Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Книга 2 (Утрачено предметов - 1100 )

Руины Трапезных палат Новоиерусалимского монастыря. Фото 1950-х гг.
Руины Трапезных палат Новоиерусалимского
монастыря. Фото 1950-х гг.
Руины башни Давидов дом Новоиерусалимского монастыря. Фото 1950-х гг.
Руины башни «Давидов дом»
Новоиерусалимского монастыря.
Фото 1950-х гг.

Вторая книга Сводного каталога культурных ценностей музея «Новый Иерусалим», утраченных в годы Второй мировой войны, посвящена собраниям архивных и библиотечных материалов. По происхождению эти коллекции делятся на две большие группы — монастырские (в основном из Нового Иерусалима) архивы и библиотеки, и предметы, вывезенные из усадеб.

Формирование архива и библиотеки Новоиерусалимского монастыря началось с 1650-х гг. Книжное собрание Нового Иерусалима, также как и архитектурный ансамбль, обязано своим возникновением патриарху Никону. Первые книги здесь появились с возведением первых построек. В деревянной церкви, освященной осенью 1657 года, был небольшой, необходимый для богослужения комплект книг.

В 1658 году, летом, когда строительство монастырских зданий только разворачивалось, Патриарх Никон, который не только был главой русской церкви, но и фактически возглавлял правительство царя Алексея Михайловича, оставил патриаршую кафедру, уехал из Москвы и более восьми лет прожил в своих монастырях. В том же году патриарх Никон сделал книжный вклад в Новый Иерусалим, подписав каждый том.

Вскоре по указу царя вслед за патриархом в Новый Иерусалим были отправлены вещи из его казны, первое место среди них занимали книги. Более 1000 томов прибыли в Новый Иерусалим, но хранились отдельно, не входя в монастырскую библиотеку. В патриаршем собрании были уникальные рукописи, собранные в древних русских монастырях, а также купленные на Афоне.

В 1661 г. патриарх Никон значительную часть этих книг вложил в библиотеку Нового Иерусалима, подписав их по особой формуле. Тогда же было смешано собрание, принадлежащее патриаршей кафедре, и собственные (келейные) книги патриарха Никона. Так в Новоиерусалимской библиотеке оказались знаменитые «Изборник Святослава 1073 года», «Юрьевское Евангелие» начала XII в., «Рашская кормчая» 1305 г., списки Никоновской и Воскресенской летописей, том Лицевого свода XVI в. и ряд других рукописей, чрезвычайно важных для истории развития русской письменности и русской истории в целом.

После осуждения и ссылки патриарха Никона в конце 1666 г. в Москве обеспокоились судьбой книжного собрания, попавшего в Новоиерусалимский монастырь. Значительная часть книг была вывезена в Москву, патриаршее и монастырское собрания еще раз смешались. Многие древние книги из домовой казны русских патриархов остались в монастыре.

Вывезенные книги в основном были возвращены в Патриаршую (позднее — Синодальную) библиотеку, печатные книги отправлены на Печатный двор (позднее — в Синодальную типографию). Таким образом, в Синодальное собрание (Государственный Исторический музей) и в библиотеку Синодальной типографии (Российский Государственный архив древних актов) попали книги с вкладными записями патриарха Никона в Новоиерусалимский монастырь.

К концу XVII в. собственная монастырская библиотека значительно выросла. В ней появилось огромное количество изданий, напечатанных в типографиях Кракова, Острога, Львова, Вильно, Киева, Чернигова, Могилева. Такая ориентация книжного фонда на западнорусские издания была не случайна. Новый Иерусалим уже при своем возникновении стал центром взаимодействия культуры Московской Руси с западноевропейскими веяниями, приходящими через посредство выходцев из Речи Посполитой. В Новый Иерусалим патриарх Никон привез украинских, белорусских, литовских мастеров и ученых монахов (безусловно, отнесение к какой-либо национальности в XVII в. в настоящее время должно восприниматься в значительной мере условно). В Центральной России вместе с ними появились новшества в технологии строительства и декора, новые иконографические сюжеты и орнаменты.

Приехавшие в строящийся Новый Иерусалим «литовские юноши» учились в польских коллегиумах, знали латынь, основы стихосложения. В монастыре сложилась своя школа поэзии, которая в последние годы привлекла внимание многих серьезных исследователей. Эта поэзия была в очень большой степени звучащей — почти все поэты сочиняли и распевы. Традиция украинских кантов и многоголосных концертов во многом пришла в Московскую Русь через Новый Иерусалим.

Знаменитыми поэтами были два архимандрита Нового Иерусалима — Герман и Никанор. В их личных (келейных) библиотеках были книги, далекие от обыкновенного монастырского обихода. Они широко пользовались при письме латиницей. Архимандриту Никанору принадлежал список русской летописи, которая так и названа — Никаноровской.

Библиотека монастыря пополнялась прежде всего за счет богатых вкладов. Кроме патриарха Никона вкладчиками в Новоиерусалимскую библиотеку были царевна Татьяна Михайловна, Петр I, патриарх Адриан.

В XVIII в. библиотека монастыря обогатилась вкладами известных придворных — Шуваловых, Черкасских, Загряжских. Такое внимание к Новому Иерусалиму объясняется тем, что монастырю покровительствовала императрица Елизавета Петровна. Вкладчицей книг была и великая княгиня Екатерина Алексеевна, будущая императрица.

В XVIII в. рассеяние Воскресенской библиотеки продолжалось, часто по бытовым причинам. К примеру, список Никаноровской летописи исчез из монастыря и был позднее куплен, согласно помете на рукописи, «in taverna».

Небольшая часть книг попала через центральные органы управления в библиотеки Петра I и Феофана Прокоповича, а оттуда в библиотеку Академии наук. Отдельные экземпляры монастырских книг обнаружились в частных коллекциях, в составе которых позднее поступили в крупные хранилища (РНБ, ГИМ). Во второй половине XVIII в. началось научное изучение книжных сокровищ Нового Иерусалима. Были изданы Никоновская и Воскресенская летописи, что для русской исторической науки, да и для отечественного общественного самосознания стало очень крупным событием.

В 1817 г. Новый Иерусалим посетила археографическая экспедиция под руководством Павла Строева. Результатом ее работы стало описание рукописей монастыря, опубликованное гораздо позднее. Тогда же для научной общественности был открыт «Изборник Святослава», один из самых драгоценных памятников славянской письменности. В 1834 г. рукопись поступила в Синодальную библиотеку.

Во второй половине 1850-х гг. Новоиерусалимскую библиотеку изучал и описывал один из виднейших археографов своего времени Амфилохий (Казанский-Сергиевский). Им было составлено полное описание рукописной части собрания, ранних (XV-XVII вв.) старопечатных книг, части архивного материала и книг XVIII столетия. В каталог вошли 242 рукописи и 135 названий печатных книг. На каждой книге, включенной в каталог, в 1857-1859 гг. он собственноручно оставил пометы о принадлежности ее библиотеке Нового Иерусалима.

В описи Новоиерусалимской библиотеки архимандрита Амфилохия, составленной в 1850-х гг., коллекция старопечатных книг, по всей вероятности, описана не полностью. Часть Евангелий в драгоценных окладах находилась в ризнице и в описание не попала. О некоторых изданиях библиотеки можно узнать из более позднего труда архимандрита Леонида.

Описание Новоиерусалимской библиотеки было издано позднее, в 1875 г., когда историей Нового Иерусалима и его книжного собрания занимался еще один научный авторитет своего времени — архимандрит Леонид (Кавелин). Архимандрит Леонид был виднейшим знатоком книжных собраний, древних рукописей и документов. При работе над историей Нового Иерусалима он широко пользовался документами монастырского архива, публикуя документы XVII в. и выдержки из них.

В 1907 г. практически все рукописное собрание Нового Иерусалима было передано в Синодальную библиотеку. В 1920 г. эта библиотека поступила в ГИМ, где и хранится поныне. Рукописи из Нового Иерусалима составляют особое Воскресенское собрание.

Тогда же были вывезены и уникальные нотные рукописи, которые влились в Синодальное певческое собрание. Несколько печатных книг также были включены в Синодальную коллекцию старопечатных изданий.

Из музея книги и графика вывозились в ГИМ и ЦАМ (Центральный антирелигиозный музей). Благодаря этому ценные старопечатные издания и сейчас хранятся в фондах Музея истории религии в Петербурге.

В 1941 г. эвакуация музеев, которые попали в прифронтовую полосу, проводилась главным образом силами музейных сотрудников. Из Нового Иерусалима в первую очередь были упакованы, отвезены в Москву и сданы в специальное хранилище предметы из драгоценных металлов.

Далеко не все значительные экспонаты были подготовлены к вывозу, многие предметы оставались в музее, их решено было скрыть в специально оборудованных на территории монастыря тайниках. Два тайника были оборудованы в Воскресенском соборе. В первом спрятали книги и рукописи, картотеку и инвентарные описи, во втором — церковную утварь, иконы, Евангелия, образцы русских и западных тканей, фарфор, часы, скульптуру.

Но полностью скрыть все оставшиеся фонды сотрудники были не в состоянии. Кроме значительных коллекций мебели, фарфора практически беззащитными оставались архив, библиотека и музейные коллекции книг.

В ноябре-декабре 1941 г. город Истра оказался в центре ожесточенных боевых действий под Москвой. 26 ноября город был взят дивизией СС «Райх».

По воспоминаниям очевидцев, музей был просто разграблен. «Картины, гравюры, фарфор, зеркала нагружаются в машины и увозятся, что нельзя увезти... бьется, ломается, выбрасывается во двор. Ценнейшая коллекция икон полностью сжигается, фонды отделов природы, истории и социалистического строительства уничтожаются».

Документы Центрального сборного пункта культурных ценностей Американского военного командования в Мюнхене указывают, что в феврале 1946 г. американские власти располагали сведениями о вывезенных из СССР экспонатах. Среди коллекций из многих музеев России указаны предметы золотного шитья, иконы, гравюры на меди, монеты из Истры (Нового Иерусалима).

Мы хотели бы надеяться, что дальнейшие архивные поиски, а также публикация каталогов утраченных музеем ценностей позволят получить информацию о судьбе этих коллекций.


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России