Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Том 3. Часть 1. Государственная Третьяковская галерея

Через два дня после внезапного нападения фашистской Германии на нашу страну, 24 июня 1941 года, художественные сокровища Государственной Третьяковской галереи стали готовить к эвакуации в глубокий тыл. Уже в июле 1941 года специальным поездом под усиленной военной охраной в Новосибирск было отправлено 634 ящика с картинами, графикой, скульптурой русских мастеров. Вместе с имуществом Третьяковской галереи были эвакуированы коллекции Музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Музея нового западного искусства, архив Музея музыкальной культуры им. М.И.Глинки и др.

Вторая партия художественных ценностей Государственной Третьяковской галереи была отправлена в Новосибирск водным путем на барже. Вывезти за несколько тысяч километров в глубокий тыл одну из сокровищниц отечественного изобразительного искусства, — такого примера не было не только в истории музейного дела нашей страны, но и в мировой практике. Ящики сколачивали основательные, внутри они обивались клеенкой, а поверх — оцинкованным железом. В них бережно укладывали картины Левицкого, Боровиковского, Тропинина, Кипренского, Венецианова, Брюллова, Верещагина, Крамского, Перова, Ярошенко, Сурикова, Репина, Ге, Куинджи, Серова, Поленова, Левитана, Врубеля….

Картины «Утро стрелецкой казни», «Боярыня Морозова» накатывали на специально изготовленные деревянные валы, перекладывая красочный слой папиросной бумагой и мягкой фланелью. Самое большое полотно «Явление Христа народу» А. Иванова (540 × 750 см), свернутое на вал, не могло поместиться ни в один товарный вагон. Вал с полотном решили положить на две открытые платформы, прикрыв брезентом.

12 августа вражеские бомбы обрушились на территорию галереи. Одна из них разорвалась в гардеробе, другая — в зале, уничтожив оставшиеся здесь рамы отправленных в эвакуацию картин.

Через три дня после бомбежки, 15 августа, от Речного вокзала столицы отправилась баржа со второй партией экспонатов галереи — 41 ящик с 2.294 работами живописи, графики и скульптуры. В тот же день баржа попала в полосу воздушных боев. К счастью, осколки, пробившие крышу баржи, не задели драгоценный груз. В Москве сотрудники галереи восстанавливали поврежденное бомбами здание, хранили оставшиеся картины и скульптуры.

До ноября 1944 года эвакуированное музейное имущество находилось в только что построенном здании Новосибирского театра оперы и балета. В нем еще не успели провести внутренние отделочные работы. Первыми хозяевами нового театра стали картины прославленной Третьяковки. В огромном, плохо прогреваемом, не приспособленном для хранения картин помещении, в зимнюю сибирскую стужу музейщики сумели наладить необходимую температуру (+16-20 градусов) и влажность (от 50 до 70 %). Уголь для отопления здания привозили на трамвае. Летом около ящиков с картинами расставляли ванночки и ведра с водой, в залах развешивали для просушки сырые полотна.

Осенью 1944 года правительство приняло решение о возвращении Третьяковской галереи в Москву. Свои «законные» места в залах галереи в Лаврушинском переулке заняли картина Репина «Иван Грозный и сын его Иван», шедевры Сурикова, Васнецова, батальные полотна Верещагина, «Явление Христа народу». 17 мая 1945 года любимая народом Третьяковка была открыта для посещений.

Музей, завершив небывалую «одиссею» в Сибирь, стал выяснять судьбу своих картин, переданных перед войной Министерству иностранных дел СССР. В 1930-е годы прошлого века на основании распоряжений вышестоящих инстанций культуры из коллекции Государственной Третьяковской галереи во временное пользование МИДу были выданы 38 произведений ХVIII — начала ХХ вв. Они предназначались для украшения интерьеров полномочных представительств СССР в Германии, Австрии, Чехословакии и Польши.

На запрос музея о судьбе выданных произведений Министерство иностранных дел СССР сообщило, что в помещениях бывших посольств Советского Союза после освобождения Германии, Австрии, Чехословакии и Польши никаких художественных ценностей не обнаружено. Картины надо считать похищенными во время немецкой оккупации или уничтоженными во время военных действий. Но не хотелось поверить в то, в то, что навсегда ушли такие прекрасные и неповторимые подлинники, как «Слепые нищие на ярмарке в Малороссии» В. Маковского, «Зимний вечер» и «Копны» Н. Дубовского, «Сосны над обрывом» И. Шишкина… Все эти работы были куплены основателем галереи П. М. Третьяковым и входили в «золотой фонд» собрания. В числе утраченных оказалось редчайшее произведение ХVIII в. «Пашков дом в Москве» Жерара Де-Ла-Барта. Пропало несколько картин из нашумевшей в свое время серии А. Борисова, сделанной на Севере у самоедов и приобретенной П. М. Третьяковым.

Мировая музейная практика знает немало примеров, когда произведения художников неожиданно появляются из небытия. Хочется верить, что и наши картины живы и дождутся своего возвращения в стены старого доброго дома Третьякова.

Мы поддержали инициативу организаторов Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период II Мировой войны, и подготовили материалы об исчезнувших картинах Третьяковки.

Лидия Ромашкова,
заместитель Генерального директора
Государственной Третьяковской галереи

КОММЕНТАРИЙ

Разыскивая в архивах материалы об утраченных культурных ценностях, мы обнаружили довоенные источники, которые свидетельствовали, что практика передачи произведений из крупнейших музеев Советского Союза в распоряжение МИДа была обычным делом. Так, своим распоряжением № 7084 от 30 марта 1931 года Наркомпрос РСФСР предписывал директорам Третьяковской галереи, музеям Нового Западного искусства, Государственного Русского музея и Государственного Эрмитажа «выделить собрание картин различных эпох художников… для убранства помещений полпредств СССР за границей в распоряжение Наркоминдела».

Например, Третьяковской галерее высокие инстанции сообщали: «на долю Вашего музея приходится выделить 30 картин, которые должны быть готовы к передаче представителю Наркоминдела». К сожалению, установленный уже в 1947 году факт исчезновения произведений Третьяковской галереи за рубежом не привлек должного внимания МИД и Минкультуры. Материалов по организации поиска картин в архивах не обнаружено.

В 1990-е годы Минкультуры России пыталось при содействии польских коллег узнать судьбу картин, находившихся до Второй мировой войны в интерьерах советского посольства в Варшаве. Удалось выяснить, что покидавшие советское посольство сотрудники (в это время нацисты уже оккупировали Польшу) погрузили картины в ящики и якобы сдали их под охрану военного коменданта Варшавы. Дальнейший след картин пока не обнаружен.

Не удается также проследить маршрут вывоза зондеркомандой Кюнсберга картин из советского посольства в Берлине. Установлено, что часть посольского убранства была обнаружена по окончании войны американцами в немецком замке Когль.

Публикация в 3-м томе «Сводного каталога» материалов о потерях ГТГ (на русском и английском языках) принесла первые, весьма обнадеживающие результаты.

В октябре 2006 года на российском антикварном рынке была обнаружена картина А. Борисова «Горы Вильчики при вечернем освещении в половине сентября» (1896). Эта работа была приобретена П. М. Третьяковым в 1898 году и пропала во время войны из торгпредства в Берлине.

Владелец картины, ознакомившись с материалами «Сводного каталога культурных ценностей Российской Федерации, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны», в котором были представлены убедительные доказательства о принадлежности картины собранию ГТГ, передал ее музею. Картина  А. Борисова вернулась на свое «законное» место спустя 75 лет. Будем надеяться, что и другие, пропавшие во время войны экспонаты, будут возвращаться в родные стены Третьяковки.

Николай Никандров,
редактор Сводного каталога


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России