василий Федорович Северновский о коллекции керамики писал: «Коллекция представляет собой одно из наиболее полных собраний фарфора и фаянса среди областных музеев РСФСР... Имеются уникальные сервизы знаменитой французской фабрики «Старый Севр», известной немецкой фабрики «Сакс», отдельные предметы, единственные для музеев СССР: наполеоновские маршалы, сервиз поэта Фета и др. Сюда же отнесена небольшая группа русского хрусталя XVIII в., из коих каждое — является уникальным».

В коллекции тканей Северновский особо выделял «подлинное знамя одного из русских полков, участвовавших (с этим знаменем) в знаменитом переходе Суворова через Альпы, ряд боевых наград русских полков: именные анненские и георгиевские ленты». Он также отмечал, что в состав музейного собрания входят «богатая и весьма обстоятельная коллекция русского национального костюма и женских украшений, характерных для Орловского края. Значительное количество шелковой художественной ткани, парчи и жемчужного шитья серебром периода XVIII—XIX вв.». Перечислял имена известнейших мастеров живописи, чьи произведения находятся в собрании музея: «Тропинин, Боровиковский, Суриков, Серов, Репин, Шишкин, Поленов, Орловский, Куинджи, Айвазовский, Бялыницкий-Бируля, Кончаловский, Коровин и др. Ряд крупнейших иностранных художников».

В коллекции археологии Северновский выделял «фибулы червонного золота с драгоценными камнями V в. н. э.». В то же время в описи не упоминаются коллекции мебели, скульптуры, фалеристики, нумизматики, научная библиотека.

В сентябре 1941 года примерно половина фондовых коллекций музея была эвакуирована в Елец. Из Орла было отправлено 68 мест: 52 тесовых ящика, 3 сундука, 3 специальных футляра с сервизами, 3 чемодана, 7 тюков с оружием. Все ценности, а это более 3000 предметов, были переданы на хранение директору Елецкого антирелигиозного музея И.М. Демину.

5 декабря 1941 года немецкие войска заняли город Елец. Коллекции Орловского и Елецкого музеев успели эвакуировать в город Уральск (Казахстан). Но вывезено было не все. Часть экспонатов осталась в Ельце. В справке Наркомпроса сообщается, что в оккупированном Ельце фонды Орловского музея «подверглись ограблению».

7 — 9 декабря 1941 года в ходе контрнаступления советских войск под Москвой (Елецкая операция) Елец был освобожден. Коллекции, отправленные ранее в Казахстан, возвратились в Елец, но ненадолго. Линия фронта проходила слишком близко, и на этот раз фонды Орловского и Елецкого музеев были эвакуированы в Пензу.

15 августа 1942 года в Пензе комиссия из 5 человек принимает орловские коллекции. В числе членов комиссии — сотрудник Елецкого гороно Самойлов, сдающий музейные ценности, и Борис Александрович Ермак, директор Государственного литературного музея И.С. Тургенева, принимающий их на хранение. С этого момента за судьбу достигших Пензы музейных коллекций краеведческого музея можно было не волноваться, все они в 1944 году вернулись в Орел.

Что же происходило в оккупированном Орле? Подготовкой музейных коллекций к эвакуации занималась заведующая фондами Наталья Венедиктовна Орлова. (С января 1941 года — зав. фондами областного краеведческого музея, а в период оккупации с октября 1941 по август 1943 года — директор музея; ее судьба после августа 1943 года неизвестна.) Именно она вместе с двумя сторожами по распоряжению облисполкома была оставлена для охраны неэвакуированного имущества музея, а это почти половина фондовых коллекций. Видимо, выполняя этот приказ, она не уехала из Орла, когда 3 октября 1941 года город был занят немецкими войсками.

В первых числах октября 1941 года в здании Торговых рядов был пожар, который охватил и помещение музея, но, к счастью, не затронул помещения, где располагались экспонаты. После ремонта музей открылся для посетителей 15 февраля 1942 года.

Некоторое представление о состоянии музея в оккупированном городе дают Акты проверки его деятельности. 9—10 октября 1942 года старший инспектор городского финансового отдела А.А. Леонов произвел обследование финансово-хозяйственного состояния музея. 26—30 октября 1942 года проверку осуществлял ревизор Орловской городской управы М.П. Шульгин.

Согласно актам, основу музея составили «остатки экспозиционных материалов и хоз. инвентаря, уцелевших от бывшего Орловского краеведческого музея после эвакуации последнего. Частично музей пополнен экспонатами, поступившими от бывших орловских музеев: им. Тургенева и Антирелигиозного (остатки, уцелевшие от эвакуации и расхищения)».

Весь фонд составлял 3756 единиц хранения. Музей имел следующие отделы: археологии и геологии (всего экспонатов —1457 единиц), живой природы (всего экспонатов—918 единиц), литературы «Тургеневская комната» (всего экспонатов —33 единицы, книги —3726 экземпляров), истории (всего экспонатов — 1348 единиц). «В состав экспонатов входят: картины, стильная мебель, скульптура, иконы, посуда, монеты, медали, военные доспехи, оружие, книги, письменные документы и т. д.».

В архиве музея сохранились предписания бургомистра города Старова и заведующего отделом просвещения городской Управы А. Ищенко, а также расписки получателей об изъятии из музейных фондов столов, стульев, кресел для обустройства городской Управы, комендатуры, немецкой полиции безопасности, курсов немецкого языка, вновь организуемых музыкальной школы, начальной школы и детской площадки. Всего 127 предметов, причем забирали мебель не только из запасников, но и из экспозиции.

Оккупационные власти интересовали и книги. 26 мая 1943 года бургомистр Старов направляет в музей некую госпожу Н.В. Александрову с запиской следующего содержания: «Предлагаю Вам отправиться в гор. Музей и переписать там наименования некоторых книг согласно моих указаний. Зав. музеем оказать полное содействие».

Научная библиотека музея, насчитывающая более 18 000 книг, располагала редкими и ценными изданиями XVII—XIX веков. В период оккупации в музее находилось 2402 книги из собрания музея И.С. Тургенева Что именно отобрал для себя господин бургомистр? Списков нет. Интересовался книгами и лейтенант Вильнер из немецкой полиции безопасности. Ему приглянулись два альбома Всесоюзной выставки: «Коневодство» и «Каучуконосы».

Среди приказов и распоряжений, направляемых городской управой в музей, есть один любопытный документ. «В некоторых, особо экстренных случаях, господин доктор может потребовать к себе одного из Ваших сотрудников и отдать ему то или другое распоряжение, требующее выполнения в точности и беспрекословно и точно к указанному времени... В случае, если данное поручение имеет для соответствующего начальника или лица, получившего такое распоряжение какие-либо неясности, каждый из них имеет право лично явиться к г-ну доктору Шультхаис и попросить у него соответствующих разъяснений по данному приказанию. По выполнении данного приказания, получивший таковые, в указанный доктором срок, должен явиться к нему и доложить о том, что приказание господина доктора выполнено в точности. Никаких других оговорок не допускается».

Каковы были функции доктора Шультхайса, выяснить пока не удалось, но что он имел прямое отношение к учреждениям культуры — бесспорно. Мы рассчитываем, что в ходе встречной работы по проблемам реституции немецкие архивы заинтересуются доктором Шультхайсом и найдут ответы на наши вопросы.

В начале августа 1943 года Красная Армия подошла к городу. Ожесточенные бои велись на городских улицах. Был разрушен вход в краеведческий музей и пять экспозиционных залов. Обозначить конкретные утраты в результате этого взрыва невозможно. Представляется, что именно в это время и было организовано разграбление музея. Косвенным доказательством организованного хищения является приказ германского командования, о котором рассказал бывший немецкий унтер-офицер А. Йон в своей книге «Встречи в Орле» (Бонн — Берлин, 1991 г.). Здание музея было заминировано и подготовлено к взрыву. Оставшиеся ценности и само здание уцелели чудом.

5 августа 1943 года Орел был освобожден от немецко-фашистской оккупации. 2 января 1944 года из Москвы в Пензу приходит приказ о реэвакуации.

19 января 1944 года Борис Александрович Ермак вернул в Орел экспонаты краеведческого музея. Под составленными им в 1942 году в Пензе описями стоит подпись сотрудницы музея Елены Николаевны Гвоздевой (работала в музее в качестве библиографа с 1938 по 1948 год), принявшей все ценности.

История реэвакуации фондов краеведческого музея на этом не закончилась. 20 марта 1944 года в Орел вернулось 6 ящиков с музейными предметами, которые были обнаружены в селе Красное Елецкого района. Как они там оказались, непонятно. В них было 14 предметов из фарфора и 24 предмета из бронзы. Согласно «Описи экспонатов, переданных Елецким краеведческим музеем Орловскому областному краеведческому музею», которую можно датировать 1945 годом, в Орел вернулось 207 предметов: 62 картины, 41 единица оружия, 101 единица — предметы старинной одежды и головных украшений, 2 книги, 1 статуэтка. Таким образом, из эвакуированных 3000 музейных предметов вернулось менее половины.

Еще труднее оказался путь домой той части культурных ценностей, которые были вывезены оккупантами. Из материалов, предоставленных Министерством культуры Российской Федерации, следует, что 4 декабря 1947 года в Киев прибыл эшелон № 201/3854 из 8 железнодорожных вагонов, направленных из Берлина Советской военной администрацией в Германии. В вагонах находились вывезенные гитлеровцами из Советского Союза музейные ценности, найденные на территории послевоенной Германии. Среди 1136 ящиков оказался один с «орудиями и фрагментами позднего неолита», принадлежавший Орловскому краеведческому музею. Он был обнаружен в американской оккупационной зоне в замке Хохштадт (Бавария). В Киеве комиссия специалистов по внешним признакам (шифры, надписи и пр.) установила принадлежность одного ящика с археологическими материалами Орловскому краеведческому музею. В 1948 году археологические материалы были возвращены в Орел. Благодаря этому многие материалы еще дореволюционных раскопок вновь входят в собрание музея.

Среди поступивших в Киев ценностей были ящики с музейными предметами, принадлежность которых какому-либо музею по внешним признакам определить не удалось. Возможно, среди них были ящики с предметами из Орловского краеведческого музея. Если археологические памятники были смонтированы на планшетах, где указывалось место находки, как правило, — Орловская губерния, то остальные предметы не имели шифра, определяющего принадлежность Орловскому музею.

Летом 1944 года сотрудники приступают к инвентаризации фондов Орловского краеведческого музея, составляют списки утрат. Задача для них — невероятно трудная. Никто не работал в музее до войны и не знал коллекции. Учетной документации практически не было. Сохранились только две Книги поступлений. Процесс реэвакуации музейных коллекций из Ельца еще продолжался. Вероятно поэтому в списках утрат, составленных по «горячим следам», имеются ошибки. В них включены предметы, оказавшиеся в музее, и отсутствует немалое количество действительно интересных, редких экспонатов, навсегда утраченных. В архиве музея хранятся Акт № 2 от 31 июля 1944 года, в котором перечислены наиболее редкие и ценные вещи из собрания музея, «погибшие в результате оккупации». Всего 33 наименования. Этот перечень полностью совпадает с «Описью наиболее ценных экспонатов Орловского областного краеведческого музея», обнаруженной в Государственном архиве Российской Федерации. Датирован этот документ 1941 годом. В акте и описи перечислены упоминавшееся суворовское знамя, бердыш с пищалью работы мастера Ивана Стремоухова, большой серебряный крест XV века, золотые фибулы V века, серебряный крест с жемчугами и драгоценными камнями 1659 года, серебряный оклад иконы филигранной работы, Евангелие в серебряном окладе с финифтью работы Ивана Кондакова, фарфор «Дельфт», венецианский хрусталь, рукописные свитки XVII века, письма И. Репина, Л. Собинова, В. Серова, бумажник с документами П.В. Киреевского.

Сегодня из вышеперечисленного в музейном собрании имеются бердыш с пищалью и Евангелие. Остальные предметы вошли в Каталог утрат.

Большой серебряный крест XV века, суворовское знамя, рукописные свитки XVII века, письма И. Репина, Л. Собинова, В. Серова и бумажник с документами П.В. Киреевского названы только в описи 1941 и акте 1944 годов. В сохранившихся Книгах поступлений упоминаний об этих уникальных предметах не обнаружено. Отсутствие хотя бы краткого описания, минимальной информации о материале, размере, количестве, технике изготовления, учётных данных, необходимых для атрибуции, не позволяет включить эти раритеты в Каталог утрат.

В Каталог, предлагаемый вашему вниманию, не включены утраты коллекций письменных источников, фотографий, нумизматики.

За все послевоенные годы музей не предпринимал каких-либо действий по поиску утраченных ценностей. Настоящий Каталог — первый шаг в этом направлении.

Ирина Барсукова,
главный хранитель фондов,
Наталья Рассохина,
зав. сектором учета
Орловского областного краеведческого музея


© 2006—2017 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России