Пострадавшие музеи Cводный каталог утраченных ценностей Российской Федерации Поиск по Сводному каталогу

Том 11. Утраченные книжные ценности

Эвакуация фондов Государственной Публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина
Эвакуация фондов Государственной
Публичной библиотеки
им. М.Е. Салтыкова-Щедрина

Таблица №1
Таблица №1

Каталожная карточка зондеркоманды на вывозимую книгу
Каталожная карточка зондеркоманды
на вывозимую книгу

Штамп зондеркоманды на вывозимой книге
Штамп зондеркоманды
на вывозимой книге

Разрушенное здание библиотеки Ростовского университета
Разрушенное здание библиотеки
Ростовского университета

Разрушенное здание Сталинградской областной библиотеки им. М. Горького
Разрушенное здание
Сталинградской областной библиотеки
им. М. Горького

Вид дома-музея П. И. Чайковского в Клину после ухода немцев
Вид дома-музея П. И. Чайковского в Клину
после ухода немцев

Таблица №2
Таблица №2

Таблица №3
Таблица №3

Таблица №4
Таблица №4

Письмо из в/ч № 42181 о найденной в немецком блиндаже книге
Письмо из в/ч № 42181
о найденной в немецком блиндаже книге

С первых дней войны гитлеровское командование проводило массированные воздушные бомбардировки советских городов. Жертвами налетов стали крупнейшие книжные хранилища России. Во время первого налета на Москву 22 июля 1941г. на здание Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина упало 70 зажигательных бомб.

6 августа 1941 г. десятки зажигательных бомб были сброшены на здание Библиотеки Академии наук в Ленинграде. За несколько дней до оставления города Ростова-на-Дону во время бомбежки погибло 250 тыс. томов из фондов областной библиотеки.

В начале войны ряд ценнейших книжных коллекций удалось эвакуировать на Восток. В июле 1941 г. из Ленинграда был отправлен железнодорожный состав из 18 вагонов с книгами из Государственной Публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. В число эвакуированных ценностей входили «Остромирово Евангелие», «Лав-рентьевская летопись«, фонды коллекции «Россика», библиотеки Вольтера и Г.В. Плеханова и другие уникальные коллекции.

В два этапа проходила эвакуация фондов из Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина. Были отобраны рукописные книги, славяно-русские, греческие, западноевропейские и другие ценные издания. В июле 1941 г. отбыла первая партия, она была погружена на баржу и отправлена водным путем. В ноябре-декабре 1941 г., когда гитлеровские армии стояли у стен Москвы, проходила дополнительная эвакуация литературы. В город Молотов (Пермь) было направлено около 750 тыс. экземпляров.

В начале войны Народный комиссариат просвещения РСФСР подготовил проект эвакуации библиотек (см. таблицу № 1).

Книги, которые удалось вывезти из западных областей страны, подвергшихся оккупации, составляли незначительную часть многомиллионных фондов, оставшихся на территориях, занятых фашистскими армиями.

Во время немецкой оккупации здания многих библиотек занимали войска под нужды военных и хозяйственных организаций. Книги выбрасывали на улицу, ими мостили дороги, отапливали помещения...

В 1941 году при германском Министерстве иностранных дел по инициативе Риббентропа была создана специальная «группа Кюнсберга» (ее возглавлял штурмбанфюрер СС барон Эберхард фон Кюнсберг).

Группа Кюнсберга в 1942 г. была преобразована в батальон СС особого назначения. На начальной стадии формирования в него направили 200 человек, в основном военнослужащих из частей СС, в возрасте от 30 до 40 лет. Были образованы 4 роты, в состав каждой входили научные работники — специалисты по различным областям знаний. Батальон подчинялся Риббентропу и Министерству иностранных дел. В специальном положении Верховного главнокомандования вермахта (ОКБ) ему предписывалось: «Отыскивать и обеспечивать охрану материалов, находившихся в оперативном районе, для использования их в целях экономического и политического обеспечения войны«. Значительная часть из отобранных батальоном книг отправлялась в библиотеку, созданную при институте «Кайзер Вильгельм», и различным научным учреждениям Германии.

Роты батальона Кюнсберга придавались крупным армейским соединениям.

На Восточном фронте особо «отличились» вторая и четвертая роты. Именно специалистами второй роты изымались ценные книги из коллекций пригородных дворцов Ленинграда. Четвертая рота активно действовала на Южном направлении.

Для работы с фондами библиотек были созданы специальные инструкции: литература пропагандистского характера уничтожалась или передавалась в отделы пропаганды; экономическая — в разведывательные органы; старопечатные издания, рукописи, книги уникального характера, научная литература отправлялись в Германию.

Военнослужащие батальона вели работу в полосе действующей армии. Сразу же после занятия того или иного населенного пункта наряду с другими объектами культуры под контроль брались все книжные коллекции. После отбора наиболее ценные экземпляры отправляли в Германию. Однако основные книжные потоки на Запад осуществлялись по каналам Штаба рейхсминистра по делам оккупированных территорий А. Розенберга (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg).

Благодарственное письмо графа Шуленбурга майору Кюнсбергу
Благодарственное письмо
графа Шуленбурга
майору Кюнсбергу

Гитлеровцы осуществляют вывоз культурных ценностей с территории России
Гитлеровцы осуществляют
вывоз культурных
ценностей с территории
России

Сопроводительное письмо к партии книг, направленной Северогерманскому научному обществу
Сопроводительное письмо
к партии книг,
направленной
Северогерманскому научному
обществу

Альфред Розенберг считался специалистом по «русскому вопросу». В свое время он учился в Риге и Москве, свободно владел русским языком. Архитектор по образованию, Розенберг выдвинулся в заметные деятели национал-социалистического движения. Он неофициально считался одним из главных партийных идеологов, входил в десятку наиболее высокопоставленных людей рейха.

Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель 5 июля 1940 г. направил приказ командующим немецкими армиями в оккупированных странах Европы, в котором отмечалось: «Рейхсляйтер Розенберг ходатайствовал перед фюрером о разрешении проверить наличие:

1) в государственных библиотеках и архивах ценных для Германии книг и рукописей;

2) в канцеляриях высших церковных властей и масонских лож — направленных против нас политических документов. Рейхсляйтер ходатайствовал также о разрешении на конфискацию соответствующих материалов. Фюрер принял это предложение.»

Штаб, созданный рейхсляйтером Розенбергом, выполнял широкомасштабные пропагандистские задачи на захваченной территории СССР, вывозил культурные ценности. Руководил Штабом генерал Герхард Утикаль.

Крупномасштабные перемещения книг с оккупированных территорий осуществлялись для создания так называемой Остбюхерай (Восточной библиотеки) в Берлине, основанной для сбора материала по изучению восточных земель. Для Восточной библиотеки отбиралась литература, изданная до 1917 г., по марксизму, философии, масонству, еврейскому вопросу, книги по географии, истории, искусству России. Особый интерес представляли издания, выпущенные после 1917г., позволяющие изучать жизнь в СССР. Для Восточной библиотеки предназначались и переводы с иностранных языков, «имеющие значительную гуманитарную ценность и содержащие большевистские введения.»

Часть книг направлялась для библиотеки Высшей школы Национал-социалистической партии (НСДАП) — элитарного «партийного университета».

Что же представляла собой структура Эйнзацштаба Розенберга? В него входили приблизительно 350 специалистов: эксперты по искусству, книговеды, архивариусы. У каждого из них была своя специальная группа вспомогательного персонала. Их деятельность заключалась в тщательном отборе, регистрации, систематизации конфискованных ценностей.

Большое внимание уделялось обследованию библиотек захваченных городов. Отчет советника Государственного архива доктора Моммзена, члена специального штаба «Архивы», во время командировки в Брянск свидетельствует об особом интересе к библиотекам города: «Что касается находящихся в Брянске библиотек, то капитан Венк из местной воинской части на Пушкинштрассе, передал мне следующие данные:

1. Одна библиотека находится на Москауерштрассе и имеет примерно 6000 томов (в большинстве своем — это классическая литература) .

2. Библиотека Института лесного хозяйства содержит 30 000 томов специальной литературы по лесоводству и обработке древесины.

3. Вторая библиотека находится в Брянск-Ост и содержит примерно 5000 — 6000 томов.»

Моммзен сообщает, что немецкие военнослужащие обнаружили в замурованном помещении библиотеку в несколько тысяч томов. Книги находились вместе с коллекцией бабочек и жуков. Аналогичные обследования библиотек проводил Моммзен в Орле. Из его отчета известно, что найденные в Орле книги были собраны в Центральной библиотеке города.

Служащие Штаба занимались также составлением каталогов (алфавитных и предметных) на отобранные книги. На каждую книгу составляли до восьми карточек. Карточки рассылали в Берлин и Киев, из остальных формировали каталоги на местах. Так собирали сведения о каждой изъятой книге. Большую работу по каталогизации проводили на одной из баз Штаба в Риге. Здесь обрабатывали фонды для уже упомянутой Восточной библиотеки. Можно предположить, что на начальном этапе ее создания фонды были рассредоточены в Киеве, Риге и Берлине. Для каждого из мест хранения выделяли порядковые номера. В частности, 7 сентября 1942 г. один из работников Штаба доктор Нерлинг сообщал, что для книг, отобранных для Восточной библиотеки в Минске и в Риге, выделяются номера для каталогизации с 30 000 до 50 000.

В работе с конфискованными книгами были задействованы все структуры Штаба. Работа начиналась с просмотра конфискованной литературы на предмет ее дальнейшего использования. Затем шла сортировка книг, в которой принимали участие отделы учета и контроля, пропаганды и хранения. Книги сортировали с учетом их дальнейшего использования, а именно для пропагандистской работы, для отправки в музей в Линце, для пополнения Восточной библиотеки. Из оставшихся на местах формировались так называемые «центральные» библиотеки, в которые направлялись фонды малых библиотек города либо близлежащих населенных пунктов.

Пока обстановка на фронтах была для Германии более или менее благоприятной, вывоз литературы носил сравнительно ограниченный характер.

В своем докладе на «круглом столе» в Библиотеке иностранной литературы в декабре 1992 г. фрау М. Хиллер из Института Восточной Европы отмечала: «Согласно заявлению, сделанному Розенбергом в 1942 г., культурные ценности, найденные в Советском Союзе, должны были, как правило, временно оставаться на местах. Исключение составляли книги, конфискованные по идеологическим или расовым причинам, которые сразу же должны были быть вывезены в рейх.

Массовое перемещение книг нацисты начали осуществлять в тот период, когда обстановка на фронтах резко изменилась в худшую для них сторону. Практически все, что можно было вывезти, отправлялось в Германию, остальное уничтожалось.

В октябре 1943 г. в Берлин сообщалось о необходимости срочного вывоза библиотеки графа Воронцова из Алупки из-за «вероятной катастрофы — потери вермахтом Крыма». Отмечалось, что 30 тыс. томов имеют не политическую, а историческую ценность.

Работники Штаба докладывали руководству о свертывании работы в Смоленске и Могилеве из-за наступления Красной армии, информировали об активизации вывоза книг, так как города после ухода немецких войск будут взорваны.

Библиотеки из оккупированных городов СССР вывозили в Прибалтику и Восточную Пруссию, затем, если удавалось, в Германию. На территории рейха были определены пункты для перемещенных из СССР культурных ценностей. В основном библиотечные фонды вывозили в монастырь Бонгейм Кемтпен, Хехштедт на Дунае, монастырь в Нижней Баварии, замок Кольмберг, монастырь Банц, Нойшванштайн (Бавария), и др.

2 ноября 1942 г. была образована Чрезвычайная государственная комиссия по установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (ЧГК).

В документах ЧГК приводилась цифра, характеризующая потери массовых библиотек. Она составила более 100 млн томов. Однако в публикациях последних лет, посвященных этому вопросу, речь идет о уничтожении около 200 млн. книг. Требует уточнения и доля потерь библиотек непосредственно Российской Федерации.

Работа по сбору информации была крайне затруднена: нацисты вывозили и уничтожали каталоги библиотек. При уничтожении библиотечных каталогов исчезала вся информация о книгах, ранее входивших в фонды библиотек. Не все ведомства, имевшие в своем распоряжении библиотеки, четко и оперативно представляли в комиссию необходимые данные. Из-за отсутствия проверенных и точных сведений было невозможно установить, что именно было вывезено и уничтожено оккупантами. В учетных документах данные по потерям библиотечных фондов обозначались в одной графе: «вывезено и уничтожено».

Попытаемся показать, что же представляли собой наши библиотеки после ухода нацистов.

Полностью погибли книжные фонды Сталинграда и десяти районов области, находившихся в зоне оккупации. Была разрушена 181 библиотека.

В Орловской области оккупантами были уничтожены и повреждены 115 библиотек, 55 тыс. томов утратила областная библиотека.

Около 30 тыс. томов потеряла Центральная городская библиотека Брянска. Перед войной на территории Брянской области работало 837 библиотек с фондом 1 млн 160 тыс. экз. Большая часть этих фондов была уничтожена.

Накануне войны в Московской области имелось 562 государственные библиотеки, располагавшие книжными фондами в количестве 3,3 млн томов. В конце 1941 г. фашистскими войсками было занято целиком 17 и частично 10 районов Московской области. На этой территории находилось 379 библиотек с фондом 1 107 477 книг.

Оккупанты уничтожили более 200 библиотек, 578 159 экз. книг. Немецкие солдаты использовали переплеты библиотечных книг на подошвы для обуви, а сами книги — для прогрева моторов машин.

Значительный урон был нанесен находившимся в зоне оккупации библиотекам Калужской области. По неточным данным, на этой территории было утрачено более 150 тыс. томов.

До оккупации в Калининской области насчитывалось 315 библиотек с общим фондом более 2 млн томов. На 1 января 1942 г. имелось 183 библиотеки, насчитывающие 710 тыс. томов.

Представление о количестве книжных утрат дают обобщенные сведения ЧГК, сохранившиеся в архиве (см. таблицу № 2).

Востанавливать библиотеки начинали сразу же после освобождения населенных пунктов СССР от гитлеровцев.

К июлю 1943 г. из 4198 библиотек системы Наркомпроса, находившихся в районах, подвергшихся гитлеровской оккупации, было восстановлено 1993. Точные данные по регионам приведены в таблице № 3.

В ноябре 1943 г. начала работу Сталинградская областная библиотека.

К концу 1943 г. в РСФСР было в значительной мере восстановлено большинство городских и районных библиотек.

На завершающем этапе войны библиотечная система Наркомпроса характеризовалась следующими показателями (см. таблицу № 4).

Сеть городских библиотек была восстановлена на 62%, районных — на 85%, сельских — на 47%.

Большую часть библиотек пришлось создавать заново. Особо стоял вопрос о восстановлении фондов областных, краевых и республиканских библиотек, являющихся центральными книгохранилищами своих регионов.

В феврале 1943 г. ЦК ВКП(б) принимает постановление о создании четырехмиллионного книжного фонда при Наркомпросе РСФСР для восстановления разрушенных библиотек. Учреждение Государственного фонда литературы (Госфонда) сыграло решающую роль в восстановлении библиотечной системы страны. Центральное управление Госфонда находилось в Москве. На базе областных, краевых и республиканских библиотек было организовано 35 его филиалов.

Создание Госфонда упорядочило сбор книг для библиотек освобожденных районов. Для областных библиотек собирали комплекты в 25 тыс. томов, для районных — 2,5 тыс., для городских — 5 тыс. экз.

В 1944 г. Госфонд насчитывал более 6 млн томов, а к концу войны составил почти 10 млн книг против ожидаемых 4 млн.

Однако фонды, на основе которых шло восстановление библиотек, в качественном отношении уступали прежним книжным собраниям. Полученные книги не могли восполнить утрату тех изданий, которые создавали так называемый «золотой фонд» книжных собраний в своих регионах.

К сожалению, после окончания войны многие утраченные книжные собрания разыскать не удалось.

Наши войска, вступившие на территорию Польши, Чехословакии, Германии, находили в населенных пунктах книги из советских библиотек.

Например, в Польше на ст. Пшина юго-западнее Освенцима был обнаружен эшелон, в котором находилось 150 тыс. книг и 100 тыс. журналов, вывезенных из Новгорода, Пскова, Витебска и других городов.

Когда советская армия вступила на территорию Германии, специальные бригады Главного политического управления обнаружили некоторое число книг, вывезенных с советской территории. В частности, в районе действий 4-го Украинского фронта было найдено около 1200 тыс. книг, принадлежавших Могилевской городской библиотеке и Псковской городской библиотеке. Для хранения этой литературы был организован специальный склад в Мысловицах, впоследствии в 40 железнодорожных вагонах книги были возвращены в СССР.

После окончания войны книжные собрания, принадлежавшие советским библиотекам, были обнаружены на территории, находящейся в американской зоне оккупации. Например, 24 октября 1947 г. из американской зоны оккупации был передан в СССР 2391 ящик культурных ценностей. 8 вагонов было направлено из Берлина в Киев, 5 вагонов — в г. Пушкин, 4 вагона — в Новгород, 2 вагона — в Минск. Всего в период 1945-1948 гг. из американской зоны оккупации в советскую было отправлено 13 транспортов, в которых значилось 534 120 единиц культурных ценностей (свыше 20 вагонов). Среди них следует назвать 100 тыс. томов, обнаруженных в Оффенбахе. В основном это были книги из белорусских и украинских библиотек.

Из-за давности лет не представляется возможным составить полные списки наших книжных утрат. Прежде всего необходимо сконцентрировать усилия на выявлении данных об утрате наиболее ценных экземпляров. Это можно сделать путем целенаправленного сбора информации о тех редких изданиях, которые имелись до войны в библиотеках, оказавшихся в зоне оккупации, с последующим их сопоставлением с сохранившимися документами немецких служб и организаций, занимавшихся их вывозом. Как правило, редкие издания были собраны в областных библиотеках, музеях, библиотеках учебных заведений. Составляя списки своих утрат, эти организации не всегда уделяли должное внимание конкретным ценным изданиям, хранившимся в их книжных фондах. Например, при составлении списков музейных потерь первое место, естественно, отводилось музейным экспонатам — картинам, скульптурам и т.д.

На запросы относительно книжных потерь областные библиотеки России, вплоть до последних лет, как правило, ограничивались общими сведениями о потерях фондов массовых библиотек, не учитывая сведения из библиотек учебных заведений, музеев, различных ведомственных учреждений. В свою очередь, эти учреждения также уделяли мало внимания книжным фондам.

Для составления списков раритетных изданий, утраченных библиотеками в военные годы, необходимо изучить публикации, относящиеся к довоенному времени, в которых имелась информация о той или иной библиотеке: местную довоенную периодику; библиографические издания; издания, посвященные отдельным библиотекам (путеводители, каталоги и т.д.).

Мы призываем библиотекарей России присоединиться к поиску и сбору сведений об утраченных в годы войны книжных собраниях.



© 2006—2019 Разработка и поддержка: ГИВЦ Минкультуры России