Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Книга 9. Зональная научная библиотека Воронежского государственного университета. Иностранные издания начала XX века. (Утрачено предметов - 567 )

ЗОНАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА  ВОРОНЕЖСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА  
в 1942–1943 годах

Панорама Воронежа. 1943 г.
Панорама Воронежа. 1943 г.

В июле 1942 года немецкая армия оккупировала 30 районов на западе Воронежской области и правобережную часть Воронежа. Оккупация области и города продолжалась до конца января 1943 года.

Культурные ценности Воронежской области и Воронежа были уничтожены и разграблены. В городе находились Областная публичная библиотека с многотысячным книжным фондом, уникальная по своему составу библиотека Воронежского университета (сегодня – Зональная научная библиотека Воронежского государственного университета), музей изобразительных искусств, дом-музей поэта И.С. Никитина. Все имущество Воронежского университета, включая богатейшие библиотечные фонды, осталось в городе.

Оперативный штаб Розенберга, который занимался конфискацией и вывозом культурных ценностей из оккупированных стран Европы, стал вывозить из Воронежа библиотечные собрания.

Книги из города перевозили в Курск. Часть изданий направляли в Оперативный штаб Розенберга, расположенный в Киеве. В своем отчете от 5 января 1943 г. уполномоченный группы «Библиотеки» Оперативного штаба доктор Г. Ней упоминает о том, что в Киеве находятся 7500 старопечатных книг из Воронежа. Эти издания были отобраны для Центральной библиотеки Высшей школы Германии.

Воронежские книжные коллекции интересовали различные службы Оперативного штаба. Представители Главной рабочей группы «Остланд» обратились к штурмбанфюреру Георгу Антону, руководителю Главной рабочей группы «Украина», с просьбой предоставить из Воронежа книги по искусству. В ответном письме штурмбанфюрер сообщал, что отобрать запрашиваемые книги в библиотеках Воронежа невозможно, так как в городе идут бои, а обследование воронежских книг, находящихся в Курске, затрудняется различными обстоятельствами, и в первую очередь нехваткой персонала.

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и других 

опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета

Изображения печатей, штампов и 

других опознавательных помет на книгах Зональной научной библиотеки 

Воронежского государственного университета
Изображения печатей, штампов и других
опознавательных помет на книгах Зональной научной
библиотеки Воронежского государственного университета

Руководство Оперативного штаба Розенберга обратило особое внимание на книги Воронежского государственного университета. Осенью 1942 года штурмбанфюрер Антон подписал инструктивное письмо по обследованию фондов Библиотеки университета. Возглавлял работы доктор Сколауде, в помощь ему направлялся доктор Ней. Штурмбанфюрер Антон отмечал, что в Воронеже «обнаружены достойные внимания книжные фонды, которые были спасены вермахтом и отправлены в Курск». Перед Сколауде и Неем ставились конкретные задачи: 1) отбор фондов Дерптского (Юрьевского) университета, вошедших в Библиотеку Воронежского университета; 2) отбор материала из других фондов, представляющих интерес для Центральной библиотеки Высшей школы и Восточной библиотеки Германии; 3) отправка отобранных фондов обеих категорий в Киев.

В отчете от 3 октября 1942 года доктор Ней сообщал, что ознакомился с библиотекой Воронежского государственного университета и общественной местной библиотекой (800 тыс. томов), перевезенными в Курск. Он отметил, что фонды этих библиотек перевезены частично, «заурядная пропагандистская литература и беллетристика остались в Воронеже». В Курск из Воронежа было доставлено 700 тыс. томов в 11 железнодорожных вагонах. Книги были размещены в одной из городских школ. Ней сообщал, что после того, как представители Экономической команды проведут отбор литературы военно-экономического характера, сотрудники Оперативного штаба приступят к работе с фондами. Ней также отметил, что привезенные книги принадлежали библиотеке Дерптского (Юрьевского) университета, Духовной семинарии, Михайловскому кадетскому корпусу, Педагогическому институту, Дерптской (Юрьевской) женской гимназии и частным собраниям.

Особую ценность представляли издания XVI–XVIII и начала XIX веков. Экономической командой было отобрано 7 тыс. томов из этой категории. В свою очередь, Ней отобрал 1500 книг для Центральной библиотеки Высшей школы и Восточной библиотеки Германии, в том числе около 400 особо редких старых русских книг преимущественно исторического, географического и религиозного содержания. Из-за плохих условий хранения в Курске Ней предлагал направить самые ценные издания в Киев.

14 декабря 1942 года доктор Сколауде также докладывал в Главную рабочую группу «Украина», что отдел пропаганды приступил к обработке книг, вывезенных из Воронежа. В письме он отмечал, что отдел пропаганды не имеет собственного интереса к воронежским фондам и собирается оказывать поддержку представителям Оперативного штаба. Сколауде сообщал, что отбирает книги из следующих категорий: имеющие штемпель Юрьевского (Дерптского) университета; старые издания; русские журналы; русские книги по искусству, истории, этнографии, расоведению. Для отдела пропаганды выделялись книги беллетристического характера.

Просмотр и сор­тировка воронежских фондов продолжались примерно месяц. В результате 15 тыс. томов старых изданий было отобрано для Центральной библиотеки Высшей школы и 6455 томов – для Восточной библиотеки. Особо отмечалось, что большая часть старых изданий имеет кожаный переплет, красивые гравюры и экслибрисы. «Научную значимость этих книг для Высшей школы, служб и институтов рейха не следует недооценивать, – писал доктор Сколауде. – Библиографическая и антикварная, а, следовательно, и материальная их ценность представляется весьма большой. Отбор книг Дерптского (Юрьевского) университета продолжается успешно».

Нацисты уделяли пристальное внимание книгам Воронежского университета, преследуя определенные пропагандистские цели. Оккупационный режим хотел представить себя поборником законности, защитником европейской культуры. Особые интересы нацистов были связаны с прибалтийскими странами, в которых культивировались пронемецкие настроения. Используя просчеты советского руководства, сталинские репрессии в Прибалтике, оккупационные власти представляли себя защитниками эстонцев, латышей и литовцев.

Известно, что в Воронеж из Дерпта (Тарту) во время первой мировой войны была эвакуирована Библиотека Дерптского (Юрьевского) университета. Нацисты считали, что нахождение этих книг в Воронеже незаконно.

Благодаря исследованиям, проведенным С.В. Янц (в 1968–2006 годах она была директором Научной библиотеки Воронежского государственного университета), можно воссоздать достоверную картину появления книг Юрьевского (Дерптского) университета в Воронеже.

Книги, ставшие основой библиотеки Воронежского университета, были пожертвованы научными учреждениями России и отечественными учеными. Как отмечалось выше, книги Юрьевского (Дерптского) университета оказались в Воронеже во время первой мировой войны. Спустя несколько лет после окончания войны правительство Эстонии обратилось к России с требованием возвратить книги. После подписания мирного договора России с Эстонией было определено, что Россия возвращает в Эстонию имущество, в том числе библиотеки, архивы, учебные пособия и прочие предметы Юрьевского (Дерптского) университета. А.В. Луначарский в письме В.И. Ленину указывал, что 400 тыс. томов, которые предлагается возвратить в Дерпт (Тарту), являются коллекцией русских изданий и Народный комиссариат просвещения РСФСР протестует против полного возврата книг. С 19 ноября по 7 декабря 1920 года в присутствии представителей Народного комиссариата иностранных дел РСФСР, Воронежского и Юрьевского (Дерптского) университетов были составлены акты по отбору и покупке книг для университета Воронежа. В результате РСФСР были выкуплены из библиотеки Юрьевского (Дерптского) университета 48 рукописей, из них 12 – принадлежавших эпохе Екатерины II, и рукописи К.М. Бэра. Позже выкуплены другие редкие издания. Наряду с этим, представители Юрьевского (Дерптского) университета передали Воронежскому государственному университету часть книг в подарок.

Небезынтересно, что книги, перевезенные нацистами из Воронежа в Дерпт (Тарту) в 1943 году, принимал директор библиотеки Юрьевского (Дерптского) университета Фр. Пуксоо. В 1920 году он же занимался возвращением книг Юрьевского (Дерптского) университета из Воронежа и великолепно знал, какие книги были тогда куплены Воронежским университетом и какие были ему подарены.

24 апреля 1943 года оккупационные власти с помпезностью, широким привлечением прессы устроили передачу книг из Воронежского университета Юрьевскому (Дерптскому). Было передано 2986 томов, ранее принадлежавших Юрьевскому университету, и еще 1834 книги иного происхождения.

Доктор Ней, обследуя временное хранилище воронежских книг в Курске, отмечал в отчете, что согласно регистрации 1930 года в Воронеже должно быть 316 библиотек. Особое внимание он уделил Общественной библиотеке, имевшей к началу войны 800 тыс. томов.

25 января 1943 года Воронеж был освобожден от оккупантов частями 60-й армии под командованием генерала И.Д. Черняховского.

Официальная справка об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками в период оккупации, приводит страшные цифры: из 20 тыс. жилых домов уничтожено и взорвано 18 277 зданий жилой площадью 1237 тыс. кв. м; разрушено 64 км трамвайных путей; на 92% уничтожен городской коммунальный фонд. Немцы сожгли Городскую публичную библиотеку, Музей изобразительных искусств, Музей революции, уничтожили одно из старейших зданий Воронежа, памятник архитектуры – дом Тулиновых. В результате действий оккупационных войск был разрушен Историко-краеведческий музей, все его ценные экспонаты расхищены, на первом этаже музея немцы устроили конюшню; старинный дом Екатерининской эпохи, в котором помещался музей, был обезображен до неузнаваемости.

Разрушению подвергся и Дом-музей поэта И.С.Никитина. Все стенды экспозиции были разломаны, книги порваны. Библиотека музея была частично уничтожена, частично – выброшена. Погибла большая часть фондов библиотек Педагогического и Сельскохозяйственного институтов Воронежа.

Главный корпус Воронежского университета был взорван фашистами при отступлении, уничтожено и частично вывезено в Германию все оборудование кафедр, кабинетов и лабораторий факультетов. Полностью разрушены и уничтожены фонды Фундаментальной университетской библиотеки (до полумиллиона книг), уникальные издания и коллекции Геологического музея. Биологический корпус университета с личной библиотекой и научным архивом профессора К.К. Сент-Илера сожжен. Взорвано и частично разрушено здание химической лаборатории, где также имелась библиотека.

После освобождения города сотрудники Воронежского университета узнали, что часть библиотечных фондов университета находится в Курске. Возвратить часть принадлежащих университету книг (7 вагонов) удалось лишь в 1944 году. Среди найденных оказались книги, принадлежавшие различным библиотекам города.

Некоторые сведения об уроне, нанесенном библиотечной системе Воронежа и Воронежской области, дают материалы Народного комиссариата просвещения РСФСР. По данным на 15 октября 1943 года была уничтожена значительная часть библиотек этого ведомства.

Значительный урон был нанесен одной из старейших библиотек страны – Областной публичной библиотеке, основанной в 1864 году. По состоянию на 1939 год, ее фонд насчитывал более 600 тыс. томов.К 1 октября 1943 года в Библиотеке имелось всего 5 тыс. книг, и 100 тыс. экземпляров, обнаруженных в Курске.

В Государственном архиве Воронежской области в результате воздушных бомбардировок и артобстрелов с 4 июня 1942 года по 25 января 1943 года были разрушены 3 из 4 архивохранилищ. Находившиеся в них документы (примерно 626 тыс. дел за 1704–1941 годы) погибли – в основном это были дореволюционные фонды. Изданный в 1961 году путеводитель по Государственному архиву Воронежской области свидетельствует об отсутствии многих материалов по истории Воронежской губернии до 1917 года.

Государственный фонд литературы участвовал в восстановлении библиотек Воронежа и Воронежской области. В октябре 1943 года в регион были направлены книги для пополнения фондов областной, трех городских, пятнадцати районных библиотек. Например, только усилиями томских библиотекарей было собрано 20 тыс. книг для Воронежа и сформировано 5 библиотек с фондами в 1000 томов для Воронежской области.

Огромную работу по восстановлению Научной библиотеки Воронежского университета в послевоенное время проводили его сотрудники во главе с директором библиотеки С.В. Янц. Она неоднократно подчеркивала заинтересованность коллектива библиотеки в сотрудничестве с теми, кто мог предоставить любую информацию об утраченных изданиях библиотеки. Однако трудная и длительная переписка и переговоры по возвращению книг из Юрьевского (Дерптского) университета так и не увенчались успехом. Не помогло даже наличие акта передачи книг в Юрьевский (Дерптский) университет Оперативным штабом Розенберга. Коллеги из Дерпта (Тарту) ссылались на отсутствие у них описи, которая должна прилагаться к акту, и считали предъявленные к возврату издания не столь ценными.

Тем не менее, сотрудники Научной библиотеки Воронежского университета уверены, что совместные усилия могут привести к взаимопониманию и решению сложных и деликатных вопросов, связанных с реституцией утраченных культурных ценностей.

Александр Мазурицкий, Ирина Матвеева, Галина Михеева

© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России