Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Книга 3 (Утрачено предметов - 1427 )

ИСТОРИЯ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО ФОНДА СМОЛЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО МУЗЕЯ И ЕГО КОЛЛЕКЦИИ КНИГ В 1941-1945 ГОДАХ
       

Данный каталог является продолжением учета утрат Смоленского государственного музея-заповедника в годы Великой Отечественной войны. Первые две его книги вышли в свет в 2005 году.

В эту книгу вошли следующие разделы: документы; альбомы; карты, планы; манифесты, листовки, газеты и приложение с перечнем книг, вывоз которых установлен по немецким документам.

Документальный фонд музея начал формироваться в конце XIX - начале XX в. В его основе лежали коллекции двух ведущих музеев города: историко-археологического, основанного преподавателем русского и латинского языков Смоленской мужской гимназии Семеном Петровичем Писаревым (1846—1904), и историко-этнографического, созданного княгиней Марией Клавдиевной Тенишевой (1858—1927).

Значительную часть собрания историко-археологического музея составляли документы, рукописи, книги, тематически связанные с историей Смоленского края. Это были документы общегосударственного значения и фамильные архивы Якушкиных-Шараповых, Ровинских, Шепелевых, Исая и Николая Бровцыных, Н.А. Энгельгардта, В.А. Голенищева-Кутузова; свитки деловых бумаг (выписи) от 1627 до 1697 года, данные Колычевым, Енгалычевым, Безобразовым, Шемякиным, князьям Волконским; частная переписка на русском и польском языках, принадлежавшая смоленским дворянам Санко-Лешевичам; фамильные бумаги родственника композитора Даниила Глинки.

В музее хранились письма М.И. Кутузова князю С.Н. Долгорукову от 4 февраля 1806 года о больных и раненых воинах, его же письмо из Брода от 20 января 1806 года; автограф письма императора Александра I из г. Вильны от 24 мая 1812 года; воззвание Барклая де Толли к дворянам о защите Отечества в 1812 году и др. Современники считали краеведческую коллекцию «единственным по своей полноте разделом музея»[1]. Установить полный перечень погибших экспонатов историко-археологического музея пока не представляется возможным.

В историко-этнографический музей поступали документы, редкие рукописные книги, отличавшиеся высоким уровнем художественного оформления. При отборе экспонатов учи­тывались характер писчего материала, начертания букв, водяные знаки, наличия в тексте заставок, орнамента, миниатюр. Такой подход не касался документов, связанных со Смолен­щиной. Здесь собирали все, что имело исто­рическую значимость.

Перед войной в музее хранились уникальные рукописи. Большой ценностью являлся поминальник на пергаменте столбцом в деревянном точеном футляре (КТ-4840). Начинался он так: «Помяни господи душу усопших раб своих рабынь... Помяни господи раба своя Ефимия, Мартемиана, Ульяну...». Далее следует около 350 имен, вписанных в разное время. На оборотной стороне внизу, после одного имени написано: «Преставися Генваря 6 дня731 г.»; книга рукописная Косьмы Индикоплова XVII века (КТ-5251), с акварельными рисунками, в деревянном, обтянутом тисненой кожей переплете, с медными застежками. Несомненный интерес представля­ли также книга рукописная (КТ-5251) армянская, на бумаге в 1/16 листа, с заставками и буквами, исполненными золотом и красками, в кожаном переплете с застежками; дело о декабристах полное с приложением копий, писем, стихотворений, и 2 рисунка катафалка Александра I (КТ-7021); три грамоты, данные Сергею Бородовицыну на производство в корнеты в 1771 году на пергаменте (КТ-7090), на чин коллежского советника в 1802 году на пергаменте (КТ-7091), на пожалование орденом Св. Владимира IV степени в 1814 году на бумаге (КТ-7092); грамота на пергаменте, данная Смоленским дворянским депутатским собранием князю Друцкому-Соколинскому-Ромейко-Гурко в 1796 году (КТ-8116); часть плана города Смоленска за Днепром, 1844 года (КТ-8394).

Здесь частично дан перечень тех экспонатов, которые не вошли в каталог, так как они не прошли переучет и не имеют шифра СОМ ПК

После революции в музей буквально хлынул поток документов из разоренных усадеб, учреждений, культовых зданий.

Сотрудники музея, по мере возможности, обследовали имения, закрытые церкви, монастыри и вывозили наиболее ценные документы, альбомы, книги, которые не погибли в огне пожаров и не подверглись расхищению.

Следует отметить, что работа эта была сложной и трудоемкой, не хватало средств и квалифицированных специалистов. Очень часто фамильные собрания дробились, наиболее значимые предметы вывозились в Москву, Петербург, часть оставалась в уездных городах, где создавались новые музеи, или вывозились в Смоленск. Полных описей художественных ценностей, находившихся в имениях Смоленской губернии, нет. Там, где успели их составить, записи краткие, неточные. Часто художественные и исторические материалы поступали в музей в разрозненном виде, без указания, откуда они вывезены.

Несмотря на сложности, сотрудниками музея были спасены метрическая книга цер­кви Преображения Господня села Новоспасское - свидетель жизни нескольких поколений рода композитора М.И. Глинки, и две «церковные книги» с автографами его отца. Из имения П.И. Панина Дугино удалось вывести несколько художественных произведений и часть семейного архива (россыпь), где находились документы, касающиеся восстания Е. Пугачева.

Благодаря усилиям сотрудников, в музей поступили материалы Духовной консистории, польского костела, департамента полиции, из канцелярий фабрик, мастерских и т.д. Поток поступлений был велик. Заниматься научной обработкой коллекций не успевали. К 1940-м годам состав музейщиков-профессионалов значительно поредел в результате «чисток». Поэтому все поступившие материалы делились по темам и распределялись по отделам. Некоторые экспонаты вводились в экспозицию, а основная масса документально-книжного фонда хранилась в библиотеках, которые были в каждом отделе. Перед Великой Отечественной войной в Смоленске работали девять экспозиций, которые размещались в семи зданиях.

В 1931 году при Смоленском Областном Государственном музее была организована научная библиотека. Основу ее составили библиотеки отделов, Смоленского общества краеведения и общества изучения природы Смоленской губернии. Составной частью собрания стали документы, ранее хранившиеся в разных отделах. Так, в одном помещении были объединены редкие старопечатные и рукописные книги, краеведческая литература, художественные издания, ценные документальные материалы.

Библиотека располагалась в здании музея на Соборном дворе и в учетных документах она обозначалась аббревиатурой «библиотека «ЗГОМ», «ЗОГМ», позднее «СГОМ».

Определить количество собрания библиотеки мы пока не можем.

По косвенным свидетельствам, к 1933 году она содержала около 25 000 книг, а сколько документов хранилось в ней, мы, наверное, никогда не узнаем. Ни актов передач, ни описей пока обнаружить не удалось.

В 1939 году, согласно инструкции народного комиссариата просвещения, музей приступил к инвентаризации своих коллекций, был утвержден новый шифр музея «СОМ ПК», который проставлялся на экспонатах, занесенных в единую книгу учета. В первую очередь в инвентарные книги стали записывать вещественные материалы.

К описанию документов приступили в 1940 году.

По записям в книгах видно, что в библиотеке стала проводиться работа по учету архивных материалов. К сожалению, в штате музея не было ни одного архивиста, а недостаточная осведомленность сотрудников не позволила дать точное описание документов.

В основном они записаны по принципу «что прочту». Часто в описании указывается только фамилия, или первые и последние слова документа, или географические названия, а порой отдельные слова, которые удалось прочитать. Это очень затруднило работу над составлением списков погибших экспонатов.

Источник поступления в основной массе указан «из старых поступлений» или «из библиотеки ЗОГМ, ЗГОМ, СГОМ», т. е. зафиксировано последнее место хранения.

Война прервала работу. Основная часть книг, документов, альбомов не была записана в учетные книги.

24 июня 1941 года первые бомбы упали на Смоленск. С 26 июня город подвергался страшным бомбардировкам. В этом огненном аду настоящий подвиг совершила заместитель директора по научной части Ефросинья Васильевна Буркина (1906—1978), ей с помощью трех сотрудников музея удалось в ночь на 9 июля 1941 года вывезти из горящего города 26 052 экспоната сначала в г. Горький, затем в Новосибирск. Среди спасенных музейных ценностей находились 12 книг в серебряных окладах, журнал «Трутень», 244 документа: свитки, жалованные грамоты. Остальные коллекции остались на местах.

16 июля 1941 года г. Смоленск был оккупирован. Вместе с оккупационными войсками в город вошли представители Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг» (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg). В Смоленске базировалась передовая команда штаба «Центр», рабочую группу «Смоленск» возглавлял Отто Нерлинг. Немецкими властями стала проводиться систематическая работа по изъятию музейных ценностей.

В ноябре 1941 года германское командование (отделение № 38925) реквизирует здания музея на Соборном дворе и превращает их в центральный пункт, куда свозились архивы и библиотеки со всего города. Здесь работали немецкие эксперты с привлечени­ем местных специалистов по отбору и отправке художественных и исторических цен­ностей в Германию. Пока, к сожалению, мы не можем проследить пути и назвать количе­ство вывезенных экспонатов. Они упаковались вместе с архивами и библиотеками города. Музейная документация во время оккупации была вывезена или погибла на месте.

В настоящее время, опираясь на отдельные свидетельства, делается попытка проследить пути вывоза некоторых экспонатов.

26 ноября 1942 года из Смоленского музея в музей «Haus der Natur» г. Зальцбурга доктором Hanke было вывезено 18 штук рогов редких животных из собрания великого русского путешественника Н.М. Пржевальского. Эта операция по изъятию экспонатов подтверждена актом выдачи.

В 1945 году майору Зельке, временно исполняющему обязанности руководителя отдела образования, религии, изобразительных искусств и памятников, поступило сообщение, что 27 ноября двумя русскими офицерами и д-р Пайпреком, сержантом Ричшафером и кп-л Девисом была проведена инспекция Смоленской библиотеки и других материалов, находящихся на хранении в «Haus der Natur». Они обнаружили там множество экспонатов: птицы, животные, насекомые, геологические материалы, а также груды неупакованных книг. помеченных русскими этикетками. Доктор Пайпрек признал их «как не принадлежащие «Haus der Natur».

Мы можем предположить, что представитель Зальцбургского музея вывез не только 18 рогов, но и другие экспонаты естественно-исторического музея, а также документы и книги.

Из опубликованных документов видно, что специалисты, приезжавшие из Германии на оккупированные территории, отбирали исторические и художественные ценности каждый по своей теме.

17 мая 1942 года д-р Нерлинг, осматривая историко-этнографический музей М.К. Тенишевой, пишет, что им были обнаружены. археологические находки из эпохи курганов, коллекции монет, первые экземпляры книг по архитектуре, этнографии и топографии города Смоленска, а также коллекции оружия[2]...

В марте 1943 года в описях ящиков, которые составлялись перед вывозом музейных ценностей из Смоленска в Вильнюс, зафиксировано:

Ящик № 5, пункт 2 «Разнообразный литературный и графический материал по истории Смоленска.

Ящик № 6, пункт 1 «Альбом с готическими памятниками»

Ящик № 7, пункт 18 «Некоторые книги и альбомы».

Ящик № 21, пункт 33 «Отдельные листки из жизни Глинки».

Номеров экспонатов и их количества не указано.

Позднее руководитель Главной рабочей группы Штабсайнзатцфюрер Ланкопф послал в Берлин в штаб Розенберга отдел Остен список рукописей и автографов из библиотеки во дворе церкви, содержащихся в двух ящиках ВА 1/2 отправленных в вагоне номер 56974 -Кассель. 15.4.1943 года в Вильнюс.

В ящике под номером один находились 14 автографов русских императоров и императриц, польских королей; сборники стихотворений XVII-XVIII веков в 11 пакетах; четыре рукописи XVII-XIX веков. Во втором ящике - 21 старопечатная книга. Возле рукописей и книг указаны учетные номера музеев: историко-этнографического княгини М.К. Тенишевой и историко-археологического. Эти материалы вывозились вместе с партийным архивом.

Доктор Момзен в своем донесении в январе 1943 года отмечает, что важнейшие документы партийного архива, вероятно? вывезены, и он сумел только обнаружить «старый список в виде нескольких карточек, который я просил упаковать особенно тщательно... Остальные документальные фонды Коммунистической партии (примерно 300 погон­ных метров) находятся в архиве Революции, в т.ч. также фонды Контрольного комитета коммунистической партии. Я просил оперативный штаб. Розенберга, рабочую груп­пу Смоленска отправить в Вильнюс также эти фонды, или, хотя бы, документы Контрольной комиссии...».

Мы можем предположить, что богатейшие документальные материалы и библиотека музея Революции попали в этот архив.

В мае 1943 года из Смоленска в Ригу и Берлин была отправлена «партия книг объемом 35-40 тысяч наименований» также были высланы «отдельные экземпляры книг, нот, книги по статистике, географии и пр. ноты большевистских песен.

8 сентября 1942 года доктор Майер сообщает в Отдел использования Штаба в Берлине (Бисмаркштрассе 1) о продолжении ката­логизации в Риге библиотек Минска, Виль­нюса, Смоленска. Архивы, книги, вывози­лись из Смоленска вагонами.

Из архивных документов видно, что немецкие специалисты на местах делили исторические ценности по разным направлениям: «Архивы», «Музыка», «Наука», «Этнография» и т.д. Музейные экспонаты могли попасть в любые из этих направлений.

Так в своих записках директор музея им. М.К. Тенишевой Мушкетов (назначен на эту должность немецкими властями) пишет, что ценности музея из Вильнюса немецкое коман­дование собирается перевезти в Плессе (ныне Польская Пшина в области Ратибор (Силезия)). Возможно, какая-то часть документальных материалов и попала в Плесский замок вместе с «Смоленским архивом», а затем оказались в зоне оккупации США.

Исследователь В.А. Максакова в своей книге приводит цитату из газеты «Нью-Йорк Таймс»: «в распоряжении американской армии находились 500 мешков документальных материалов, захваченных фашистами в Смоленской области».

Так как музейные ценности в период оккупации были смешаны с архивами и библиотеками города, продавались на рождественских базарах, выдавались для украшений кабинетов немецких властей, то в настоящее время они могут находиться в любом частном или государственном собрании.

Списки потерь культурных ценностей Смоленским музеем составлены на основе анализа всей имеющейся документации: разрозненным учетным книгам отделов музея 1920-1938 гг.; книгам поступлений 1938-1941 гг.; каталогам историко-этнографического музея княгини М.К. Тенишевой 1909 и 1911 гг.; каталогам историко-археологического музея 1888-1912 гг.; немецким спискам музейных ценностей периода оккупации города. Большую помощь в восстановлении картины разграбления музея оказали документы, переданные Департаментом по сохранению культурных ценностей МКРФ, и материалы архивов Смоленской области.

К сожалению, сведения о предметах, поступивших в музей после 1917 года, крайне скудны. Особенно это касается фамильных архивов

Во многих случаях названия документов даны произвольно, анализа их содержания нет. В большинстве случаев приводятся первые и последние слова, или те фразы, которые удалось прочитать.

В некоторых записях дается только определение документа: «манифест», «прошение», «письмо» с указанием даты. В прошениях чаще всего указывается только имя просителя, без указания адреса и изложения сути просьбы.

Много разночтения в географических названиях, фамилиях, именах. В большинстве случаев не указан материал, техника, размер.

Записи на иностранных языках воспроизведены неточно, в связи с чем не всегда имеется возможность идентификации отдельных слов.

При подготовке каталога была проведена работа по уточнению географических названий, имен, фамилий, названий альбомов с использованием справочных изданий, каталогов. В библиотеках, архивах, через Интернет велся поиск изображений, альбомов, уточнялись фамилии издателей, художников, граверов.

В процессе проведенной работы были максимально сохранены подлинные сведения, содержащиеся в учетных книгах, дополненные выявленной информацией.

Но в отдельных случаях, в каталоге воспроизведены только записи, которые имеются в учетных книгах, например:

1. СОМ ПN 11677 - рукопись - записан только номер.

2. СОМ ПN 11680 - записка - указан только адрес.

3. СОМ ПN 11679 - рукопись - зафиксирована только дата и фамилия священника.

4. СОМ ПN 11700 - документ - «лописи искладш». Расшифровка отсутствует.

В каталоге выделены четыре раздела и приложение.

Внутри разделов экспонаты расположены по возрастающим учетным номерам, имеющим шифр СОМ ПN. Исключением из этого правила является список - приложение, где возле экспонатов указан шифр отдела «МК», т.е. эти предметы не были записаны в общую книгу учета и не имели шифра «СОМ ПN».

Основанием для включения книг в это издание послужил архивный документ «Список рукописей и автографов из библиотеки во дворе церкви, содержащихся в двух ящиках ВА 1/2 отправленных в вагоне номер 56974 - Кассель.15.4.1943 года в Вильнюс».

Документ представлен музею Департаментом по сохранению культурных ценностей МКРФ. Он также является подтверждением наших предположений, что перед Великой Отечественной войной музей не успел провести полную инвентаризацию и присвоить экспонатам шифр СОМ ПN. Поэтому часть вывезенных документов, альбомов, фотографий, карт, планов, книг могут иметь шифры «ИМ», «МР», «МК», «НМФ», или просто номер в круге.

Перечень материалов, помещенных в данном каталоге, дает представление о невосполнимом ущербе, нанесенном фашистским нашествием культуре Смоленской земли.

Смоленский государственный музей-заповедник благодарит сотрудников Федерального агентства по культуре и кинематографии Н.И. Никандрова и С.Д. Некрасову за предоставленные документы и всемерную помощь при подготовке каталога.

Ст. научный сотрудник отдела фондов В.И. Склеенова


[1] ГАСО. Ф-19 оп. 1 д. 2240 л. 81.

[2] Картотека «Z» Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг». Издательство Московского университета. М., 1998. С. 222.


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России