Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Книга 1 (Утрачено предметов - 1001 )

Воскресенский собор Новоиерусалимского монастыря. Фото начала XX в.
Воскресенский собор Новоиерусалимского
монастыря. Фото начала XX в.
Акт проема церковного имущества из Вознесенской церкви. 1921 г.
Акт проема церковного имущества
из Вознесенской церкви. 1921 г.

Общий вид Воскресенского собора после взрыва. Фото 1943 г.
Общий вид Воскресенского собора
после взрыва. Фото 1943 г.
Руины крестовой части Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря. Фото 1943 г.
Руины крестовой части Воскресенского
собора Новоиерусалимского монастыря.
Фото 1943 г.
Руины Трапезных палат Новоиерусалимского монастыря. Фото 1943 г.
Руины Трапезных палат
Новоиерусалимского монастыря.
Фото 1943 г.

Новый Иерусалим был основан в середине XVII века патриархом Никоном как система "русских Палестин", повторяющих места евангельских событий. Основные здания грандиозного ансамбля создавались как копии известных палестинских сооружений. Для возведения Воскресенского собора были привлечены лучшие строители и мастера прикладного искусства России и Белоруссии.

В середине XVIII века по проекту Ф. Б. Растрелли в соборе был создан новый шатер над ротондой, а многие интерьеры декорировали в стиле «елизаветинского барокко».

В 1874 году в Воскресенском Новоиерусалимском монастыре был образован музей патриарха Никона.

В 1918 году Новоиерусалимский монастырь был упразднен. Зимой 1919-1920 гг. началась организация музея, который расположился в зданиях Нового Иерусалима. Вначале был основан Новоиерусалимский художественно-исторический музей, а затем музей местного края. В 1922 году оба музея были объединены.

Новый Государственный художественно-исторический музей работал под руководством Главмузея, который был подразделением Главнауки Наркомпроса.

До 1935 года музей еще несколько раз преобразовывался и менял названия: Новоиерусалимский художественно-исторический и краевой музей в г. Воскресенске, Истринский краеведческий музей, Государственный опытно-показательный краеведческий музей в г. Истре. (Воскресенск в 1929 году был переименован в город Истру).

В 1920-х годах дирекция музея развернула работу по обследованию усадеб и церквей западной части Московской губернии.

С 1924 по 1928 гг. были проведены обследования бывших дворянских усадеб Подмосковья, в результате которых в музей поступили художественные ценности из таких знаменитых имений как: Знаменское (Мартыновых), Петровское (Голицыных), Рождествено (Толстых), Ильинское (Великого князя Сергея Александровича Романова), Глебово (Брусиловых), Никольское (Гагариных), Ярополец (Чернышевых), Ярополец (Гончаровых) и др. На немногочисленных сохранившихся в фондах предметах встречаются владельческие пометы, свидетельствующие о принадлежности их к собраниям усадеб, обследование которых музеем не проводилось. Например, при перемещении имущества из Яропольца, музейная коллекция пополнилась предметами из имений кн. Мещерских (Лотошино) и Шаховских (Белая Колпь), которые были перевезены туда ранее. Целый ряд коллекций из обследованных усадеб был передан в центральные хранилища. Огромная и ценнейшая библиотека из Ивановского-Козловского была вывезена сотрудниками Пушкинского Дома. Около 500 карт из Яропольца Чернышевых и европейские атласы из Ивановского-Козловского поступили в Государственный Исторический музей (ГИМ) в Москве.

В эти годы музей пополнился произведениями древнерусского искусства из Можайского Лужецкого монастыря, нескольких храмов. Позднее были получены уникальные предметы из Саввино-Сторожевского монастыря.

В ходе компании по свертыванию «дворянских музеев», ликвидировали музеи-усадьбы: «Введенское», «Дубровицы», «Никольское-Урюпино», «Царицыно». Их коллекции частично были переданы в Новоиерусалимский музей.

Парсуна Патриарх Никон с клиром до реставрации
Парсуна "Патриарх Никон с клиром"
до реставрации
Первая публикация о разрушении Новоиерусалимского монастыря. Журнал
Первая публикация о разрушении
Новоиерусалимского монастыря. Журнал
"Огонек" 20 декабря 1941 г. Фрагмент.
Хранилище коллекции этнографии в Воскресенском соборе. Фото 1930-х гг.
Хранилище коллекции этнографии
в Воскресенском соборе. Фото 1930-х гг.
Экскурсия на руинах Воскресенского собора. Фото 1943 г.
Экскурсия на руинах Воскресенского
собора. Фото 1943 г.
А.В. Данилова в фондах музея. Фото 1943 г.
А.В. Данилова в фондах музея.
Фото 1943 г.
Акт комиссии 1944 г. по оценке ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками в 1941 г.  Фрагмент.
Акт комиссии 1944 г. по оценке ущерба,
причиненного немецко-фашистскими
захватчиками в 1941 г. Фрагмент.

Значительные поступления пришли из Государственного Музейного фонда. В эти годы редко сохранялись сложившиеся собрания. Нередко они распылялись по различным музеям и учреждениям.

В 1920-е годы некоторые предметы из коллекций драгоценных металлов были переданы Комитету помощи голодающим (Помгола), но документы на эти изъятия не сохранились. В научном архиве музея хранятся несколько актов на передачи мебели и бытовых вещей различным учреждениям. Значительные потери понесли фонды музея во время знаменитых экспортных продаж отечественных художественных ценностей в 1930-х годах. Это коснулось, в основном, коллекций прикладного искусства, но в списках для «Антиквариата» встречается и западноевропейская живопись, и гравюры.

В 1925 году была создана экспозиция, представлявшая основные художественные коллекции музея.

В 1935 году в Новоиерусалимский музей были переданы коллекции Московского областного музея, раннее располагавшегося в Москве. Одна часть художественного собрания этого музея осталась в Москве, а другая часть фондов была перевезена в Истру. В фондах областного музея находились ценнейшие этнографические и археологические коллекции и библиотека. В свое время в Московский областной музей передавались собрания из таких знаменитых усадеб, как Остафьево, ряда московских особняков. К сожалению, от архива Московского областного музея сохранилось всего несколько документов.

В 1935 году в Новом Иерусалиме был создан новый объединенный музей Московской области. Новым коллективом музея была спешно создана экспозиция по истории Московской области, в которой значительно сократились разделы, посвященные истории монастыря и усадеб. Помещения Воскресенского собора использовались как для показа художественных выставок, так и под фондохранилища.

Последнее перед войной крупное пополнение музея относится к 1939-1940 гг. В эти годы был расформирован музей в Звенигороде, наиболее ценные экспонаты которого были переданы в Новый Иерусалим.

В 1941 году эвакуация областных, городских и районных музеев системы Наркомпроса РСФСР, попавших в прифронтовую полосу, проводилась главным образом силами музейных сотрудников. Как и большинство музеев системы Наркомпроса, Московский областной краеведческий музей (МОКМ) не имел плана спасения ценностей на случай возникновения угрозы для их сохранности.

Музей был закрыт. По разным причинам не успели эвакуироваться всего несколько человек, живших на его территории, пятеро из которых были сотрудниками, готовившими экспонаты к вывозу из музея.

В первую очередь, согласно полученной инструкции, в ящики упаковывали изделия из драгоценных металлов, подлежавших отправке на хранение в Управление драгметаллов Наркомата финансов СССР. К началу войны экспозиция МОКМ располагалась в 42 залах. Сотрудники музея отбирали самые ценные вещи в этих залах и сразу же их упаковывали. Последний из сохранившихся актов свертывания экспозиции датирован 15 августа. Экспонаты в ящиках вывезли в Москву через полтора месяца.

Доставка ящиков в Москву была поручена инспектору Московского областного отдела народного образования (МООНО) Евгении Ивановне Кожуховой и ее брату Сергею Ивановичу — директору Бородинского музея. Занятые спасением фондов музея «Бородино», в Истру уполномоченные по эвакуации музейного имущества Кожуховы смогли приехать только к вечеру 4 ноября. Ожесточенные бои шли в 18-ти километрах от города и дальнобойная артиллерия обстреливала станцию Новоиерусалимская.

К утру 5 ноября Кожуховым удалось «выбить» два грузовика, и ночью ящики были доставлены на станцию и погружены в поезд, который был последним, проследовавшим в Москву от станции Истра. Из Москвы экспонаты Истринского и Бородинского музеев С.И. и Е.И. Кожуховы вывезли в Алма-Ату.

В Казахстане некоторые экспонаты Истринского музея — облачения, потиры, иконы, подсвечники, церковные книги — использовали на съемках кинофильма «Иван Грозный».

В августе 1943 г. имущество Истринского и Бородинского музеев было возвращено из Алма-Аты в Москву. Помещения в Новоиерусалимском монастыре пребывали в развалинах. Ящики с экспонатами, которые вернулись из эвакуации, разместили в Москве в церкви на Берсеневской набережной.

Далеко не все значительные экспонаты были вывезены на Восток, многие предметы оставались в музее, их решено было скрыть в специально оборудованных на территории монастыря тайниках. Об их существовании знали только те сотрудники музея, которые готовили экспонаты к эвакуации и участвовали в сооружении потайных «хранилищ».

Два тайника были оборудованы в Воскресенском соборе. В первом спрятали книги и рукописи, картотеку и инвентарные описи, во втором — церковную утварь, иконы, Евангелия, образцы русских и западных тканей, фарфор, часы, скульптуру. Чтобы замаскировать второй тайник, проем заложили кирпичом и закрасили под цвет стен. Мокрые кирпичи, дабы не вызвать подозрений, носили в собор в чемоданах, а прежде чем употребить их в кладку, просушивали на печи. Но полностью скрыть все оставшиеся фонды сотрудники были не в состоянии, тем более понятие «музейные ценности» отождествлялось у руководства скорее с ценностями материальными: «Кроме указанных ... имеется масса вещей, конечно, не имеющих материальной ценности, но как исторические они имеют некоторую ценность: фарфор до 2000 предметов, металл до 150 предметов /бронза-медь и проч./ картины до 1000 предметов, мебель до 5000 предметов». Эти многочисленные предметы спрятать не удалось. Большинство из них позднее были уничтожены, некоторые стали трофеями неприятеля — их вывезли из страны.

В ноябре-декабре 1941 года город Истра оказался в центре ожесточенных боевых действий под Москвой.

Бой за Истру начался в ночь с 25 на 26 ноября, когда дивизия СС «Райх» предприняла при поддержке 40-го корпуса 10-й танковой дивизии решительный штурм «Истринской цитадели» — ансамбля Воскресенского Новоиерусалимского монастыря. По данным боевого отчета дивизии СС «Райх», «окраина города и, в особенности, цитадель ... были тщательно укреплены...». Перед началом штурма взорам эсэсовцев представилась «крепость ... со средневековыми стенами, переходами и башнями, а также надежными казематами и роскошно-помпезной православной церковью, стоявшей посередине, — мощный и почти неприступный бастион».

Воздушный и наземный бой за город продолжался еще до полутора суток. Во время осады в исторические здания монастырского ансамбля неоднократно попадали снаряды, причинившие им частичные разрушения.

По свидетельству одного из гитлеровцев, «... под многоярусными сводами монастыря, половину которого занимал собор и музей с дорогостоящим собранием старинных картин, фаянса и мебели .., разместился госпиталь, где тяжело раненые немецкие военнослужащие «спасались от бомбежек и холодов».

По данным санитарного лагеря 40 корпуса 10-й танковой дивизии от 27.11.1941 г., в «цитадели» находилось 2400 больных и раненых. «Спасением» от русских морозов для завоевателей, по всей видимости, явились оставшиеся в неотапливаемом соборе коллекции мебели и икон. Ценнейшая коллекция икон полностью сжигается, фонды отделов природы, истории и социалистического строительства уничтожаются.

Немецкое командование стремилось удержаться на Истринском водохранилище и реке Истре, чтобы отвести свои главные силы на рубеж рек Ламы и Рузы. Фашисты взорвали плотину Истринского водохранилища. Уровень воды поднялся до 4-х метров, что затруднило действия наших войск. Одновременно артиллерия противника открыла сильный огонь по городу Истре. Уничтожив такие стратегически важные объекты, как плотину, мосты, переправы, и заминировав подступы к разрушенному городу, 10 декабря 1941 года саперы 614-го полка дивизии СС «Райх» взорвали ансамбль Воскресенского Новоиерусалимского монастыря.

Взрывы сильно повредили Воскресенский собор и его внутреннее убранство, уничтожили верхние ярусы башен крепостной ограды и надвратную церковь. Погибли колокольня и западные опорные пилоны собора, которые несли на себе своды центральной части и шатер ротонды. Одновременно были сожжены все остальные здания монастырского ансамбля. Комплекс Трапезных палат, где располагалась основная экспозиция музея, сгорел, своды второго этажа обрушились. В огне погибли невывезенные экспонаты — коллекции икон, мебели, часть библиотеки, архива и фонды отдела природы.

11 декабря, в ходе тяжелейших боев, город был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

С 1942 г., по мере освобождения советской земли, музеи включаются в работу по учету ущерба, нанесенного гитлеровцами нашей культуре. Первым свидетельством работ по учету ущерба в МОКМ является акт, составленный Комиссией из представителей ГИМа и Института истории материальной культуры Академии Наук СССР.

24-25 января 1942 г. представителями комиссии было установлено: «взорваны: все восемь башен монастырской стены и надвратная церковь над „Святыми вратами“; центральный памятник музея-монастыря, знаменитый Воскресенский собор с колокольней, особенно сильно пострадавший в своих основных частях от взрывов, произведенных в нем немцами, при отступлении из Истры. Сожжены: комплекс зданий — царский дворец, Вифлеемская церковь, настоятельские покои, в которых был размещен Московский областной музей. Кровля сохранилась только над церковью; братский корпус с трапезной (бывший дворец Татьяны Михайловны); три каменных корпуса, примыкающие к северной и восточной стенам монастыря; деревянные одноэтажные постройки, как то: клуб музея в юго-западном углу ограды, канцелярия, две лаборатории и жилой домик сотрудников около Гефсиманской башни сожжены дотла.»

Все спасенные экспонаты, извлеченные из тайников и собранные среди развалин, хранили в ящиках, археологические коллекции были разложены на стеллажах.

В ноябре собранные фонды отправили в Москву, где они были размещены в Госхранилище № 2 на Берсеневской набережной.

Летом 1943 г. сотрудники Истринского музея приступили к составлению списков экспонатов, уничтоженных в период оккупации. Перечни были составлены по следующим видам предметов: картины и портреты, гравюры, иконы, мебель и бытовая утварь, экспонаты отдела природы — всего более шестисот предметов.

Работы по учету урона, нанесенного агрессорами, продолжались в рамках деятельности Чрезвычайной государственной комиссии по установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников.

Среди документальных свидетельств фашистских преступлений против культуры, оглашенных Международным военным трибуналом в Нюрнберге, фигурировали и данные о варварском разрушении Нового Иерусалима.

Установить дальнейшую военную и послевоенную судьбу избежавших огня и взрывов новоиерусалимских экспонатов и по сей день представляется весьма затруднительным. Поскольку Истра постоянно находилась в зоне боевых действий, ее музейные коллекции избежали участи попадания в руки служащих Оперативного штаба Розенберга Министерства оккупированных восточных территорий, спецкоманды Кюнсберга Министерства иностранных дел, научно-исследовательского общества «Наследие предков» или других специализировавшихся на отборе и вывозе в рейх культурных ценностей организаций и подразделений.

По документам личного штаба Гиммлера известен факт отправки в 1943 г. в школу СС в Вевельсбурге небольшого количества картин и икон, вывезенных врачом танковой дивизии СС «Райх» «из одной разрушенной церкви Советской России ... специально для рейхсфюрера СС...». Известно, что в апреле 1945 г. замок Вевельсбург был взорван отступавшими эсэсовцами, попал в руки американских союзников, а после войны находился в Британской зоне оккупации Германии.

Сведения о возможно сохранившихся «вевельсбургских» культурных ценностях требуют дальнейшего изучения.

Документы Центрального сборного пункта культурных ценностей Американского военного командования в Мюнхене указывают, что в феврале 1946 года американские власти располагали сведениями о вывезенных из СССР экспонатах. Среди утраченных культурных ценностей музеев Новгорода, Пскова, Смоленска, Павловска, Гатчины, Петергофа, Воронежа и других городов указаны предметы золотного шитья, иконы, гравюры на меди, монеты из Истры (Нового Иерусалима). Мы хотели бы надеяться, что дальнейшие архивные поиски позволят получить дополнительную информацию о судьбе утраченных нашим музеем коллекций.


© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России