Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Книга 3 (Утрачено предметов - 1037 )

Красная гостиная в усадьбе Петрово-Дальнее (Голицыных). Фото начала XX в.

Красная гостиная в усадьбе Петрово-Дальнее (Голицыных).
Фото начала XX в.

Интерьер комнаты в усадьбе Покровское (Шереметевых). Фото конца XIX в.

Интерьер комнаты в усадьбе Покровское (Шереметевых).
Фото конца XIX в.

Гостиная в усадьбе Дубровицы (Голицыных). Фото начала XX в.

Гостиная в усадьбе Дубровицы (Голицыных).
Фото начала XX в.

Войска дивизии СС Райх въезжают в Новый Иерусалим. Фото 1941 г.

Войска дивизии СС "Райх" въезжают
в Новый Иерусалим. Фото 1941 г.

Руины Трапезных палат Новоиерусалимского монастыря. Фото 1950-х гг.

Руины Трапезных палат Новоиерусалимского
монастыря. Фото 1950-х гг.

Третья книга Сводного каталога культурных ценностей музея «Новый Иерусалим», утраченных в годы Второй мировой войны, посвящена собраниям, поступившим в музей из дворянских усадеб Московской губернии.

 Художественно-исторический музей в зданиях упраздненного Новоиерусалимского Воскресенского монастыря был образован в марте 1920 года, позднее возник музей местного края. В 1922 году оба музея были объединены. Новый Государственный художественно-исторический музей работал под руководством Главмузея, который был подразделением Главнауки Наркомпроса.

В 1920-х годах директор музея Н. А. Шнеерсон развернул активную работу по обследованию усадеб и церквей западной части Московской губернии. Мандат, выданный Н. А. Шнеерсону, давал ему право вывозить художественные коллекции, которым грозила гибель, в свой музей.

Работу по выявлению художественных коллекций в дворянских усадьбах с 1918 года очень активно вели Национальный музейный фонд (НМФ) и параллельно ряд крупных музеев. НМФ вывозил огромные коллекции в два хранилища: в Английском клубе и особняке в Мертвом переулке (Москва). Некоторые, наиболее ценные художественные предметы, поступали прямо в крупнейшие музеи (ГТГ, ГМИИ, Строгановское училище, Румянцевский музей).

Одним из первых крупных поступлений в Новоиерусалимский музей были вещи из Никольского (усадьба Гагариных).

В декабре 1922 года в Новоиерусалимский музей поступила мебель, зеркала, полторы тысячи томов из библиотеки Никольского-Гагарина.

Богатая подмосковная усадьба Петрово-Дальнее в начале XVIII века от Прозоровских перешла в род Голицыных, в котором и оставалась два века. В ней хранились семейная портретная галерея, прекрасная библиотека в 10 тысяч томов, архив с документами Прозоровских, Голицыных, Шуваловых.

В 1917 году лучшие портреты из Петровского владельцы вывезли в Москву. Большая часть из них сейчас находится в центральных музеях.

В Новоиерусалимский музей попала небольшая часть портретной галереи из Петровского (12 полотен), графические листы, а также небольшая часть мебели. Причем эти предметы вначале были вывезены в НМФ, а в 1923 году возвращены в Новый Иерусалим.

Особенно значительными были поступления в музей из усадеб Волоколамского уезда. В этом районе оказались сосредоточены многие великолепные усадебные комплексы, знаменитые своей историей, именами владельцев, наполненные ценнейшими художественными сокровищами. Прежде всего, это Ярополец (усадьба Чернышевых) — одна из самых знаменитых усадеб Подмосковья. Выстроенная графом Захаром Григорьевичем Чернышевым, одним из «екатерининских орлов», она оставалась в семье до 1917 года. Множество предметов в интерьере усадьбы (мебель, скульптура, книги) относились к самому первому этапу жизни усадебного ансамбля — третьей четверти XVIII века. Отдельные предметы из усадьбы Чернышевых поступили в центральные музеи. Большая коллекция географических карт, рисунков, гравюр, фарфора, бронзы и около тысячи книг были вывезены в 1924 году в Новоиерусалимский музей. Позднее карты и планы были переданы в ГИМ.

Своеобразным «культурным гнездом» было Знаменское (усадьба Мартыновых). Село Иевлево-Знаменское на берегу с конца XVIII века принадлежало Мартыновым. Богатая и гостеприимная семья была одним из центров московской жизни. В середине XIX века усадьба принадлежала Н. С. Мартынову, печально известному своей дуэлью с Лермонтовым.

В конце XIX века московский дом Мартыновых и их подмосковная усадьба стали местом, где собирались писатели, философы и ученые.

Из этой усадьбы в Новоиерусалимский музей поступили самые разнообразные вещи: живопись, около 40 акварельных портретов, коллекция мебели (около 50 предметов), две тысячи томов из усадебной библиотеки, а также мелких вещей -200 предметов.

 Отдельные портреты из семьи Мартыновых и сейчас хранятся в фондах музея «Новый Иерусалим».

В 1925 году в Новый Иерусалим поступили небольшие фрагменты от богатейшего художественного собрания в усадьбе Поречье (усадьба Уваровых). Великолепная усадьба Поречье была отстроена во второй половине XVIII века Разумовскими. Позднее ее владельцами стали Уваровы, которые превратили ее в особое культурное гнездо. Главный дом усадьбы несколько раз перестраивался специально для размещения там многочисленных коллекций, собранных владельцами. Коллекции начал формировать историк-любитель, президент Академии наук и министр просвещения С. С. Уваров. В 1860-х годах его сын Алексей Сергеевич Уваров, известный археолог, стал размещать в усадебном доме свои коллекции и унаследованные от отца. Сюда были привезены уникальная библиотека с богатейшим собранием рукописей, произведения византийского и древнерусского искусства, археологические коллекции.

Осенью 1917 года семья Уваровых упаковала семейный архив, коллекции рукописей в 3000 томов и русских древностей и часть собрания античной скульптуры. Четыре  транспорта с драгоценной библиотекой и художественными коллекциями были отправлены в Исторический музей. В октябре семья Уваровых покинула Москву. Многие вещи усадебной обстановки остались в Поречье. В первые послереволюционные годы Исторический музей вывез из Поречья остатки коллекции античных памятников, а также 71 единицу живописи и 15 миниатюр. Остальные вещи из интерьера и фрагменты коллекций поступили в Новоиерусалимский музей.

Значительное количество предметов мебели Уваровых  уже из Нового Иерусалима были переданы в ГМФ. Оставшаяся часть художественного собрания и предметов обстановки из Поречья в основном погибла в Новом Иерусалиме в 1941 году.

Старинное село Подушкино долго принадлежало Милославским. В середине XIX века его приобрел А. Б. Казаков, построивший здесь усадьбу. Его дочь Надежда Александровна (в первом браке Веригина) к 1885 году выстроила новый дом, стилизованный под европейский средневековый замок (архитектор П. С. Бойцов). Второй муж владелицы усадьбы — барон Богдан Егорович Мейендорф — завершил перестройку и отделку дома. В нем появились витражи, гобелены, коллекция оружия, библиотека. Великолепная европейская мебель так же, как и подделки под нее, использовалась в быту.

Часть портретов из Подушкино была вывезена в НМФ. Хорошо подобранная библиотека книг по искусству (более 5 тысяч томов) целиком поступила в Оружейную палату.

 После 1917 года в усадьбе были организованы колония для детей-сирот красноармейцев, а затем закрытый санаторий. Из усадьбы Подушкино (Мейендорфов) в Новоиерусалимский музей поступили редкие образцы европейской мебели и подделки под нее, а также витражи.

Дубровицы, древняя усадьба Голицыных, на грани XVIII-XIX веков была во владении Дмитриевых-Мамоновых. От их времени в главном доме оставались вещи эпохи Екатерины II. Затем усадьба вернулась к Голицыным.

В 1918 году лучшие портреты, хранившиеся у этой ветви Голицыных, поступили в ГТГ, среди них были полотна Рокотова, Тропинина, Кипренского, Брюллова.

С 1921 года в усадьбе открылся музей. В него поступили портреты, предметы мебели, книги из нескольких соседних усадеб.

С середины 1920-х годов музеи-усадьбы стали снимать с учета и переводить на местный бюджет. В 1926 году штаты музеев-усадеб Царицыно, Дубровиц составляли по 3-4 человека. Следить такому персоналу не только за музеем, но и за сложным и обширным хозяйством, парками было невозможно, и все быстро приходило в запустение. Постепенно эти музеи стали закрываться.

В 1927 году был закрыт музей в Дубровицах, его коллекция была раздроблена. Значительная часть (в основном мебель) была передана в Остафьево, часть поступила в фонды МОНО, а остальное огромное собрание, включая библиотеку в 3333 тома, перевезли в Никольское-Урюпино. Сюда же поступили вещи из Лопасни, вся обстановка кабинета, гостиных и спален.

В музее «Никольское-Урюпино» к этому времени была уже устоявшаяся экспозиция, основанная на вещах из этой же усадьбы. Коллекции, привезенные из Дубровиц, не смешивались с имеющимися в музее. Они даже не были распакованы.

В 1928 году музей в Никольском оказался на территории военной части. Было принято постановление о расформировании «Никольского-Урюпино». В 1929 году по плану раздела музея в Никольском все книги, в том числе и перевезенные из Дубровиц, отошли к музею в Архангельском. Часть мебели поступила в Остафьево, остальное было вывезено в Новый Иерусалим. В составе этого огромного фонда были архивы, большое количество графики, предметов прикладного искусства. Учесть все потери коллекций из этого музея не представляется возможным. Небольшая часть экспонатов из Никольского (в основном портреты Голицыных) и сейчас хранятся в фондах музея «Новый Иерусалим».

В 1935 году в фонды Новоиерусалимского музея поступила часть коллекций из расформированного музея в Царицыно. Документы на это поступление отсутствуют. Также практически нет достоверных сведений о фондах Московского областного музея, который был выведен в Истру в 1935 году.

Последнее перед войной крупное пополнение Новоиерусалимского музея относится к 1939-1940 гг. В эти годы был расформирован музей в Звенигороде, наиболее ценные экспонаты которого были переданы в Новый Иерусалим. В их числе были произведения живописи, графики, в том числе происходящие из окрестных усадеб. Акты на это поступление не обнаружены ни в одном архивном фонде.

Село Ильинское, принадлежавшее Стрешневым и перешедшее по родственным связям И. А. Остерману, отстраивалось в первой половине XIX века при знаменитом герое Отечественной войны 1812 года А. И. Остермане-Толстом. В 1919 году в Ильинском открыт санаторий «Ильичево». Коллекции поступили частью в Звенигородский музей, а часть гравюр, мебели и книг были переданы в Новый Иерусалим.

Ниже приводится список подмосковных усадеб, из которых в Новоиерусалимский музей прямо или через другие собрания поступали музейные предметы.

Архангельское (Юсуповых),

Белая Колпь (Шаховских),

Братцево (Щербатовых),

Васильевское (Мещерских)

Введенское (Гудовичей),

Вяземы (Голицыных),

Глебово (Брусиловых),

Головково (Ильиных),

Дубровицы (Голицыных),

Ершово (Олсуфьевых),

Знаменское-Иевлево (Мартыновых),

Ивановское-Козловское (Козловских),

Ильинское (великих князей Сергея Александровича — Дмитрия Павловича),

Кораллово (Васильчиковых-Граббе),

Лопасня (Ланских-Васильчиковых),

Лотошино (Мещерских),

Лыткарино (кн. Чернышевых),

Ошейкино (Мещерских-Сипягиных),

Назарьево (Михалковых),

Никольское (Гагариных),

Никольское-Урюпино (Голицыных),

Петрово-Дальнее (Голицыных),

Подушкино (Мейендорфов),

Покровское (Шереметевых),

Поречье (Уваровых),

Рождествено (Толстых — Танеевых),

Усово (великих князей Сергея Александровича — Дмитрия Павловича),

Федоровское (Шаховских — Эйлеров),

Царицыно (Кантемиров, затем Дворцового ведомства).

Ярополец (Гончаровых),

Ярополец (Чернышевых).

В первые годы существования музея в Новом Иерусалиме некоторые предметы, вывезенные из усадеб, довольно свободно передавались клубам и различным учреждениям для повседневного использования. Уже с середины 1920-х годов эта практика прекращается. Но с конца 1920-х годов начинаются передачи экспонатов музея в «Антиквариат».

АО «Антиквариат» и «Межкнига» были созданы в 1923 году. «Антиквариат» развернул активную деятельность с 1928 года. Были сформированы специальные ударные бригады с чрезвычайными правами. Они отбирали в музеях и библиотеках для продажи на европейских аукционах хорошо сохранившиеся экземпляры книг ранних европейских типографий, работы западноевропейских художников и мастеров прикладного искусства.

Фонды Новоиерусалимского музея понесли значительные потери в начале 1930-х годов. Для «Антиквариата» были отобраны коллекции прикладного искусства (мебель и художественный металл), западноевропейская живопись, и гравюры. Новоиерусалимский музей лишился, в частности, 84 экземпляров изданий европейских типографий. В основном это была французская литература XVIII-XIX вв. В»Антиквариат» ушли и более редкие издания, например, две Библии, изданные в Лионе в 1546 и 1566 году, Библия венецианской печати 1576 года.

На основе собраний, происходящих из подмосковных усадеб, в 1925 году в Новоиерусалимском музее была создана экспозиция под названием «Дворянский быт». В экспозиции были представлены насыщенные первоклассными вещами интерьеры гостиной, кабинета, будуара и т.д.

В 1935 году в Новом Иерусалиме был создан новый объединенный музей Московской области. В музее была спешно создана экспозиция по истории Московской области, в которой значительно сократились разделы, посвященные истории монастыря и усадеб. Часть выставок была перенесена в Воскресенский собор.

К началу войны экспозиция Московского областного музея в Новом Иерусалиме располагалась в 42 залах. Летом 1941 года началась подготовка к эвакуации. Ночью 5 ноября ящики с коллекциями музея были погружены в вагон и последним составом, который отошел от станции Истра, отправлены в Москву, а затем в Алма-Ату.

Многие музейные предметы  было решено скрыть в специально оборудованных на территории монастыря тайниках. Два тайника находились в Воскресенском соборе. В первом спрятали книги и рукописи, картотеку и инвентарные описи, во втором — церковную утварь, иконы, Евангелия, образцы русских и западных тканей, фарфор, часы, скульптуру. Но полностью скрыть все оставшиеся фонды сотрудники были не в состоянии. Коллекции мебели, фарфора, архив, библиотека и музейные коллекции книг осталиь в музее.

В ноябре-декабре 1941 года город Истра оказался в центре ожесточенных боевых действий под Москвой. 26 ноября город был взят дивизией СС «Райх». По воспоминаниям очевидцев, музей был просто разграблен. «Картины, гравюры, фарфор, зеркала нагружаются в машины и увозятся, что нельзя увезти… бьется, ломается, выбрасывается во двор. Ценнейшая коллекция икон полностью сжигается, фонды отделов природы, истории и социалистического строительства уничтожаются».

Установить судьбу тех предметов музея, которые, вероятно, были вывезены из Истры фашистскими войсками, весьма сложно.

Из документов Центрального сборного пункта культурных ценностей Американского военного командования в Мюнхене следует, что в феврале 1946 года американские власти располагали сведениями о вывезенных из СССР экспонатах. Среди коллекций из многих музеев России указаны предметы шитья, иконы, гравюры на меди, монеты из Истры (Нового Иерусалима).

10 декабря 1941 года саперы дивизии СС «Райх» взорвали ансамбль Воскресенского Новоиерусалимского монастыря. Взрывы сильно повредили Воскресенский собор и его внутреннее убранство, уничтожили верхние ярусы башен крепостной ограды и надвратную церковь. Комплекс Трапезных палат, где располагалась основная экспозиция музея, сгорел, своды второго этажа обрушились. В огне погибли оставшиеся экспонаты — коллекции икон, мебели, часть библиотеки, архива и фонды отдела природы.

11 декабря город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков. Сотрудники музея, первыми увидевшие картину разрушений, в полуразрушенной башне наткнулись на огромный завал старопечатных изданий. Разбор книг без саперов оказался невозможен, так как они были перемешаны с минами. Материалы архива из тайника после взрыва перемешались с кирпичами и пылью. Позднее из тайников извлекались остатки уцелевших коллекций.

Из воспоминаний очевидцев видно, что многие музейные предметы погибали в первые годы после освобождения Истры, будучи лишенными элементарных условий хранения, а часто находясь просто под открытым небом.

С 1943 года музей был официально расположен в Москве. Новый Иерусалим, а точнее руины музея, стал его подмосковным филиалом.

Реставрационные работы в Новом Иерусалиме начались в 1942 году. К концу 1950-х годов музей вернулся в Истру и занял часть отреставрированного ансамбля. С 1970-х годов велись работы по реставрации памятника архитектуры. Были восстановлены стены и башни, хозяйственные постройки. Воскресенский собор был увенчан большой главой с изразцами, выполненными по технологии XVII века. К началу 1990-х годов был воссоздан шатер над ротондой. Безусловным достижением музея были работы по реставрации интерьеров Воскресенского собора. В организации этих работ исключительно велика роль В. Ф. Нижегородова — директора музея с 1973 по 1995 год.

Значительные силы и средства музейные работники тратили на сохранение, учет и реставрацию музейных коллекций, поврежденных в годы войны. За несколько десятилетий, прошедших со времени восстановления музея, отреставрированы сотни экспонатов, пополнены художественные и исторические коллекции, которые показываются на постоянно обновляющихся выставках.


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России