Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Том 8. Острогожский историко-художественный музей имени И.Н. Крамского

Здание картинной галереи

Здание картинной галереи

Инициатором создания картинной галереи имени И. Н. Крамского был житель Острогожска, служащий Общественной библиотеки Глеб Николаевич Яковлев (1876-1945). Разносторонне одаренный человек, он увлекался музыкой, живописью, историей, с юных лет собирал различные материалы краеведческого характера, мечтая о просвещении сограждан. Собранные им коллекции составили небольшой частный музей, который Яковлев содержал у себя дома и охотно показывал всем желающим. В 1894 г. его коллекции экспонировались на сельскохозяйственной выставке в Воронеже. В 1901 г. Глеб Николаевич перенес свой музей в помещение Общественной библиотеки.

Вокруг Г. Яковлева постоянно собиралась самая интеллектуальная часть местной молодежи. Он состоял членом Воронежской губернской архивной комиссии, Московского общества любителей астрономии, читал для населения лекции с использованием телескопа, демонстрируя слушателям звездное небо. Краеведческие статьи Г. Яковлева публиковались в местной газете.

В 1907 г. исполнилось 70 лет со дня рождения и 20 лет со дня кончины выдающегося русского художника И. Н. Крамского (1837-1887), родившегося в Острогожске. Яковлев предложил Правлению библиотеки организовать небольшую картинную галерею в память об И.Н. Крамском. Правление, городская общественность эту идею поддержали.

Г.Л. Яковлев (1876-1945)

Г.Л. Яковлев (1876-1945)

За помощью Глеб Николаевич обратился к семье Крамского и его самому талантливому ученику И. Е. Репину. Репин горячо одобрил решение создать галерею: «Этот скромный памятник великому русскому художнику трогает до слез», — писал он Яковлеву 22 марта 1907 г.

Семья Крамских с благодарностью восприняла желание острогожцев почтить память своего земляка. Особенно активное участие в деле приняла дочь живописца Софья Ивановна Крамская-Юнкер, талантливая художница, ученица своего отца. Она не только прислала в фонд будущей галереи работы И. Н. Крамского и свои собственные, но привлекла к делу художественную общественность Петербурга.

Уже весной 1907 г. в Острогожск стали поступать картины, рисунки, скульптура. Свои работы прислали И. Репин, А. Куинджи, Н. Ярошенко, В. Поленов и др. Несколько картин были присланы Академией художеств. Большой вклад в формирование коллекции внесли уроженец Воронежской губернии, близкий друг И. Крамского М. Л. Щербатов и основатель Воронежской Рисовальной школы Л. Г. Соловьев, родившийся в Острогожске.

31 октября 1907 г. было получено разрешение воронежского губернатора открыть при Общественной библиотеке картинную галерею. 30 ноября губернатор сообщил, что министр внутренних дел дал согласие присвоить ей имя И. Н. Крамского. 25 июня 1908 г. открылась первая выставка картин. Посетившая Острогожск Софья Крамская-Юнкер осталась довольна экспозицией.

Поначалу галерея располагалась в здании, арендуемом библиотекой у частного лица. Вскоре стало ясно, что это помещение неудобно и тесно для быстро растущей коллекции. Для Общественной библиотеки и галереи над одним из зданий в центре города был возведен второй этаж. Автором проекта надстройки по собственной инициативе стал старший сын И. Н. Крамского Николай, придворный архитектор. Руководил строительством инженер Вадим Павлович Брюллов, внучатый племянник выдающегося живописца Карла Брюллова.

Работы по сооружению надстройки продолжались с 1 июля 1909 г. по 11 сентября 1910 г. Расходы в равных долях взяли на себя городская Дума и Общественная библиотека. Жители города вносили пожертвования.

12 сентября 1910 г. состоялся молебен по освящению нового здания Общественной библиотеки и картинной галереи. На торжествах присутствовали дети И. Н. Крамского - дочь Софья и сыновья Николай и Анатолий. Анатолий Иванович Крамской от имени семьи поблагодарил всех участвовавших в создании галереи.

В советское время начался новый этап в истории музея. В 1919 г. он был отделен от библиотеки и получил статус краеведческого. Как художественная галерея, так и краеведческий отдел перешли в ведение Уездного отдела народного образования.

В 20-е годы фонды музея существенно пополнились за счет реквизиции церковного имущества и антиквариата из национализированных помещичьих имений. Только из усадьбы Чертковых было вывезено до 5000 экземпляров книг на разных языках и большое количество фамильных документов, портретов, фотографий. Инструктор по охране памятников искусства и старины при музее Г. В. Еременко совершал регулярные поездки по селам Острогожского уезда с целью выявления предметов, имеющих историческую и художественную ценность. Попутно для музея им приобретались предметы народного быта, иконы, антиквариат. Благодаря его усилиям музей пополнился ценнейшими печатными и рукописными книгами XVII-XIX веков исторического и богослужебного характера, документами, картами, планами из Дивногорского и Валуйского монастырей (в их числе рукописное Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г.), альбомами гравюр, дагерротипами, а также нумизматическими коллекциями и кладами. Неоценимая роль в изучении архивов и пополнении фондов музея принадлежала краеведу М. В. Ивченко, который выявил и сохранил огромное количество ценнейших документов.

Картинная галерея и краеведческий отдел, ставшие единым историко-художественным музеем, под разными наименованиями просуществовали до начала Великой Отечественной войны.

В 1941 г. «Музей изобразительных искусств им. Крамского» находился в ведении Воронежского областного Комитета по делам искусств.

Наиболее ценной частью коллекции являлась живопись и графика русских художников 2-й половины XIX века, в том числе произведения И. Крамского, И. Репина, В. Маковского, В. Поленова, И. Айвазовского, А. Куинджи, Н. Ярошенко и иконопись XV-XIX веков. Особо выделялось собрание парных портретов острогожских помещиков, купцов и мещан работы провинциальных живописцев. Эти произведения наивного народного творчества хранятся в запасниках почти всех музеев, но в провинциальных они экспонируются постоянно, представляя большой интерес с бытовой, исторической и социологической точки зрения.

Музей располагал значительной коллекцией русского и европейского фарфора, бисерных и гарусных вышивок, золотошвейных церковных покровов и облачений, праздничной крестьянской одежды, нумизматическими материалами. При музее существовала библиотека, насчитывавшая около 5000 томов, в том числе литература по искусству и энциклопедические издания. Постоянно пополнялось собрание редкой фотографии. Музей вел интенсивную просветительную работу. Строились планы обмена выставками с Третьяковской галереей, осуществить которые помешала война.

Художественный отдел музея. 1940 г.

Художественный отдел музея. 1940 г.

Здание музея. Июль 1942 г.

Здание музея. Июль 1942 г.

Вопрос об эвакуации музея встал в первые же недели фашистской агрессии. Осенью 1941 года часть произведений живописи и графики (68 ед.) была отправлена в Воронеж для дальнейшей эвакуации совместно с коллекцией художественного областного музея. Картины и рисунки упакованы в три ящика, рамы сняты и оставлены в музее. Прочие экспонаты и материалы остались в Острогожске. 12 ноября 1941 года вагоны с ценностями обоих музеев двинулись в тыл. По воспоминаниям сотрудника Воронежского художественного музея Л. Афанасьева, путь до Омска продолжался три месяца в условиях зимней непогоды, с периодическими остановками, во время которых ценности подвергались опасности, так как железнодорожные станции, где задерживался состав, бомбила вражеская немецкая авиация. Сотрудники музея успели отправить в эвакуацию лишь часть сравнительно небольшой художественной коллекции (среди произведений изобразительного искусства в фондах численно преобладала графика). В Острогожске остались и были утрачены иконы на дереве, писанные Крамским, практически все гравюры, произведения декоративно-прикладного искусства. По словам Л. Афанасьева, воронежская коллекция также была вывезена не в полном составе: не удалось получить необходимого количества вагонов. Вероятно, по той же причине Г. Н. Яковлев не смог отправить на восток большего числа экспонатов.

Музей продолжал работать до момента оккупации Острогожска. Тяжелейшие испытания выпали на долю жителей города с 4 июля 1942 года по 20 января 1943 года. Более полугода бесчинствовали немецкие и венгерские захватчики в Острогожском районе (части 2-й венгерской армии и 2-й немецкой армии).

В акте от 25 сентября 1944 г. так описывается гибель музея: «4 июля 1942 г. в 16 часов дня во время воздушного налета немецко-фашистской авиации на гор. Острогожск прямым попаданием фугасных и зажигательных бомб было разрушено и сожжено здание и часть ценностей музея им. Крамского. Оставшимся на дежурстве старшим научным сотрудником музея тов. Яковлевым при бомбардировке и возникшем пожаре была спасена часть музейных ценностей и перенесена в подвальное помещение музея и заперта на замок. Но на пятый день после занятия города Острогожска фашистскими захватчиками, т. е. 9 июля 1942 года, группа фашистско-венгерских солдат и один офицер подъехали к разрушенному зданию музея, взломав окна и двери, начали грузить на три автомашины спасенные от пожара ценности музея. Венгерские бандиты топтали ногами произведения искусства великих мастеров: скульптуру, предметы из фарфора и стекла. Когда старший научный сотрудник музея тов. Яковлев заявил протест против варварского отношения к произведениям искусства и организованного грабежа, он был арестован и отведен в штаб венгерской части, где при допросе подвергся избиению, вследствие чего ему повредили правый глаз. При допросе присутствовал и принимал участие высший офицер. Ценности музея на трех автомашинах были вывезены в лагерь венгерской части, расположенной в трех километрах от города в слободе Новая Сотня. Чтобы скрыть следы своих преступлений, фашистско-венгерские бандиты изъяли и вывезли все инвентарные книги музея, описи и каталоги музейных ценностей».

Музей перестал существовать. Оккупанты закрыли все культурные учреждения города, школы, кинотеатр; разрушили городской театр, библиотеку превратили в склад, радиоузел — в конюшню.

20 января 1943 года Острогожск был освобожден от оккупации. Была создана комиссия по подсчету ущерба, нанесенного фашистами.

Были составлены акты о потерях музея в результате пожара и разграбления, подписанные сотрудниками и свидетелями событий. Краеведческий отдел и библиотека погибли полностью. Был уничтожен многолетний труд десятков людей и дело всей жизни Г. Н. Яковлева.

Мужественно пережив гибель музея, которому он посвятил всю жизнь, Глеб Николаевич выступил с инициативой создания музея заново. Основой его могли стать спасенные им немногочисленные материалы, эвакуированные и еще не возвращенные ценности, а также собираемые по горячим следам свидетельства военного лихолетья. Уже в феврале 1943 г. властями принято решение об организации в Острогожске краеведческого музея. До Победы оставалось 15 месяцев. Город был разрушен, но музею предоставили тесное помещение в одном из уцелевших зданий в центре. Небольшой штат и добровольные помощники принялись за работу. Глеб Николаевич вновь занялся просветительской деятельностью. Но ему не суждено было дожить до возрождения музея. В 1945 году он умер.

Процесс возвращения эвакуированных ценностей затянулся надолго из-за того, что у музея не было надлежащих условий для размещения художественной коллекции. И только в 1957 году после восстановления здания музея картины были возвращены. Первая экспозиция открылась 7 ноября 1957 года.

В настоящее время в фондах Острогожского музея имеется всего 121 произведение из некогда обширной коллекции. Составление каталога-перечня утраченных ценностей Острогожского музея было сопряжено со значительными трудностями: оккупанты вывезли учетную документацию; городской архив был уничтожен. Списочный состав фондов пришлось восстанавливать по разным источникам, нередко имеющим лишь косвенное отношение к предмету поиска.

В составленных Г. Н. Яковлевым по памяти списках сгоревших и вывезенных оккупантами экспонатов содержится много неточностей, вполне понятных в свете обстоятельств времени (война, тяжелая болезнь, преклонный возраст Яковлева и др.). В знании им состава фондов усомниться невозможно. Тем не менее, размеры, количество предметов указаны приблизительно, не везде проставлена техника, в ряде случаев отсутствуют инициалы авторов. Одни и те же произведения живописи и графики в разных списках и актах описаны по-разному.

Довоенные сведения, содержащиеся в каталогах и путеводителях по музею, представляют собой скорее эмоциональное изложение сюжетов, нежели инвентарную опись, и являются слабым подспорьем. К числу счастливых обстоятельств относится тот факт, что сохранилось небольшое количество фотоснимков довоенной экспозиции и отдельных произведений. Репродукции, включенные в каталог-перечень, выполнены методом компьютерного сканирования и раскадровки с общих планов.

Г. Н. Яковлев, невзирая на наличие или отсутствие авторских надписей и инвентарных номеров, неукоснительно аннотировал практически все произведения живописи и графики: ставил штамп галереи и делал характерным четким почерком записи карандашом или чернилами на обороте рисунков, холстов или подрамниках.

Восстановление списочного состава утраченных ценностей составители каталога-перечня считают своим нравственным долгом перед памятью Глеба Николаевича Яковлева и всех его добровольных помощников, благодаря которым был создан музей.

Светлана Буйлова,
научный сотрудник музея


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России