Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Книга 1. Воронежская, Курская, Псковская, Ростовская области, Северный Кавказ, Смоленская область (Утрачено предметов - 396 )








Развалины взорванного фашистами здания
Воронежского государственного университета


ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ

В июльские дни 1942 г. немецкие армии заняли 30 районов западной части Воронежской области и правобережную сторону Воронежа. Так начинал устанавливаться оккупационный режим в Воронежском крае. Оккупация области происходила в период с 27 июня 1942 г. по 30 января 1943 г.

Как и в других крупных областных центрах России, воронежские культурные ценности стали объектами уничтожения и разграбления. В городе находились областная библиотека с многотысячным книжным фондом, уникальная по своему составу библиотека Воронежского университета, Музей изобразительных искусств, музей И.С. Никитина. «Поле деятельности» для представителей Штаба А. Розенберга было весьма широким.

Книги из Воронежа в основном передислоцировались в Курск. Часть изданий направлялась непосредственно в Штаб Розенберга в Киев. В своем отчете от 5 января1943 г. уполномоченный зондерштаба «Библиотеки» доктор Ней упоминает о том, что в Киеве находится 7500 старопечатных книг из Воронежа. Эти издания были отобраны для Центральной библиотеки Высшей школы.

Воронежские книжные коллекции интересовали различные службы Штаба. Представители Главной рабочей группы «Остланд» обратились к штурмбанфюреру Георгу Антону, руководителю Главной рабочей группы «Украина», с просьбой о получении книг из Воронежа. В ответном письме Г. Антон сообщал о том, что отобрать запрашиваемые книги по искусству в библиотеках Воронежа невозможно, так как в городе идут бои, а обследование воронежских книг, находящихся в Курске, затрудняется различными причинами, и в первую очередь нехваткой персонала.

Руководство Штаба Розенберга обратило особое внимание на книги Воронежского университета. Осенью 1942 г. штурмбанфюрером Антоном было подписано Инструктивное письмо по обследованию фондов библиотеки университета. Возглавлял работы доктор Сколауде, в помощь ему направлялся доктор Г.Ней. Антон отмечал, что в Воронеже «обнаружены достойные внимания книжные фонды, которые были спасены вермахтом и отправлены в Курск». Перед Сколауде и Неем ставились совершенно конкретные задачи:

  1. отбор фондов Дерптского университета с помощью местных специалистов;
  2. отбор материала из других фондов, представляющих интерес для Библиотеки Высшей школы и Восточной библиотеки;
  3. отправка отобранных фондов обеих категорий в Киев.

В своем отчете, датированном 3 октября 1942 г., доктор Ней сообщал о том, что ознакомился с библиотекой Воронежского университета и общественной местной библиотекой (800 тыс. томов), доставленными в Курск. Им было отмечено, что фонды этих библиотек были перевезены частично, и «заурядная пропагандистская литература и беллетристика остались в Воронеже». В общей сложности в Курск было доставлено из Воронежа 700 тыс. томов в 11 железнодорожных вагонах. Книги были размещены в одной из школ Курска. Ней сообщал, что, после того как представители экономической команды проведут отбор литературы военно-экономического характера, сотрудники Штаба приступят к работе с фондами. Предварительный отбор, проведенный Неем, показал, что, помимо библиотеки Дерптского университета, книги ранее принадлежали духовной семинарии, Михайловскому кадетскому корпусу, Педагогическому институту, Дерптской женской гимназии и различным частным собраниям.

Особую ценность представляли издания XVI—XVIII вв. и начала XIX в. Экономической командой было отобрано 7 тыс. томов данной литературы. В свою очередь, Ней отобрал 1500 книг для Библиотеки Высшей школы и Восточной библиотеки, в том числе около 400 особо редких старых русских книг преимущественно исторического, географического и религиозного содержания. Из-за плохих условий хранения в Курске Ней предлагал направить самые ценные издания в Киев.

14 декабря 1942 г. доктор Сколауде также докладывал в Главную рабочую группу «Украина» о том, что по распоряжению генерал-лейтенанта Марзейля отдел пропаганды приступил к обработке книг, вывезенных из Воронежа. В письме он отмечал, что отдел пропаганды не имеет собственного интереса к воронежским фондам и собирается оказывать поддержку представителям Штаба. Сколауде сообщал о том, что им отбираются следующие категории книг из воронежских собраний:

  • все книги со штемпелем университета Дерпта;
  • все старые издания;
  • все русские журналы;
  • все русские книги по искусству, истории, этнографии, расоведению.

Для отдела пропаганды выделялись книги беллетристического характера. Обработка производилась с привлечением местных специалистов.

Почему же нацисты уделяли столь пристальное внимание книгам Воронежского университета? Это происходило не только из понимания ценности уникальной книжной коллекции, но и из необходимости решения определенных пропагандистских задач. Оккупационному режиму всегда хотелось представить себя поборником законности, защитником европейской культуры. Особые интересы нацистов, как известно, были связаны с Прибалтикой, среди жителей которой они активно стремились воспитывать пронемецкие настроения. Основываясь на просчетах советского руководства, сталинских репрессиях в Прибалтике, оккупационные власти представляли себя защитниками эстонцев, латышей и литовцев. Как известно, книги из Дерпта оказались в Воронеже во время Первой мировой войны, куда была эвакуирована библиотека Юрьевского (Дерптского) университета. Нацисты считали, основываясь на юридических документах, что нахождение этих книг в Воронеже незаконно.

Благодаря исследованиям, проведенным директором научной библиотеки Воронежского университета С.В. Янц, мы можем воссоздать достоверную картину событий относительно факта нахождения книг Дерптского университета в Воронеже. Первые книги, положенные в основу формирования библиотеки университета, состояли из пожертвований русских ученых и научных учреждений России. Как уже отмечалось, книги Дерптского университета были перевезены в Воронеж во время Первой мировой войны. Спустя несколько лет правительство Эстонии обратилось с требованием возврата книг. Учитывая сложную ситуацию 1920 г., требования Эстонии не остались без внимания. В результате подписания мирного договора было определено, что Россия возвращает в Эстонию имущество, в том числе библиотеки, архивы, учебные пособия и прочие предметы Юрьевского университета. А.В. Луначарский в письме В.И. Ленину указывал, что 400 тыс. томов, которые предлагается возвратить в Дерпт, являются коллекцией русских изданий, и Наркомпрос протестует против полного возврата книг. С 19 ноября по 7 декабря 1920 г. в присутствии представителей Народного комиссариата иностранных дел, Воронежского и Юрьевского университетов были составлены акты по отбору и покупке книг для Воронежа. Были приобретены 48 рукописей, из них 12 — эпохи Екатерины II, рукописи К.М. Бэра. Позже был приобретен еще ряд редких изданий. Наряду с этим представителями Тартуского университета часть книг была передана Воронежскому университету.

Небезынтересно, что книги, перевезенные нацистами из Воронежа в Тарту (Дерпт) в 1943 г., принимал директор библиотеки университета Фр. Пуксоо. Он же занимался возвращением этой библиотеки в 1920 г. и великолепно знал, что книги были куплены Воронежским университетом.

Установление «справедливости», возвращение книг из Воронежа Дерптскому университету считалось делом огромной политической важности.

24 апреля 1943 г. немецкие оккупационные власти со всей присущей подобным актам помпезностью, с широким привлечением прессы устроили передачу книг из Воронежа Дерптскому университету. Было передано 2986 томов, ранее принадлежавших Юрьевскому университету, и еще 1834 книги иного происхождения.

Вручение книг проходило в торжественно украшенном актовом зале, в котором были собраны преподаватели и студенты, присутствовали Генеральный комиссар обер-группенфюрер Лицманн, оберфюрер СС Мёллер, представители Штаба Розенберга. Акт передачи сопровождался концертом.

Докладывая о передаче книг, руководитель Штаба генерал Утикаль отмечал, что при конфискации научной библиотеки погиб Бруно Сколауде. Этим он, видимо, хотел придать особую значимость событию, на самом же деле все было более прозаично: во время работ в Курске Сколауде заболел малярией и скончался в военном госпитале, вместо него в Курск был направлен Курт Деттман. Героическая гибель Сколауде при возврате библиотеки из Дерпта оказалась мифом.

Из отчетов доктора Нея можно сделать вывод, что, обследуя хранилище книг в Курске, он также имел определенное представление о библиотеках Воронежа. Он сообщал, что согласно регистрации 1930 г. в Воронеже должно быть 316 библиотек. Ней пишет об общественной местной библиотеке*, имеющей к началу войны 800 тыс. томов.

По акту, констатирующему ущерб, причиненный культурным ценностям города, составленному 2 февраля 1943 г., немцы сожгли городскую публичную библиотеку, Музей изобразительных искусств, Музей революции, уничтожили одно из старейших зданий Воронежа, памятник архитектуры, дом Тулиновых. В результате действий оккупационных войск был разрушен историко-краеведческий музей, все ценные экспонаты расхищены, а часть помещения первого этажа здания была превращена в конюшню. Старинный дом Екатерининской эпохи, в котором помещался музей, был обезображен до неузнаваемости.

Разрушению подвергся и дом-музей И.С. Никитина. Все стенды экспозиции были разломаны, а книги изорваны. Библиотека музея была частично уничтожена, часть книг была выброшена.

Отдельного разговора заслуживает факт уничтожения Воронежского государственного университета (ВГУ). 25 марта 1943 г. был составлен акт по осмотру остатков здания ВГУ. Согласно этому документу было установлено, что главный корпус университета взорван фашистами при отступлении. Уничтожено и частично вывезено в Германию всё оборудование кафедр, кабинетов и лабораторий многих факультетов. Полностью разрушены и уничтожены ценные фонды фундаментальной университетской библиотеки общим количеством до полумиллиона книг, в том числе целый ряд уникальных изданий и коллекция Геологического музея. Был сожжен биологический корпус ВГУ, в котором находилась личная библиотека и научный архив профессора К.К. Сент-Илера. Частично было взорвано и разрушено здание химической лаборатории, где также имелась своя библиотека.

После освобождения города ректорат Воронежского университета узнал о том, что часть фондов находится в Курске. Группа библиотекарей во главе с директором С.П. Оникиенко выехала в Курск с целью поиска своих изданий, но продолжающиеся боевые действия не позволили выполнить эту работу. Возвратить часть книг удалось лишь в 1944 г., причем среди найденных книг оказались фонды различных библиотек города.

Некоторые сведения об уроне, нанесенном библиотечной системе области, дают данные о библиотеках, относящихся к ведению Наркомпроса РСФСР.

По данным на 15 октября 1943 г., была уничтожена значительная часть библиотек системы Наркомпроса (см. таблицу № 1).

Значительный урон был нанесен одной из старейших библиотек страны — Воронежской областной библиотеке. Она была основана в 1864 г. и незадолго до начала войны отметила свой 75-летний юбилей. По состоянию на 1939 г. ее фонд насчитывал более 600 тыс. томов. На 1 октября 1943 г. в областной библиотеке имелось всего 5 тыс. книг, сто тысяч экземпляров ее фондов, обнаруженных в Курске, еще не были возвращены в город.

Государственный фонд литературы, как и в других регионах, принимал самое непосредственное участие в восстановлении библиотек области. К октябрю 1943 г. в регион были направлены книги для пополнения фондов областной, 3 городских, 15 районных библиотек.

Присланные книги сыграли большую роль в восстановлении библиотечной системы Воронежского края. Однако они ни в коей мере не смогли восполнить тот неоценимый ущерб, который был нанесен богатейшим книгохранилищам области в период фашистской оккупации.

 

КУРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оккупация Курской области длилась от 7 месяцев в восточных районах до 23 месяцев в западных. По данным Народного комиссариата просвещения РСФСР, на 1 января 1941 г. на территории области числилась 291 библиотека системы Наркомпроса. Все они, как и библиотеки других организаций и ведомств были разграблены и уничтожены оккупантами.

В Курске эвакуацию книжных фондов проводили в весьма сложных условиях. К примеру, А. Аверкина, заведующая методическим кабинетом Курской областной библиотеки, сумела организовать вывоз ценных книжных коллекций под налетами вражеской авиации. Два вагона книг удалось отправить в Сарапул (Удмуртия). В 1943 г. после освобождения города все они были возвращены в Курск.

Щигровская районная библиотека Курской области насчитывала в своих книжных фондах 25 тыс. ед. хр. Ее директор К. Г. Иевлева спрятала часть книг в подвале, часть замуровала в погребе. В здании библиотеки оккупанты устроили казино, а при отступлении подожгли его. Книги в подвале истлели во время пожара, но часть изданий (6664 ед.) была спасена. Сохранились и 2 тыс. дореволюционных журналов.

В период оккупации культурные ценности, сосредоточенные в Курске, стали объектами пристального внимания и изучения со стороны различных немецких служб, занимавшихся их вывозом.

Из немецких документов следует, что для пропагандистских целей осенью 1942 г. в Курске открыли публичный читальный зал. Фонды его были укомплектованы книгами, изданными до 1913 г.

В ноябре 1942 г. подразделение пропаганды в Курске подготовило список всех книжных фондов города, который насчитывал 400 тыс. экз.

Судя по отчету Особого Подразделения пропаганды «U» гарнизонной комендатуры, проводившего обследование библиотек Курска в конце 1942 г., в фондах города хранились ценные книжные коллекции.

Данные из отчета Особого Подразделения:

1. Центральная библиотека

Хиумштрассе, 18. Содержит 120—140 тыс. томов.

Гуманитарные науки. Естественные науки (преимущественно техника и сельское хозяйство).

Художественная литература (очень много книг, изданных после 1917 г., среди которых советские издания русских классиков). Зарубежная литература (преимущественно художественная литература на немецком, французском и английском языках).

Различные журналы.

Политическая литература. (количество книг еще не подсчитано и не входит в указанное выше число).

2. Библиотека музея Клостергассе, б.

Содержит 15 тыс. томов, в числе которых первоиздания XVII—XIX вв., также церковнославянская литература и зарубежные произведения.

 

3. Городская библиотека Верхняя Визенштрассе, 241.

Содержит 20 тыс. томов. Преимущественно советские издания по всем отраслям.

 

4. Городская библиотека Ямская.

Точное месторасположение еще не известно.

Содержит остаточные фонды литературы всех видов и учебники.

 

5. Сельскохозяйственная библиотека Проловштрассе, 2.

Содержит 2 тыс. томов. В большинстве литература по сельскому хозяйству, кроме того,

остаточные фонды художественной литературы и книг по гуманитарным наукам.

 

КНИЖНЫЕ ФОНДЫ

 

6. Место хранения — Проловштрассе, 5

Содержит 200—250 тыс. томов. Преимущественно издания до 1917 г. — гуманитарные науки, медицина, художественная литература, учебники по всем областям, лексиконы и энциклопедии.

 

7. Католическая церковь

Имеет 300 тыс. томов. Преимущественно издания до 1917 г. — художественная литература, медицина (из медицинского института), сельское хозяйство, детская литература, школьные и прочие учебники, всевозможные журналы. В их числе 50 тыс. томов политической и пропагандистской литературы.

 

8. Место хранения — ул. Максима Горького, 13

Содержит 50—70 тыс. томов.

Большевистская политическая и пропагандистская литература. 20 тыс. томов - преимущественно издания до 1917 г. — книги по истории и этнографии.

 

Книги из Курска отправляли в Киев. Там решалась их дальнейшая судьба, и намечались места перераспределения между различными заинтересованными немецкими организациями.

24 сентября 1942 г. по заданию руководства Штаба Розенберга в Курск был направлен доктор Готтлиб Ней. Он должен был «взять под охрану» все библиотеки, музеи и другие учреждения культуры города.

По итогам командировки Г. Ней составил отчет под названием «Три недели в Курске». Его особое внимание привлекли 15 тыс. редких изданий. Среди них были следующие книги: «История правления императора Чарльза V» Робертсона, изданная в Лондоне в 1787 г., «Описание Киргизско-казахских орд и степей» Левзина, 1882 г. издания, «История Екатерины II» Гастера (1800 г.) и др. Ней указывал, что научную ценность этих книг невозможно переоценить.

Курская областная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков установила, что в области было разрушено и повреждено 122 помещения библиотек, из них 61 здание полностью разрушено, утрачено 3 123 584 экз. книг

Белгородская область была образована лишь в 1954 г. В ее территорию вошли некоторые районы, ранее входившие в состав Курской и Воронежской областей. В период Великой Отечественной войны Белгород относился к территории Курской области.

По данным, представленным Белгородской государственной универсальной научной библиотекой, в 1940 г. на территории нынешней Белгородской области действовало 890 библиотек с фондом 921 тыс. экземпляров.

Оккупация Белгородчины продолжалась с 1941 по 1943 г. За этот период было разграблено и уничтожено полностью 259 библиотек с фондом более 500 тыс. томов. Значительно пострадала Центральная городская библиотека. Образованная на средства купцов и меценатов в 1897 г., она являлась старейшей библиотекой Белгорода. В ее фондах были собраны уникальные издания по истории России, Белгородчины.

1 октября 1943 г. «Белгородская правда» сообщала о том, как проходит процесс восстановления библиотеки. Указывалось, что до войны она насчитывала около 400 тыс. томов. Книги были выброшены оккупантами во двор под дождь и снег. С первых дней освобождения города сотрудники библиотеки начали работы по ее восстановлению. 60 тыс. томов классической художественной литературы сумела сохранить заведующая библиотекой М. О. Северинова, часть книг была собрана жителями города.

В 1943 г. Народный комиссариат просвещения РСФСР, изучив состояние библиотечного дела в районах, освобожденных от гитлеровской оккупации, отмечал, что в 7 районах Курской области было сожжено и разрушено 40 библиотек системы Наркомпроса.

Воссоздание достоверной картины разрушения и восстановления библиотечной системы Курской области в ее прежних границах весьма затруднительно из-за административно-территориальных изменений, которые произошли после изгнания оккупантов. До войны она включала в себя 93 района, сегодня в ее составе – 28 районов. Из ее состава выделена Белгородская область. Многие районы и в одной, и в другой областях изменили свои границы и названия, или совсем ликвидировались.

Сегодня весьма сложно установить судьбу книжных коллекций в годы войны в регионе, чьи границы изменились. До сих пор удалось отыскать лишь часть документов, в которых речь идет о книжных потерях Белгородской центральной городской библиотеки.

 

 

ПСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Для вывоза культурных ценностей из Пскова в структуре Штаба А. Розенберга была образована специальная зондеркоманда «Псков».

Большую культурную и историческую ценность представляли книгохранилища города, и среди них ведущие — научная библиотека и архив Псковского государственного музея.

Формирование фондов Псковского государственного музея началось после 1917 года. В музей поступили ценные коллекции Псковского археологического общества (ПАО), Псковского церковно-историко-археологического комитета, духовной семинарии, различных губернских, земских и других учреждений. В процессе реализации декретов Советской власти о национализации и охране книжных фондов были изъяты библиотеки псковских помещиков и купцов и переданы в музей. В Псковском государственном музее была собрана уникальная коллекция книг, насчитывающая более 80 тыс. томов.

Особую ценность в коллекции музея составляли книги ПАО. В связи с 25-летним юбилеем ПАО в 1897 г. был составлен «Каталог вещам и документам, хранящимся в музее ПАО». Наряду с другими изданиями в нем представлены книги кирилловской печати. К моменту создания Псковского, губернского музея дореволюционная коллекция книг кирилловской печати составляла 11 экз.

В двадцатые годы директор Псковского музея А. К. Янсон и сотрудник библиотеки А. С. Ляпустин подготовили «Краткое описание старинных книг Псковского историко-археологического музея». В нем содержалось описание и старопечатных книг XVI-XVIII вв. Всего их насчитывалось 147. 51 книга из этой коллекции была утрачена во время немецкой оккупации Пскова.

К началу войны на территории Псковщины имелось свыше 200 тыс. ед. старых книжных изданий, представлявших ценнейшие памятники культуры.

До оккупации города немецкими войсками удалось эвакуировать лишь незначительную часть фондов, например, отдельные рукописи Псковского музея.

9 июля 1941 г. Псков был оккупирован. Культурные ценности из города стал вывозить экономический штаб вермахта «Ост». Об этом свидетельствует документ о передаче культурных ценностей из Полевой комендатуры Пскова представителям Оперативного штаба А. Розенберга.

В отчетах зондеркомапды «Псков» отмечались неоднократные случаи мародерства или незаконного приобретения немецкими офицерами культурных ценностей в Пскове за символическую цену. Большое количество культурных памятников было расхищено из музея С. И. Поганкина. Руководитель Главной рабочей группы «Остланд» доктор Герд Вупдер сообщал руководству Штаба о необходимости возврата изъятых немецкими военнослужащими ценностей.

В октябре 1941 г. представитель Штаба Розенберга профессор Карл Эпгель обследовал музеи, библиотеки и другие памятники культуры города. Энгель был ученым, археологом, ректором университета в Грейфсвальде, уполномоченным имперского министра восточных территорий А. Розенберга по вопросам ранней истории.

Еще до приезда К. Энгеля культурные ценности города собрали в музее Поганкина - главном пункте сбора ценностей. Сборный пункт был сформирован ротмистром графом Сольмсом, директором Франкфуртского Исторического музея, уполномоченным по охране памятников искусства 18-й армии, затем войсковой группы «Север».

Первоначально часть культурных ценностей города переправляли в Ригу. В докладной записке оперативной группы «Псков», датированной ноябрем 1943 г., сообщалось о транспортировке в Ригу двух вагонов с книгами, принадлежавшими библиотеке Педагогического института. В транспорт входило 35 тыс. книг. В Ригу также было отправлено б тыс. изданий школьных учебников со склада городского управления Пскова.

По мере продвижения Советской Армии на запад псковские культурные ценности из Риги стали отправлять в Германию. Одним из таких мест стал г. Лерберг у Ансбаха (Бавария).

На завершающих этапах войны и в послевоенные годы удалось разыскать и вернуть лишь небольшую часть из уникальных псковских книжных коллекций. Часть ящиков с книгами вернулась в музей из Риги в 1945 г. Ряд книг был передан из Белоруссии, Польши, Украины. Всего Псковскому музею было возвращено 8 тыс. книг, вывезенных фашистами, что составляет лишь шесть процентов довоенного собрания.

Среди книг, ранее принадлежавших Псковскому музею, неизвестно о местонахождении Библии, напечатанной Франциском Скориной в Праге в 1517 г., «Служебника» 1508 г., «Октоиха», напечатанного в Москве Н. Феофановым и П. Федыгиным в 1618 г. Утрачено «Евангелие учительное» Кирилла Транквиллиопа (Рохманово, 1619), «Псалтирь с восследованием» (1625 г.), «Шестоднев» (1678 г.), «Службы и жития св. Сергия и Никона» (1646 г.) .

Как и в остальных российских городах, нацисты оставили после себя страшные разрушения. В руинах остались памятники русской старины, церкви, построенные в XVI в., прекрасные творения русских зодчих. Во многих из них оккупанты устраивали конюшни и скотные дворы. Сильно поврежденным оказался известный памятник архитектуры — Паганкины палаты. Были похищены редкие коллекции Естественно-исторического музея, сожжены все городские библиотеки, расхищено оборудование и другое имущество Педагогического института.

К числу невосполнимых утрат относится разрушение Пушкинского заповедника в Михайловском. В июле 1911 г. там начали хозяйничать немецкие поиска. Заповедник был разграблен: на грузовых машинах вывозились скульптуры, бронза, гравюры. Домик няни Пушкина, Арины Родионовны, был разобран и использован как материал для строительства блиндажей, а здание библиотеки сожжено.

К сожалению, документов, характеризующих характер потерь и процесс восстановления нынешней Псковской областной библиотеки, сохранилось мало. Известно, что после освобождения города в 1944 г. ее фонд практически формировался заново.

К 14 июля 1945 г. было восстановлено 24 сельские библиотеки из 126 имевшихся ранее в этом регионе. В конце 1945 г. специальным постановлением правительства СССР Псков был отнесен к числу 15 древнерусских городов, подлежавших первоочередному восстановлению.

 

 

РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

В Ростовской области на 1 января 1934 г. действовало 187 государственных библиотек, в том числе 38 районных и 4 детские.

Особую роль в культурной жизни региона играла областная библиотека им. К. Маркса, созданная в 1920 г. на базе городской публичной библиотеки. В ее фондах хранилось 800 тыс. печатных единиц. По плану эвакуации библиотеку должны были отправить в город Хвалынск Саратовской области. Однако осенью 1941 года из-за стремительного продвижения вражеских войск библиотеку не успели эвакуировать.

В октябре 1941 г. на территорию области вошли немецкие войска. Был занят Таганрог, а 21 ноября советскими войсками был оставлен Ростов. Первая оккупация продлилась всего несколько дней. 24 июля 1942 г. немцы вторично вошли в Ростов. На долгие семь месяцев был установлен жестокий оккупационный режим.

Библиотеки города представляли значительный интерес для нацистских организаций, занимавшихся вывозом культурных ценностей.

 В сентябре 1942 г. в Ростов приехал специальный представитель Оперативного штаба Розенберга Ганс Рёк. Он должен был организовать отбор литературы в ростовских библиотеках. Особое внимание уделялось публикациям, имеющим отношение к Красной армии и военным действиям, изданиям на немецком языке. Ставилась задача оперативно переправлять отобранную литературу в Киев.

Ганс Рёк в отчете за период с 5 октября по 7 декабря 1942 г. сообщал, что в Ростове завершается работа по перемещению библиотечных фондов. Были определены места для сбора литературы из библиотек города. Ими стали областная и центральная библиотеки, а также библиотека им. Л.Н. Толстого. В областную библиотеку им. К. Маркса была перемещена библиотека управления местной промышленности, насчитывающая 20 тыс. томов. Всего же, по неполным данным, в областную библиотеку переместили 100 тыс. книг из других книжных собраний города. В Центральную библиотеку из различных книжных хранилищ перевезли 124 тыс. томов, в библиотеку им. Л.Н. Толстого — 48 тыс. изданий.

Рёк сообщал о том, что до его приезда в город была направлена мобильная команда Пишке, которая пометила ценные фонды «трофейными метками». Однако различные книжные фонды были выброшены во дворы, на улицы и в выгребные ямы. Многие помещения библиотек были приспособлены для нужд войск.

 Известно, что еще в августе 1942 г. руководитель мобильной команды Пишке провел обследование библиотечных собраний Ростова. Особое внимание Пишке уделял ценным изданиям XVI в., книгам по искусству. Отмечалось также, что военными организациями были изъяты книги, имеющие отношение к Кавказу. В своем отчете он сообщал, что университетская библиотека, насчитывающая 600 тыс. томов, полностью выгорела в ноябре 1941 г.

Благодаря активной «деятельности» Река грабеж библиотечных собраний города вошел в «цивилизованное русло».

В сентябре 1942 года начала действовать специальная инструкция, составленная Г. Реком, В ней, в частности, говорилось: «из всей наличности книг вся советская литература поголовно подлежит изъятию. Таковой считается всякое издание после 1917 года. Отобранные книги делятся на три категории:

1.Безусловно не политические книги — (все издания до 1917 г., за исключением еврейских авторов);

2.Сомнительная литература (новые издания после 1917 г., особенно книги для учащихся и учителей с большевистскими комментариями и введениями, сомнительные авторы);

3. Советская литература (большевистские, пропагандистские материалы, таблицы, книги, брошюры, газеты, журналы, плакаты);

4.Особенное внимание следует обратить на все издания 1941—1942 гг. (книги, газеты, журналы, плакаты и т.д.), а также на общую литературу на немецком языке с 1917 г.

Указанный пунктом 4 материал немедленно выделить и держать в полной готовности в отдельном месте для дальнейшего употребления».

Книги из Ростова направлялись в различные пункты передислокации советских библиотечных фондов. 6 ящиков ценных изданий было перемещено и Берлинскую имперскую библиотеку. Часть отобранных изданий получил Оперативный штаб в Киеве. Особый интерес для оккупантов представляли фонды Научно-технической библиотеки. В одном из шкафов было обнаружено большое количество материалов с отчетами о заграничных командировках советских инженеров. Эти документы были оперативно переправлены в Главную рабочую группу «Украина».

Оккупанты не сумели завершить все запланированные работы по перемещению библиотечных фондов из Ростова из-за наступления Красной армии.

В своем отчете от 5 марта 1943 г. Г. Рёк сообщал, что в условиях жестоких боев продолжать вывоз книг невозможно.

В огне пожаров погибло около 300 тыс. книг областной библиотеки им. К. Маркса, в том числе фонд иностранной литературы в 60 тыс. томов, фонд литературы на языках народов СССР — 90 тыс. томов, книги индивидуального абонемента — 25 тыс. томов. Погибла вся дореволюционная периодика и советские журналы 1918—1935 гг. Различными немецкими подразделениями были вывезены уникальные книжные коллекции, утрата которых нанесла невосполнимый урон культурной жизни региона.

Имеются данные 1943 г. о потерях шести библиотек города.

Погибло много книжных коллекций, расположенных в других городах области. Были уничтожены библиотеки городов Миллерово, Каменска и Батайска.

14 февраля 1943 г. город был освобожден от гитлеровской оккупации. С первых дней освобождения города началась работа по восстановлению библиотек. В феврале 1943 г. открылась областная библиотека. В апреле 1943 г. в Ростове работали16 районных и 1 городская библиотека.

Большую помощь в восстановлении библиотек города и области сыграл Госфонд литературы. Весной 1943 г. были собраны книги для областной, пяти городских и двадцати пяти районных библиотек. Особые задачи стояли перед Госфондом по восстановлению областной библиотеки: в Москве комплектовался ее иностранный отдел. При помощи Госфонда литературы восстановлена библиотека Ростовского университета, получившая 70 тыс. томов.

По данным Народного комиссариата просвещения на 1 июля 1943 г. в области действовало 87 библиотек системы Наркомпроса из 209, насчитывавшихся на 1 января 1941 г. Фонды этих библиотек были весьма скудны. На 26 районных библиотек в июле 1943 г. приходилось всего 12 930 книг.

25 октября 1944 г. в «Учительской газете» сообщалось, что в области восстановлено 137 библиотек с фондом 616 688 томов.

Областная библиотека к 1 июля 1945 г. имела в своих фондах 600 тыс. экз. без учета периодики. Однако невосполнимые утраты ценнейших коллекций областной библиотеки в годы войны сказались на всем процессе послевоенного развития библиотечного дела Ростовской области, образования, культуры региона в целом.

 

 

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

По данным 1940 г. на Кубани и в Ставрополье работали 3872 библиотеки с фондом 553 тыс. томов.

Оккупация Краснодарского края продолжалась 6 месяцев — с сентября 1942 г. по февраль 1943 г.

Документов о планах эвакуации книжных фондов с территории Краснодарского края в 1942 году немного. Наркомпрос предполагал эвакуировать Краснодарскую краевую библиотеку в г. Акбулак Чкаловской (Оренбургской) области. Однако этот план не осуществился.

Нет информации о людях, спасавших книжные фонды своих библиотек. Известно: с риском для жизни вынесла ценные книги из горящего здания Таманской городской библиотеки сотрудница О. И. Герасименко. Тайком от оккупационных властей она передавала книги узницам «Гражданского трудового лагеря».

В ряде регионов после проверки состава книжных фондов и сотрудников на лояльность новому режиму давались разрешения на открытие библиотек. Не стал исключением и Краснодар. Руководителем краевой библиотеки назначили некую Блюмберг, немку по происхождению. Немецкая комендатура города дала ей специальные указания по очистке книжных фондов от неблагонадежной в политическом отношении литературы.

В регионе Северного Кавказа действовала особая команда «Кавказ» Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг». Пишке, член мобильной группы «Ростов», а впоследствии особой команды «Кавказ», в сентябре 1942 г. провел осмотр краеведческого музея в Майкопе. В результате музейная библиотека была конфискована.

Краевая библиотека стала объектом особого внимания Штаба «Рейхсляйтер Розенберг». 2 апреля 1942 г. Блюмберг получила приказ следующего содержания: «Приготовьте в 2-3 дня для Штаба Розенберга произведения особо выдающихся советских писателей и передайте в отдел культуры. Если есть на немецком языке, то приготовьте и такие».

К списку книг, предназначенных для вывоза в Германию, прилагались «Указания» для переустройства городских библиотек Краснодара. В них говорилось: «Из оставленного состава изъять и складировать по группам:

а) все книги и журналы большевистского содержания;

б) все книги и журналы еврейских авторов;

в) все учебники».

Российским исследователям известен документ Оперативного штаба Розенберга об одной из библиотек Краснодара. В нем отсутствуют название библиотеки и даты. В тематическом списке выделены 9 групп изданий: учебники, техническая литература, литература по искусству и т. д., общий объем списка — 21 900 книжных названий. Судя по разнообразию тематики книг и их количеству, речь идет о фондах краевой библиотеки, предназначенных для вывоза в Германию.

С 29 апреля 1943 г. стала работать Краснодарская краевая комиссия по установлению и расследованию злодеяний оккупантов. Комиссия, в частности, установила, что в краевой библиотеке было уничтожено и разграблено свыше 85 тыс. томов. Погиб фонд периодики и самые ценные экземпляры книжного собрания. После оккупации книжный фонд этой библиотеки составил 67 465 ед. хр. Все, что осталось от 152 542 экземпляров, имевшихся на 9 августа 1942 г.

Были разграблены и другие книжные собрания города. Как топливо использовали фонд юридической библиотеки. Фонд библиотеки крайкома ВКП(б) растащили чиновники городской управы. Книжный фонд библиотеки педагогического института был выброшен в подвал управы и использован как макулатура. Помещение библиотеки им. А.С. Пушкина превратили в банк.

Всего в Краснодарском крае было уничтожено и разграблено 66 библиотек.

600 тыс. томов было утрачено в Адыгее. Книгами Майкопского сельхозтехникума немецкие солдаты устилали конюшню.

После освобождения отдельных областей края в них сразу же начинали восстанавливать культурную жизнь. К апрелю 1943 г. было открыто 4 городские и свыше 20 районных библиотек.

1 мая 1943 г. стала работать библиотека им. Н.А. Некрасова. В сентябре 1943 г. в собрании библиотеки было 8 тыс. книг. До немецкой оккупации она располагала 15 тыс. томов.

В мае 1943 г. открылась Краснодарская городская детская библиотека им. КИМ. С помощью читателей было собрано 8655 книг. До оккупации фонды библиотеки хранили 15 тыс. ед. хр.

15 апреля 1943 г. стал работать читальный зал краевой библиотеки. К моменту открытия в его фондах хранилось 30 тыс. книг. Это — половина фондов, которые были в читальном зале до войны.

В 1940 году в Краснодарском крае работали 208 библиотек системы Наркомпроса РСФСР с фондом 1 млн. томов. К февралю 1945 г. было восстановлено 206 из них.

Ставропольский край был оккупирован немецкими войсками с 3 августа 1942 г. по 21 января 1943 г.

По данным на 1 января 1941 г. в области числилась 261 библиотека системы Наркомпроса. Большинство библиотек края не удалось эвакуировать. Среди них была и краевая библиотека, фонды которой согласно планам Наркомпроса РСФСР предполагалось переместить в г. Чкалов.

До прихода оккупантов ставропольские библиотекари, не сумевшие эвакуировать свои книжные коллекции в глубь страны, делали все возможное, чтобы сохранить фонды от уничтожения. Например, заведующая Зеленчукской районной библиотекой Е. И. Оленева сумела укрыть ценные книги в различных тайниках. Около 10 тысяч книг спрятали в подвалах сотрудники библиотеки Пятигорского курортного управления.

Широкомасштабные изъятия культурных ценностей проводились на Северном Кавказе командой «Кавказ» Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг». Уже упомянутый Пишке, осмотрев областной музей в Ворошиловске (Ставрополе), обратил особое внимание на музейную библиотеку.

Немецкие оккупанты сожгли областную библиотеку в Черкесске. Погибла в огне библиотека в г. Алагир в Северной Осетии. В Кисловодске было уничтожено 14 библиотек, сожжено свыше 40 тыс. книг, в том числе классиков русской литературы, в школах уничтожены пособия по гуманитарным наукам.

После изгнания немецких оккупантов уже к 1 июля 1943 г. удалось восстановить 171 библиотеку. В 1944 г. в Ставропольском крае действовало 232 библиотеки.

Необходимо отметить значение восстановления фондов краевой библиотеки в Ставрополе. Краевая библиотека выступала как координатор восстановления всей библиотечной системы региона. К концу февраля 1944 г. краевая библиотека собрала 33 тыс. томов для 27 районных и сельских библиотек.

Большую роль в восстановлении библиотек края сыграл Государственный фонд литературы. С марта по октябрь 1943 г. им было скомплектовано 5 городских и 20 районных библиотек.

Оценивая общие успехи восстановления библиотечной системы на Северном Кавказе, надо отчетливо представлять, что это были библиотеки с иными, чем до войны, фондами. Северный Кавказ всегда отличался самобытностью, библиотечные фонды отражали различные аспекты жизни, традиций, истории этого многонационального региона.

Утрата книжных коллекций лишила этот регион целого культурного пласта, который не удалось восполнить в послевоенные годы.

 

 

СМОЛЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

До войны область обладала значительным культурным потенциалом: 8 вузов, 48 техникумов и училищ, 5 театров, 15 музеев. Оккупация области, продолжавшаяся 26 месяцев, нанесла памятникам культуры региона невосполнимый ущерб.

Библиотекари Смоленщины не смогли эвакуировать книжные фонды, но постарались сделать все возможное, чтобы укрыть их до прихода оккупантов. Например, заведующая Мещовской районной библиотекой Н. Н. Петухова и библиотекарь А. Н. Паншина закопали в землю 5 тыс. самых ценных книг. Книги были тщательно упакованы, их удалось сохранить.

Смоленская область стала одним из первых регионов России, оккупированных врагом. Уже в конце 1941 г. представители Штаба Розенберга обследовали культурные ценности Смоленска. В частности, проводился осмотр исторического архива Смоленской области, в котором были обнаружены церковные книги. Весной 1942 г. доктор Нерлинг из Штаба Розенберга (один из организаторов вывоза ценных изданий из Смоленска) изучал фонды Смоленского областного краеведческого музея, его заинтересовали книги по архитектуре, этнографии и топографии города. Известно, что в декабре 1942 г. оккупационные власти планировали открыть экспозицию музея для немецких солдат, но в феврале-марте 1943 г. уцелевшие фонды, в том числе и книги, были вывезены в Вильнюс.

Зимой 1942 г. оккупационные власти Смоленска разрешили публичной библиотеке возобновить работу. Позже в Смоленске разместилась одна из главных рабочих групп Штаба Розенберга под названием «Митте».

Значительный интерес представляла для нацистов областная библиотека города. До войны она располагала ценнейшими книжными фондами. В библиотеке хранилась уникальные коллекции частных собраний книг и рукописей XVI-XX вв. графа Л. П. Мещерского — наследника Паниных, графа Н. А. Кушелева-Безбородко, археолога и этнографа Е. Н. Клетновой и др. В фондах библиотеки были также коллекции книг из бывшей Смоленской духовной семинарии, гимназии, Благородного собрания. Хранились ценные рукописи, рукописные списки русской классической литературы, большое количество раритетных изданий с автографами и экслибрисами.

В круг интересов немецких специалистов, помимо областной библиотеки, попала библиотека Смоленского государственного педагогического института и музея, насчитывавшая перед войной 525 тыс. томов. В этих фондах имелись уникальные издания XVI и XVIII вв.

В здание Смоленского собора были свезены книги из всех библиотек города. В соборе их сортировали и решали, куда отправить. По заданию работников Штаба библиотекарь В. Шорохова подготовила отчет об истории и состоянии Центральной библиотеки Смоленска. В отчете была дана характеристика фондов, методов работы, состав сотрудников. Для немцев этот материал имел научное и пропагандистское значение. Часть книг была направлена в Ригу, где сотрудник Штаба Розснберга доктор Ломмаш в мае 1943 г. проводил работы по каталогизации книг из Смоленска.

Одним из пунктов передислокации культурных ценностей из Смоленска был Вильнюс. Уполномоченный Штаба Г. Крафт сообщал, что экспонаты музея М. К. Тенишевой из Смоленска перевезены в Бенедиктинский монастырь в Вильнюсе.

В мае 1943 г. и. о. руководителя Главной рабочей группы «Митте» X. Лангкопф сообщал руководству Штаба о ходе работ по каталогизации книг из Смоленска, проходившей в Риге. 25 июня 1943 г. он ставит в известность руководство Штаба о ценной коллекции рукописей (письма, церковные книги XVI-XVIII вв.) из городской библиотеки Смоленска, отправленной в 2 ящиках в Вильнюс.

По данным Лангкопфа, было описано 30 тыс. изданий. Часть их он предлагал передать Восточной библиотеке.

Каталогизацией смоленских книг занимался член особой команды «Митте» Немцов. В его отчете уточняются объемы грузов культурных ценностей, принадлежавших Смоленску и вывезенных из города. В его отчете информация о 43 ящиках (1 вагон) книг, журналов и энциклопедий, перевезенных в Ригу, и 6 вагонах, полных архивов и книг, перевезенных в Вильнюс. Особо упоминаются 2 ящика с ценными рукописями из городской библиотеки Смоленска, отправленных в Вильнюс. Немцов сообщал, что по запросу немецкого командования для могилевского Медицинского института из Смоленска было передано 10 507 книг по медицине.

Главная рабочая группа «Митте» сообщала об отправке отдельных ценных книг и нот в Берлин. В партии, о которой говорилось в отчете, находилось нескольких десятках ценных книг и 37 экз. нотных изданий.

Некоторое время в Смоленске работала группа зондерштаба «Музыка». Было отобрано 120 книг по музыке и некоторое количество нотных изданий, впоследствии оказавшихся в Берлине. В состав этой партии вошли, в частности, литургические песнопения XVIII в..

В отчете группы «Митте» о деятельности в Смоленске осенью 1943 г. сообщалось, что рабочие группы Штаба завершают работу, перед уходом немецких войск Смоленск будет взорван.

Что же оставили после себя оккупанты?

К началу Великой Отечественной войны область насчитывала 1465 массовых библиотек с фондом 2119 тыс. книг. Смоленская областная библиотека имела в своих фондах более 600 тыс. томов. После освобождения города осталось 120 тыс. томов. В ночь с 28 на 29 июня 1941 г. во время бомбардировки города в здании библиотеки сгорело 210 тыс. книг.

Всего на территории области пострадало и разрушено 289 библиотек с фондом 3 867 450 экземпляров. В самом Смоленске, кроме областной библиотеки, были уничтожены 5 крупнейших институтских библиотек, 5 библиотек техникумов, 33 школьные библиотеки.

Богатейшая библиотека педагогического института, насчитывающая сотни тысяч книг, была замурована в подвале для сохранения от пожара во время бомбардировок. Оккупанты разыскали эту библиотеку. Часть фондов уничтожили, а часть вывезли в Гepманию. Особенно пострадала коллекция рукописных книг. Среди 696 наименований была греческая рукопись на пергаменте, грамоты XVII в., рукописные указы Петра I (1698-1723 гг.), псалтырь Онежского монастыря, Евангелия 1496, 1566, 1640 гг. Были утрачены газеты, листовки, прокламации 1738-1940 гг.

Полностью были уничтожены фонды ряда городских библиотек.

Невосполнимой утратой явилась потеря фондов редчайшей библиотеки в Дорогобуже, собранной владельцами имения «Алексино» Барышниковыми.

Всего в 54 районах Смоленской области было уничтожено 289 библиотек.

До войны значительным книжным собранием обладал Смоленский областной архив и его филиал в г. Рославле. Смоленские архивисты собрали большую научно-справочную библиотеку. В облгосархиве имелось 53 308 экземпляров печатных изданий, а в Рославльском филиале -8591. В 1943 г. в областном архиве насчитывалось 45 тыс. томов, часть фонда была утрачена. В Рославльском филиале все имущество архива было уничтожено пожаром.

Огромный ущерб был нанесен Смоленскому музею. Погибло 1612 рукописей и старопечатных книг. В акте, составленном научными работниками музея, зафиксирована утрата 15 тыс. томов.

Изгнание оккупантов из Смоленской области началось с января 1942 г.

В первые же дни освобождения от немецких оккупантов в регионе стали восстанавливать библиотеки. К июлю 1943 г. в области работали 54 районные и 4 сельские библиотеки.

25 сентября 1943 г. враг был изгнан из Смоленска, через 3 месяца открылась областная библиотека. В 1943 г. Государственный фонд литературы комплектовал фонды областной, 4 городских, 18 районных библиотек Смоленска и области. 9 декабря 1943 г. газета «Труд» писала о получении Смоленской областной библиотекой 20 тыс. томов из Государственной исторической библиотеки.

Часть книг из Смоленска удалось отыскать после войны в Австрии. В 1967 г. из Зальцбурга было возвращено 1162 тома. Среди них — редкие экземпляры, изданные в Венеции типографией Альда Мануция, эльзевиры, прижизненные издания Вольтера, Руссо, книги с маркой типографии, открытой Петром Первым, рукописные записи лекций профессора Л. Ф. Магницкого и другие ценные издания. В библиотеку Смоленского педагогического института вернулось 18 ящиков с книгами, хотя общее количество книг, вывезенных нацистами во время войны, размещалось в нескольких железнодорожных составах. Возвращение книг из Зальцбурга оставляет надежду на то, что книги из Смоленска смогли пережить войну и когда-нибудь вновь вернутся в свои библиотеки.


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России